ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как если бы вы солгали ей, сэр? Тони пристально посмотрел на Мака:

— Я понимаю, что ты хочешь сказать, но не желаю наслаивать одну ложь на другую. Леди Уилмонт заслуживает знать правду.

— Прошу прощения, сэр, но если вы не против выслушать мое мнение, то я скажу, что вы совершаете величайшую глупость, какую мне когда-либо приходилось слышать. — Мак покачал головой с сочувственным выражением лица. Очевидно, из-за отсутствия у Тони достаточного разума. — Мой опыт общения с женщинами говорит о том, что чем меньше они знают, тем меньше могут воздействовать на мужчину. Откровенно говоря, сэр, ваша избранница имеет достаточно оснований, чтобы сделать всю вашу оставшуюся жизнь несчастной.

— Спасибо, Мак, я подумаю, — сухо заявил Тони. — Ты предсказал мне интересную перспективу.

— Когда речь идет о женщинах, иногда надо вести себя честно, а иногда лучше держать рот на замке.

— Вероятно, ты прав. Я учту. Твое решение более мудрое, чем то, которого я придерживался до сих пор.

На самом деле он принял единственное решение — заставить Делию влюбиться в него в надежде, что потом она все простит ему. Он считал, что его план имел ряд достоинств, хотя допускал возможность провала. Тем не менее он категорически не хотел начинать их совместную жизнь с обмана. Он любил ее.

Может быть, лорд Кимберли предложит как-нибудь иначе выйти из затруднительного положения, если, конечно, он не пристрелит Тони за то, что тот испортил все дело.

С другой стороны, возможно, его решение стало бы наилучшим выходом из всех проблем.

— Она еще не вернулась? — спросил Тони, входя в дом и закрывая за собой дверь. Он отсутствовал значительную часть дня. Мак, как всегда, находился на своем месте.

— Нет, сэр. — Мак с любопытством посмотрел на него. — Могу я спросить, как прошла встреча с его светлостью?

— Нехорошо, совсем нехорошо, — ответил Тони и направился в свою комнату. В данный момент ему хотелось побыть одному, чтобы собраться с мыслями и решить, что делать дальше.

Сказать, что лорд Кимберли не слишком хорошо воспринял признание Тони, значит ничего не сказать. Даже сейчас, спустя несколько часов, Тони все еще никак не мог отойти после головомойки начальника. Конечно, он заслужил ее. До сих пор никогда не возникало проблем с женщинами. Разрешалось даже переспать с той или иной в ходе выполнения задания, особенно если такой подход к делу способствовал приобретению нужной информации. Но в данном случае речь шла не об обычной женщине, а о племяннице герцога Роксборо — не просто влиятельного человека, а главы их организации. Он уже имел печальный опыт с использованием своей племянницы в расследовании, которое затянулось более чем на полгода, стоило жизни хорошему сотруднику, разрушило репутацию молодой женщины, подвергло ее риску нового скандала, а также реальной опасности и, кроме того, потребовало значительных ресурсов департамента.

Тони неблагоразумно заметил, что он не виноват в происшедшем, что Кимберли воспринял как оскорбление. Однако надо отдать ему должное: он отнесся с некоторым сочувствием к затруднительному положению Тони и к его решению, что брак с леди Уилмонт — самый хороший выход после завершения дела, в котором заинтересован герцог. Кимберли хотел, чтобы Тони и остальные сотрудники продолжали выполнять свое задание под видом обслуживающего персонала. Как и Тони, он испытывал чувство, что в доме леди Уилмонт что-то неладно, хотя убедительных оснований для такого подозрения не существовало. Тем не менее они привыкли прислушиваться к своему внутреннему голосу.

Кимберли совсем не обрадовало, что Тони собирается оставить службу в департаменте по завершении дела, и высказался по данному поводу очень резко. В общем, встреча прошла не очень приятно.

Тони вошел в свою комнату и закрыл за собой дверь. В небольшой, но вполне достаточной для его, или, вернее, Гордона, нужд комнате стояли кровать, комод и письменный стол. Ему приходилось жить в комнатах, существенно больше этой, но он очень редко бывал в них. Только с недавних пор он проводил в Лондоне больше времени, чем где-либо. Разумеется, он владел городским домом где-то в центре, который достался ему как часть его наследства, но он еще ни разу не видел его. О делах такого рода тоже надо подумать.

И все же Тони не мог сказать, что день сложился для него совершенно неудачно. Он сделал некоторые приготовления, чтобы обеспечить Делии ряд приключений, после которых, согласно ее списку, она должна разделить с ним постель. Он улыбнулся при мысли о своей задумке. Сегодняшний день она никогда не забудет, ведь он устроит для нее нечто незабываемое.

Тони сел за письменный стол, взял лист чистой бумаги и ручку, задумался и затем написал несколько строк. Он сложил письмо и запечатал его. Оно должно хорошо сработать.

Тони приладил усы, глядя в маленькое зеркальце над умывальником, проверил, расправлены ли брови, посыпал волосы дополнительно пудрой. Он уже привык использовать также кусочки ваты, подкладывая их под щеки, и очки, так что почти не замечал их, однако пудра, усы и накладные брови чертовски раздражали его. Вообще ему не нравилось гримироваться под Гордона, и он уже готов во всем признаться Делии, чтобы избавиться от роли дворецкого и воспользоваться своими шансами на успех в естественном облике Сент-Стивенса.

Конечно, его шансы могут сойти на нет, но он никогда в жизни не отступал без борьбы и не думал отступать сейчас. Он любил Делию и хотел оставаться с ней до конца своих дней.

Тони вернулся в прихожую как раз к прибытию Делии и ее сестры. Они обе пришли в хорошем настроении, и вместе с ними прибыли большие свертки.

— Гордон, у нас сегодня очень удачный день, — известила Делия, глаза которой сверкали от возбуждения. — Мы сделали множество замечательных покупок: ткани, льняное постельное белье и многое другое, чего я уже не помню. Вы не будете столь любезны распорядиться отнести все вещи наверх?

— Сию минуту, миледи. — Он протянул ей письмо. — Прибыло во время вашего отсутствия.

Делия смотрела на письмо несколько секунд, как бы обдумывая: прочитать ли его сейчас или подождать, когда она останется одна.

— Открой его сейчас, Делия, — посоветовала мисс Эффингтон с нетерпением. — Очевидно, оно от лорда Мистери.

Тони посмотрел на Мака, который всеми силами старался сдержать улыбку.

— Хорошо. — Делия развернула письмо и прочитала его про себя, после чего лицо ее расплылось в медленной удовлетворенной улыбке.

— Что там? — настойчиво поинтересовалась мисс Эффингтон.

— Короткое сообщение, — тихо проронила Делия, продолжая изучать письмо. — Карета прибудет за мной на заре через три дня. — Делия подняла голову. — Подпись «Сент-Стивенс» и все.

Она сказала сестре не все, но Тони был рад, что она не стала с ней делиться остальным.

— И никаких сведений о том, что он намеревается сделать? — Мисс Эффингтон нахмурилась, явно разочарованная. — Должна сказать, он вызывает раздражение своей лаконичностью.

— А я думаю, она только возбуждает интерес, — решительно заявила Делия. — Приключение обязательно должно содержать сюрприз.

— Нуда, — пробормотала мисс Эффингтон. Делия посмотрела на сестру:

— Кажется, ты завидуешь.

— О, Делия, я никогда в жизни никому так не завидовала, как тебе. — Мисс Эффингтон улыбнулась. — Обещай, что потом все подробно расскажешь мне.

— Со всеми подробностями? — Делия удивленно приподняла бровь. Она встретилась взглядом с сестрой, и обе женщины дружно рассмеялись.

Тони надеялся, что Делия все-таки не станет делиться всеми подробностями. Очень трудно пытаться завоевать сердце женщины, в то время как другая внимательно следит за его усилиями. Особенно если другая женщина относится к нему недоброжелательно. Нет, точнее ее отношение можно характеризовать следующим образом: если бы речь шла о спортивном соревновании, то она, несомненно, болела бы за его противника.

— Ну, мне пора. — Мисс Эффингтон обняла сестру. — Я приду завтра утром с рабочими и швеей или двумя и подумаю, что еще может потребоваться.

46
{"b":"1154","o":1}