ЛитМир - Электронная Библиотека

— Какой я мудрый, — тихо произнес Тони.

— Однако я не намерена снова выходить замуж за человека, о котором почти ничего не знаю.

— Даже в том случае, если ты сочтешь меня неотразимым?

— Особенно тогда.

— Очень разумно с твоей стороны. — Он прислонился спиной к дереву, скрестил руки на груди и улыбнулся. — Я весь в вашем распоряжении, миледи. Задавайте свои вопросы.

— Прекрасно. Теперь что касается вопросов… — Она сцепила руки за спиной и начала ходить перед ним на манер школьной учительницы. — Мой дядя хорошо отзывается о тебе, так что твоя репутация и семья не вызывают сомнений. — Она взглянула на него. — Я знаю также, что ты участвовал в войне. Что ты там делал?

Он немного помолчал, как бы решая, что сказать, затем тяжело вздохнул:

— Я занимался сбором информации.

Делия резко остановилась и уставилась на него:

— Ты был шпионом?

— Можно и так назвать.

— Я никогда раньше не встречала шпиона.

— И ты находишь такое занятие привлекательным? — В его глазах промелькнули насмешливые искорки.

Она засмеялась. Увидеть шпиона действительно казалось довольно привлекательным или по крайней мере интригующим.

— Ты до сих пор являешься шпионом?

— Увы, времена шпионов в британской военной разведке закончились вместе с войной.

— Что же тогда делают шпионы в отставке?

— Каждый занимается тем, чем может, хотя, конечно, потребность в бывших шпионах невелика. По крайней мере в нашей стране. — Он пожал плечами. — Я немного путешествовал после окончания войны и делал разнообразные попытки найти себе применение. В настоящее время я оказался в необычном для меня положении, приняв титул и обязанности виконта, к чему совершенно не готов.

— Насколько мне известно, ты унаследовал титул от своего брата.

Он единокровный брат. Мой отец женился на моей матери уже в пожилом возрасте. Она не пережила моего рождения. Мой брат был на шестнадцать лет старше меня. Отец умер, когда я еще ходил в школу, и обо мне заботился брат, проявив большое великодушие со своей стороны. — Тони рассказывал о своей жизни таким лишенным эмоций тоном, словно речь шла не о его жизни, а о жизни другого человека, которого он едва знал. Он излагал факты, словно отвечал вызубренную таблицу умножения или перечислял на память континенты мира. — Жена моего брата умерла несколько лет назад, и, поскольку не имела детей, я оказался единственным наследником.

— Вы любили друг друга?

— Между нами не сложилось ни особой любви, ни особой неприязни. — Тони покачал головой. — Нас с братом ничего не связывало, кроме крови. Я, конечно, сожалел, когда он умер, хотя едва знал его.

— Очень печально, — тихо промолвила Делия.

— Почему? — В глазах его светилось любопытство. — Я не испытывал особой печали. Просто такова жизнь.

— Ты мог почувствовать себя ужасно одиноким.

— Я никогда не считал себя таковым.

— В самом деле? Как странно. — Делия посмотрела на него с любопытством. — Я не могу представить жизнь без родственников. Я всегда имела кого-то, с кем можно поговорить, поделиться своими проблемами или своими…

— Приключениями? — насмешливо вставил он.

— Разумеется. — Она улыбнулась и покачала головой. — Должна признаться, мне очень страшно без людей, без семьи, когда я не могу ни с кем поделиться своими мыслями. После смерти мужа я провела несколько месяцев с родственницей моей матери в Озерном краю. Надо сказать, она очень замкнутая личность и почти так же необщительна, как и я. Тем не менее она нуждалась в моем присутствии.

— А ты нуждалась в ней?

— Нет. Как ни странно, я хотела только побыть наедине с собой и многое обдумать. Мои поступки…

— Ты имеешь в виду брак с лордом Уилмонтом? Она кивнула:

— И кроме того, причины, по которым я пошла за него.

— Любовь всех нас делает немного глупыми.

— Да, я тоже так думаю.

Она сдержалась, чтобы не сказать ему, что с Чарлзом у нее не было любви, а лишь страстное стремление испытать нечто волнующее, а также соблазн познать вожделение, что для порядочных, хорошо воспитанных молодых женщин не полагалось знать и тем более хотеть. Какое мнение он составил о ней? Вероятно, считал, что она вдова, опытная женщина, которая многое познала и испытала желания, неприемлемые для незамужней женщины. Она сочла разумным не раскрывать того, что случилось на самом деле.

И все же она хотела, чтобы он знал, что она питает к нему такие чувства, каких еще никогда не испытывала. Они походили на странную смесь нежности и желания, которую она не хотела называть любовью, хотя подозревала, что ее чувство именно любовь.

— Я тоже чувствую себя немного глупым. — Он протянул к ней руки и привлек в свои объятия.

— Нас может кто-нибудь увидеть здесь, милорд.

— Здесь никого нет. — Он склонил голову и прижался губами к ее шее сбоку. По спине Делии пробежала дрожь. — В такой ранний час в парке никто не гуляет.

— Вот почему ты его выбрал. — Она вздохнула, наслаждаясь его близостью, его теплом… и предвкушением чего-то неизведанного.

— Конечно, — пробормотал он, касаясь губами ее шеи.

— Тони. — Она отстранилась и посмотрела ему прямо в глаза. — Я считаю месяцы, проведенные в Озерном краю, чем-то вроде добровольной ссылки, своеобразного наказания, если хочешь. Я не могла там спокойно спать и не спала нормально после возвращения.

— Наказание продолжалось? — Уголки его губ насмешливо дернулись кверху.

— Вероятно. Мое состояние не менялось, пока я полностью не распрощалась с Чарлзом…

— Что? — Он нахмурился в замешательстве. Она замотала головой.

— Глупо, конечно, и не имеет реального смысла, однако после окончательного прощания с мужем я решила жить самостоятельной жизнью по своим собственным правилам.

— Ты уже говорила о своем решении.

Делия сделала глубокий вдох, набираясь храбрости. Она дала понять ему, что решила жить по-своему, если хочет стать частью ее жизни. В противном случае лучше сразу все выяснить и расстаться.

— Моя самостоятельная жизнь включает желание стать, — она постаралась не поперхнуться словами, — опытной женщиной.

Глаза его расширились, а брови удивленно взметнулись вверх.

— В самом деле?

— Да. — Делия приподняла подбородок и посмотрела в его темные глаза, наградив самой соблазнительной улыбкой. — Поскольку еще не настало время для моего следующего приключения, я, живя по своим собственным правилам, хочу поставить в своем списке пожеланий на первое место наше обоюдное стремление разделить твою или мою постель.

Лицо Тони расплылось в улыбке.

— Я знал, что верблюд — выдающаяся идея.

— Конечно, именно верблюд убедил меня сделать перестановку пунктов в моем списке. — Затем она подняла глаза к небу. — Однако есть условия.

Он застонал, но продолжал крепко обнимать ее.

— Как всегда, условия.

— Во-первых, — она прижалась к нему и слегка коснулась губами его губ, — я не хочу отказываться от оставшихся приключений, которые ты запланировал на сегодня.

— Согласен.

— А во-вторых, я вспомнила, что упустила еще кое-что, чего никогда не делала в жизни и что ты можешь легко восполнить.

— Оно тоже зачтется как необычайное приключение?

— Все целиком зависит от тебя, дорогой лорд Сент-Стивенс. Видишь ли, — она обняла его за шею и прижалась губами к его губам, — меня еще никогда не соблазняли в карете.

Глава 16

Делия очень хотела увлечь виконта в свою постель. Прямо сейчас. Сию же минуту. Тони неловко заерзал в карете.

Он, конечно, хотел того же. Хотел почти с самого начала. Однако чувствовал себя в роли соблазняемого, что не очень нравилось ему.

Делия отвернулась от окна и многозначительно улыбнулась.

Возможно, все не так уж плохо.

Она развернулась на сиденье лицом к нему:

— Ну?

— Что — ну?

— Ну… — Она сделала неопределенный жест. — Ты собираешься… то есть… не хочешь ли…

50
{"b":"1154","o":1}