ЛитМир - Электронная Библиотека

Делия переводила взгляд с одного мужчины на другого.

— Значит, Гордон вернется?

— Насколько мне известно, миледи. — В голосе Мака прозвучали нотки сожаления.

— Хорошо. — Она внимательно посмотрела на Мака. — Надеюсь, теперь вы чувствуете себя лучше, Макферсон.

— Я тоже надеюсь, мэм, — пробормотал Мак.

Делия немного помолчала, обдумывая, что делать дальше, затем слегка расправила плечи, исполненная решимости и пренебрежения к условностям.

— Лорд Сент-Стивенс проявил интерес к обновлению комнаты, которое я и моя сестра только что завершили.

Она кивнула на Тони с волнением и озабоченностью в глазах, не уверенная в том, что поступает правильно. Ей хотелось верить, что он поймет ее. А Тони ее невинное очарование тронуло до глубины души. Должно быть, она хотела выглядеть опытной женщиной, не заботясь о правилах приличия, однако такое поведение неестественно для нее и потому требовало большого мужества. Она просто восхитительна.

— Милорд? — Делия вопросительно приподняла брови.

— Я задержусь ненадолго. Мне надо поговорить с Макферсоном и убедиться, что он восстановился от последствия своего ранения на войне.

Очень разумно. — Она улыбнулась обоим мужчинам и начала медленно подниматься по лестнице, покачивая бедрами при каждом шаге и держа за ленты свою шляпу, которая тоже раскачивалась. Сама чувственная невинность!

Оба мужчины наблюдали за ней, пока она не исчезла на верхней площадке лестницы.

— Мне кажется, вы уже видели обновленную комнату, сэр, — мягко заметил Мак.

— Не так, как сейчас, — пробормотал Тони. — Кстати… — Тони сделал глубокий успокоительный вдох и постарался не думать о том, что его ждет в переоборудованной спальне Делии. — Я старался наблюдать за целой армией людей, которые наводнили дом в последние дни. Теперь они ушли. Ты не заметил ничего необычного?

Тони, Мак и миссис Миллер вместе с остальными «слугами» все время вели наблюдение за людьми, работавшими в доме. Если бы кто-то попытался искать здесь что-то, то ремонт — лучшая причина пробраться сюда под видом одного из рабочих.

— Ничего не заметил, сэр, хотя сегодня во время вашего отсутствия миссис Миллер обнаружила потайную нишу в панели гостиной возле камина, где Уилмонт мог хранить ценные вещи. Но там все пусто.

— Миссис Миллер обнаружила ее?

— Она занималась уборкой, сэр. — Мак поморщился. — По крайней мере она так сказала.

— Конечно. — Тони спрятал улыбку. — А какие женщины участвовали в обновлении комнаты?

Среди рабочих насчитывалось несколько женщин, занимавшихся шитьем покрывал, штор и прочих вещей, которые мисс Эффингтон считала необходимыми для комнаты.

— В их поведении не содержалось ничего подозрительного, сэр, и должен сказать: сестра леди Уилмонт установила здесь железный порядок. — Мак улыбнулся. — Мы могли бы использовать ее во время войны. С такими женщинами мы, вероятно, гораздо быстрее победили бы французов.

— Они составляют цвет британских женщин и являются силой, с которой надо считаться. — Тони рассмеялся и направился к лестнице.

— Сэр! — Мак неодобрительно сморщил лоб. — Конечно, не мое дело…

— Разумеется. — Тони пристально посмотрел на него. Очевидно, несуществующий дворецкий Делии — не единственный, кто любил леди Уилмонт и хотел бы защитить ее.

— Тем не менее… — Мак немного помолчал. — Я разговаривал с другими нашими людьми, и нам стало жалко леди Уилмонт.

— В самом деле?

— После скандала и смерти Уилмонта, по правде говоря, департамент совершил ошибку, втянув ее в свою игру, и мы все чувствуем себя ответственными за обман. И вы тоже обманываете…

— Я ценю твою попытку выпутать меня из игры.

— Не стоит благодарности. — Мак посмотрел ему прямо в глаза. — Мы беспокоимся за леди Уилмонт.

— О? — Тони удивленно приподнял брови.

— Она считает нас слугами, сэр, однако относится к каждому из нас очень доброжелательно. Совсем не так, как мы ожидали, и нам очень не хотелось бы видеть, что кто-то обижает ее.

— Да?

— Мы все единодушны, сэр, и знаем, что нас могут отправить на виселицу, но мы достаточно хитры и сделаем так, что никто ничего не узнает. Тело не найдут и все такое.

— О чем ты, Мак?

— Нам бы не хотелось совершать непоправимое, сэр, но если вы обидите ее, вызовете еще один скандал или разобьете ее сердце, — Мак распрямил плечи, — мы убьем вас.

— Понятно. — Тони внимательно посмотрел на него. Он не сомневался, что Мак и все остальные выполнят свою угрозу, и ощутил некоторые угрызения совести. В голову полезли неутешительные мысли. — А что, если она разобьет мое сердце?

— Мы поможем утопить в вине ваше горе. — Мак усмехнулся. — И не важно, сколько времени потребуется на успокоение и сколько из нас выйдет из строя.

— Я признателен вам за солидарность. — Тони не мог наказать Мака за такое откровение. Он хорошо понимал, как люди относятся к Делии. Тони сам скорее поплатился бы жизнью, чем причинил бы ей вред, хотя предпочитал жить долго и счастливо с ней. — Может быть, тебе будет легче, если ты узнаешь, что она согласилась стать моей женой?

— Конечно, сэр. — Мак облегченно вздохнул. — Нам бы очень не хотелось убивать вас.

— Приятно слышать.

— Когда?

— Что когда?

— Когда вы женитесь на ней?

— Как только все образуется, — пообещал Тони, — и я найду подходящий способ покончить с нашим обманом.

— Мы, конечно, поддержим ваше решение, но, может быть, у вас уже есть какие-нибудь соображения насчет…

— Ты имеешь в виду свое предложение вообще ничего не говорить ей? — Такая идея не покидала его голову. Но он не допускал мысли сохранить в тайне всю ложь. — Я думал об этом, однако, если она должна стать моей женой, если я люблю ее, как могу я утаить такое от нее?

— Мне кажется, сэр, — твердо проговорил Мак, — если вы любите ее, то должны скрыть свой обман.

Тони провел рукой по волосам.

— Я пока не знаю, как лучше поступить. Мак на секунду задержал на нем свой взгляд.

— Желаю вам всего наилучшего, сэр. — Он взглянул на верхнюю площадку лестницы. — И удачи во всем.

— Благодарю. Я постараюсь. — Тони начал подниматься по лестнице. — Сейчас в самый раз прочесть молитву или две.

— О да, сэр, — бросил Мак ему вслед. — Думаю, вы правы.

Глава 17

— Я хочу оставаться до конца честной с тобой. — Делил ходила по комнате, сжимая руки, — привычка, которую она не могла побороть. — Думаю, честность очень важна, когда речь идет о браке. Как ты считаешь?

Ответа, естественно, не последовало, поскольку Тони пока еще не пришел в комнату. Он и Макферсон, по-видимому, продолжали обмениваться воспоминаниями о войне, и она не возражала. Ей надо немного побыть одной. Она почему-то ужасно нервничала.

Делия не изменила своего решения разделить с Тони постель и, помимо томления и страстного желания, испытывала неясное чувство, которое, должно быть, называется любовью. Несомненно, она любила, иначе как объяснить то, что она попросила его жениться на ней? И почему она захотела отказаться от независимости, которую едва вкусила, и от желанных приключений, ради того чтобы провести оставшуюся жизнь в качестве его жены? Она не представляла, что брак сам по себе может выглядеть как приключение. Однако раньше она не думала, что выйдет замуж за человека, которого полюбит.

— Я должна сказать тебе… то есть… объяснить. Боже, она сама чувствовала, что все слова выходят ужасно нелепыми. Что же она собирается сказать?

«Тони, я не любила Чарлза и легла с ним в постель только потому, что моя жизнь была обречена на скуку, а он увлек меня волнующим, опасным и запретным приключением».

О, тогда она может показаться женщиной, лишенной всякой морали. По меньшей мере шлюхой. Глупо и наивно!

Тони характеризовал себя как консервативного человека со старомодными взглядами и, хотя он не выглядел таковым в карете, вполне мог проявить подобные качества в отношении женщины, которая должна стать его женой.

53
{"b":"1154","o":1}