ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Миф. Греческие мифы в пересказе
Анонс для киллера
Жизнь без комплексов, страхов и тревожности. Как обрести уверенность в себе и поднять самооценку
Всеобщая история любви
Рой
Презентация ящика Пандоры
Озил. Автобиография
И тогда она исчезла
Стэн Ли. Создатель великой вселенной Marvel

— Делия! — Он нахмурился. — Что с тобой?

— Не знаю. — Ей следовало смутиться хотя бы немного, но она ничего такого не чувствовала. Только слегка покраснела от предвкушения. Она поднялась на ноги, сняла через голову сорочку, отбросила ее в сторону и трепетно улыбнулась ему. — Ты идешь ко мне?

В одно мгновение Делия оказалась в его объятиях, ее тело плотно прижалось к нему, почувствовав его твердую возбужденную плоть. Они повалились на постель и дали волю неистовой страсти. Ей безумно хотелось ласкать его и слиться с его телом. А он руками, губами и языком не оставлял без внимания ни одну частичку ее существа.

Он взял в рот ее грудь, отчего у нее перехватило дыхание. Языком и зубами он возбуждал ее, играл с ней, пока все существо Делии не сосредоточилось на необычайном ощущении, которое возникало от прикосновения его губ к разгоряченной чувствительной коже. Она подумала, что можно вполне умереть от такого наслаждения.

Его рука прошлась по ее животу и спустилась ниже, к завиткам волос между ног. Она выгнулась навстречу, поощряя его. Его пальцы коснулись нежных складок. Делия застонала и, в свою очередь, протянула руку, обхватив его восставший член. Дыхание Тони участилось. Она ощущала ладонью горячую твердость. Его пальцы нащупали у нее чувствительное местечко, и она охнула, широко раскрыв рот. Он ласкал ее с постепенно нарастающим ритмом, и ее дыхание все учащалось. Ее рука, непроизвольно подчиняясь ритму, двигалась вдоль его возбужденной плоти. Напряжение внутри ее нарастало, приближая ее к чему-то недостижимому, ранее недоступному. Она услышала странные стенания и поняла, что они исходят от нее.

Тони резко прекратил свои ласки и, прежде чем она успела выразить протест, раздвинул ее колени и устроился между них. Он замер на мгновение, склонясь над ней, и посмотрел ей в глаза.

— Делия, я…

— Тони! — Она вздохнула с нетерпением и, протянув руки, привлекла его к себе.

Он легко вошел в нее медленным твердым движением, и их слияние стало полным и безупречным. Какое-то время он лежал неподвижно, погрузившись в нее, и она наслаждалась незнакомым ранее прекрасным ощущением. Затем он слегка приподнялся и снова опустился, войдя в нее еще глубже. Его движения начали повторяться, становясь с каждым разом все сильнее и сильнее. Она обвила его одной ногой и двигалась навстречу ему.

Ритм возрастал, и она крепко сжимала его тело. С каждым движением где-то в глубине у нее нарастало напряжение. Он толчками входил в нее, и она выгибалась, поднимая бедра навстречу ему. Они совершали своеобразный танец, в котором двигались так же согласованно, как тогда на балу, словно слившись воедино. Он погружался в нее все сильнее и быстрее. Жар его тела распространился, обволакивая и поглощая ее. Она стонала от переполняв; шей ее радости и неослабного желания.

Он давил на нее, мял ее податливое тело, приближая к желанной вершине, к которой она стремилась.

Внезапно нарастающее напряжение достигло кульминации, и наступила благословенная разрядка. Она вскрикнула, по ее телу разлились волны блаженства, поступая в каждую клеточку. Она тяжело дышала, сердце гулко билось в груди, а перед глазами плыли синие с золотом полосы.

Тони по-прежнему крепко сжимал ее, усиливая толчки. Внезапно он застонал, его тело содрогнулось, и он наполнил ее своим теплом. Она обняла его, пока он неподвижно лежал на ней. Они постепенно начали расслабляться, и она еще некоторое время удерживала его.

Наконец он приподнялся и ошеломленно посмотрел на нее с улыбкой на лице:

— Ну как?..

— О Боже! — Она пыталась восстановить дыхание. — Это было…

Он осторожно скатился с нее, и она почувствовала сожаление. Он придвинулся к ней сбоку и подпер голову рукой.

— Что ты хотела сказать?

— О Боже, это было… — Она провела пальцем по его груди.

— Великолепно?

Ее охватило странное желание засмеяться:

— Если я скажу, то мои слова западут тебе в душу.

— Возможно. — Он усмехнулся. — Я говорил, что мне нравятся твоя кровать и твоя комната?

— Тебе они не могли не понравиться. — Она рассмеялась. — Все делалось с мыслью соблазнить тебя.

— И хорошо сработало, — тихо пробормотал он.

— В таком случае я могу предположить, что ты не разочарован?

— Ты можешь не сомневаться. А я, в свою очередь, могу предположить, что оправдал твои надежды на то, что, — он откашлялся, — мои старания можно назвать многообещающими?

— Вполне. Хотя… — Делия посмотрела на него и озорно улыбнулась. — Я подозреваю, что в дальнейшем будет гораздо лучше, чем можно себе представить. — Затем она притянула его голову и прижалась губами к его губам. — Мне кажется, сегодня случилось самое интересное и необычайное приключение, какое только могло быть.

Глава 18

— Тебе не кажется, что подниматься вслепую с повязкой на глазах — уже слишком? — обратилась Делия к Тони, цепляясь за его руку, которая поддерживала и направляла ее. Они взбирались по, казалось, бесконечным пролетам лестницы, представлявшей собой нечто изогнутое, спиралевидное, извивающееся. По крайней мере такое сложилось впечатление у Делии. — Я чувствую себя крайне нелепо.

— Вздор, ты выглядишь довольно интригующе. По крайней мере для меня, хотя, пожалуй, найдутся мужчины, которые едва ли оценят женщину с завязанными глазами, — заверил Тони, поднимаясь немного выше ее. — Впрочем, мне трудно представить, чтобы мужчина выражал недовольство тем, что женщина находится полностью в его власти. Особенно упрямая и своевольная.

— Я рада, что хотя бы одному из нас подобное путешествие доставляет удовольствие.

— Чепуха, Делия. Ты тоже должна испытывать удовольствие. Когда не знаешь, где находишься, такое состояние действует возбуждающе. — Он сжал ее руку. — Кроме того, данное приключение не произведет должного эффекта, если не будет сюрприза.

— Но люди, конечно, обратили внимание на мужчину, ведущего женщину с завязанными глазами. На улицах Лондона редко можно увидеть такое.

— Ты наверняка будешь удивлена, — усмехнулся Тони. — Однако я принял меры предосторожности, чтобы ограничить чрезмерное привлечение внимания. На голове у тебя глубокая шляпа с широкими полями, сделанная специально по моему заказу…

— И все ради приключения, — тихо отозвалась она.

— К тому же твоя повязка напоминает бинты. Я обо всем позаботился, и мы вышли из кареты прямо к…

— Куда? — Она повторяла свой вопрос уже много раз. Тони засмеялся:

— Скоро скажу, упрямое ты создание. Ты же не думаешь, что я раскрою секрет теперь, когда мы почти добрались до цели?

— Да, приключение действительно с сюрпризом, — подтвердила она.

— В такой поздний час нас никто не видел, за исключением нескольких порядочных джентльменов, которые помогли мне его устроить, и еще одного джентльмена, сопровождающего нас сейчас с фонарем. Я объяснил им, что с тобой произошел несчастный случай. — Тони остановился, наклонился к ней и понизил голос: — Весьма трагический. С верблюдом. Они все отнеслись к тебе с сочувствием.

— Я вполне заслужила их сочувствие. — Делия засмеялась.

Его отказ сказать ей, что ждет ее впереди, лишь обострил предвкушение чего-то необычного. За исключением того факта, что они никак не могут добраться до верха неизвестного ей объекта, отсутствие информации о нем и невозможность что-либо увидеть вызывали дополнительное волнение.

Делия улыбнулась. Она считала, что Тони напрасно опять устроил ей новое испытание, чтобы она пережила еще одно приключение. Он уже обеспечил ей его сегодня.

— Чему ты улыбаешься?

— Как ты думаешь, если бы я сосредоточилась, то могла бы точно определить, где мы находимся, путем простого подсчета ступенек, а потом исключить строения, которые не могут соответствовать моим подсчетам?

— Думаю, могла бы. И сколько же ты насчитала ступенек?

— Я не сказала, что сосчитала, я сказала, что могла бы сосчитать.

Делию слишком обескуражили и взволновали действия Тони, чтобы делать что-то целесообразное вроде подсчета бесконечного числа ступенек. Кроме того, она не думала о них, пока они не забрались уже на значительную высоту. Правда, она заметила, что подъем нельзя назвать непрерывным. Время от времени они оказывались на ровной площадке, пройдя по которой немного вновь начинали подниматься. Теперь она не сомневалась, что они взбираются по винтовой лестнице с площадками на разных уровнях и сейчас совершают очередной виток. И все-таки трудно понять, где они находятся, хотя она чувствовала, что забирается высоко, поэтому тяжело дышит, словно гончая собака после преследования дичи.

56
{"b":"1154","o":1}