ЛитМир - Электронная Библиотека

— К твоему семейному статусу мы еще вернемся, — резко остановила она его. — А сейчас я хочу знать правду обо всем случившемся.

— Может быть, если ты успокоишься…

— Успокоюсь? Ты хочешь, чтобы я успокоилась? Черт побери, моя экономка убивает моего мужа, а я должна оставаться спокойной?! Я вышла замуж за своего дворецкого, и все мои слуги являются шпионами! Да, шпионами! — Глаза ее яростно сверкали. — Теперь я ни за что не успокоюсь!

— Может, поможет стаканчик бренди… — Тони направился к двери. В дверном проеме тотчас появилась рука с графином, и он взял его. Мак благоразумно оставался вне поля зрения и досягаемости.

— Бренди? Ты думаешь, бренди поможет? Мне не хватит целой бутылки, чтобы успокоиться! Если я даже напьюсь до потери сознания, то и тогда мое бесчувственное тело будет сотрясаться от гнева!

Рука невидимого Мака протянула два бокала. Тони принял их с благодарностью, подошел к столу и наполнил один.

— По своему опыту я знаю, что иногда во время большого волнения бренди помогает успокоиться и восстановить ясность ума.

Он осторожно протянул ей бокал. Она взяла его и осушила одним глотком. Затем стиснула зубы.

— Я вполне могу мыслить ясно.

Тони взял у нее бокал, вновь наполнил его и вернул ей. Он никогда прежде не пытался умышленно напоить женщину допьяна, но, видимо, пришло время начать.

— Я вполне могу мыслить ясно, — повторила она, подчеркивая каждое слово. — И сейчас, мой дорогой лорд, виконт, дворецкий, шпион, я жду от тебя ответа. Немедленно!

— Хорошо. — Тони сделал глубокий вдох. Ему следовало бы отрепетировать признание, но он надеялся, что никогда не придется делать его. — Может, ты сядешь?

Делия нахмурилась.

— Хорошо, не садись. — Объяснить все случившееся можно, только начав с самого начала. — В прошлом году, около восьми месяцев назад, мой департамент привлекли к расследованию, касающемуся бумаг, точнее, писем, в которых, как утверждают, подробно отражались деловые связи между французами и членами влиятельной британской семьи во время войны.

— Я полагаю, речь идет о моей семье? Он кивнул:

— В основном о герцоге, или о твоем отце, или об одном из твоих дядей. Во всяком случае, бумаги решили выкупить. Однако прежде необходимо было выяснить, являются ли они подлинными. Сблизившись с членами семьи, предполагалось одному из нас стать желанным гостем в Эффингтон-Холле, чтобы, не внушая подозрений, получить нужную информацию.

— Невероятная глупость, какую я когда-либо слышала.

— Действительно, идея оказалась не самой лучшей, но в то время она представлялась вполне разумной.

Делия фыркнула и допила оставшееся бренди.

— А под сближением подразумевался флирт? Ухаживание? Соблазнение?

— Нет! Не соблазнение. Боже, за кого ты нас принимаешь? .

Ее глаза расширились от возмущения.

— Не обращай внимания, — быстро поправился он. — Я задал глупый вопрос, но ты должна знать: в департаменте не могли даже предположить, что Уилмонт зайдет так далеко. Мы до сих пор не знаем, почему он женился на тебе.

— Такой комплимент может вскружить голову, милорд, — язвительно процедила Делия. — Продолжай.

— Когда пакет с бумагами утонул, мы предположили, что Уилмонт мертв и письма, которые ему поручили выкупить при встрече на борту судна, пропали вместе с ним.

— Значит, ты только предполагал, что он мертв? — Лицо ее побледнело, и она опустилась на диван. — Ты предполагал? А если он…

— Нет, он мертв. — Тони подумал, что лучше не упоминать о своем иногда возникавшем подозрении, будто бы Уилмонт жив. — Миссис Миллер убила его.

— И все же я…

— Уилмонт обнаружил еще кое-что, чего мы не знали до настоящего времени. Мы убеждены, что у него осталась некая тетрадь с информацией, не имевшей отношения к документам Эффингтонов. — Он задумчиво сдвинул брови. — Я полагаю, что теперь расследование может привести нас к миссис Миллер и еще бог знает к кому. Сначала мы думали, что и документы Эффингтонов, и тетрадь утонули во время крушения судна. Но потом узнали, что Уилмонт встречался в порту с женщиной, прежде чем отплыть на судне, которая вернулась в Лондон почти в то же самое время, что и ты. Мы опасались, что ты сознательно или несознательно хранишь найденную им тетрадь и потому подвергаешься опасности.

— И для того чтобы защитить меня, ты сделался дворецким и наводнил мой дом шпионами. — Она сурово посмотрела на Тони, и по его спине пробежал холодок. — Конечно, тот, кто убил моего мужа, несомненно, мог убить и меня.

— Да, к несчастью, ты права. — Он поежился, понимая, что вся операция оказалась плохо задуманной и безусловно провалилась.

— К несчастью? — Делия грустно усмехнулась. — Разве случившаяся история не сплошное несчастье?

— Да, я тоже так думаю, — тихо подтвердил Тони.

— В самом деле, лорд Мистери? — Она взглянула на него, и в глазах ее отразилось презрение. Сердце его упало. — Я доверяла тебе. Я полностью открылась тебе. Я впустила тебя в свой дом. Вернее, я приняла милого старика, которого на самом деле не существовало. Кстати, как ты собирался поступить с ним в конце концов?

— Он умер бы во время нашего путешествия в Италию.

— Как удобно.

— Мне казалось, неплохая идея, — тихо произнес Тони. — Он прожил хорошую полноценную жизнь и мирно скончался во сне.

— Черт тебя побери с твоей порядочностью. Меня удивляет, что ты не сбросил его с колокольни. — Делия покачала головой. — Мне следовало знать. Я могла бы догадаться о твоей уловке. Ведь проявлялись же какие-то признаки, не так ли?

— Мне казалось, что я вел себя достаточно осторожно. Делия не обратила внимание на его слова.

— Однако я замечала что-то смущавшее меня, но я пренебрегала мелочами. Я замечала сходство в твоих глазах, несмотря на твои очки. Твои руки выглядели совсем не так, как у старика. И в том, и в другом облике ты считал себя старомодным человеком, а я принимала все за совпадения, которые могли бы изобличить тебя, но не обращала на факты должного внимания.

— Люди никогда не замечают того, чего они не ожидают увидеть.

— Какой вы проницательный, милорд, — констатировала она суровым голосом, в котором звучало скорее обвинение, чем просто замечание. — Готовы ли вы поделиться еще какой-нибудь мудростью? В качестве виконта, дворецкого или шпиона?

— Да. — Тони сел рядом с ней и взял ее руку.

Я люблю тебя, Делия, и готов отдать свою жизнь ради тебя, если бы только я мог изменить положение вещей. Но к сожалению, изменить невозможно. Ты должна знать, что я давно решил оставить департамент после выполнения последнего задания. Я занимаю определенное положение в обществе и теперь обременен соответствующими обязанностями, которые должен выполнять. Мне очень хочется, чтобы ты оставалась всегда рядом со мной в качестве моей жены, леди Сент-Стивенс.

— Ты действительно считаешь, что такое возможно? — Она посмотрела на него с недоверием. — Ты только что сообщил мне, что все, касающееся тебя, Чарлза и Гордона, — ложь. Как я теперь могу оставаться твоей женой? Как могу снова доверять тебе? Господи, как я могу теперь доверять самой себе? Что касается любви… — Она пристально посмотрела на него, и он подумал, что сейчас его сердце разорвется от боли, которая отражалась в ее голубых глазах. — Боюсь, любовь — такая же иллюзия, как и все прочее, что окружало меня в этом доме. — Она сунула свой бокал ему в руки, встала и направилась к двери.

Тони тоже поднялся и последовал за ней.

— Делия…

— Я знаю, где находится упоминаемая тобой проклятая тетрадь.

Глава 22

— Очевидно, я лучше тебя могла бы выполнять шпионские задания. — В голосе Делии звучало пренебрежение. — Судя по тому, что мне пришлось видеть в своем доме, — не такая уж трудная работа.

Делия пересекла холл, уничтожающе посмотрела на Мака, который предложил ей подсвечник, и вошла в библиотеку, направившись прямо к секции полок.

Приблизив свечу, она бегло пробежала взглядом по заглавиям книг, затем выбрала одну из них. Подойдя к письменному столу, Делия поставила подсвечник и открыла книгу. Перевернула пару страниц и замерла.

67
{"b":"1154","o":1}