ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мягкая улыбка освещала лицо Дианы. Карие глаза Крейга смотрели на нее ласково, он тоже улыбался. В улыбке читалась глубокая нежность к Диане.

За ужином все внимание Крейга было обращено к гостям; Тони и Марк беседовали о чем-то своем, и Джанет как-то выпала из разговора. Привязанность миссис Флеминг к своей будущей невестке была заметна и в том, как она смотрела на Диану, и в том, как говорила и улыбалась. Время от времени она говорила несколько слов Джанет, но было ясно, что она делает это лишь из любезности, а все ее внимание сосредоточено на Диане и Крейге. Диана, очаровательная женщина, привлекала внимание мужчин, сидящих за соседними столиками. Ее темным блестящим волосам позавидовала бы любая девушка. Было видно, что они красивы от природы, а не от ухищрений парикмахера.

Светлая гладкая кожа Дианы не требовала никакой косметики, чтобы подчеркнуть ее красоту. У Дианы был тихий, чуть глуховатый голос и прелестная улыбка. Неудивительно, что все мужчины заглядывались на нее! Но Диана оставалась спокойной, она не чувствовала себя ни польщенной, ни смущенной. Легко было понять, почему Крейг так влюблен в нее.

Наконец он снова пригласил Диану на танец, и Джанет проводила их глазами. Порой лицо Дианы, обращенное к Крейгу, озарялось очаровательной улыбкой. А он? Джанет представляла себе, как у него, должно быть, бьется сердце, с каким нетерпением он ждет того дня, когда они смогут соединиться навсегда. Она почувствовала, как что-то кольнуло в груди. Неужели она завидует Диане? И откуда это странное томление? Оно возникло, как только она увидела Крейга и Диану вместе…

Она постаралась перенести внимание на других танцующих; какой-то внутренний голос говорил ей, что она не должна думать о Крейге. Но ее взгляд поневоле тянулся к ним. Как они счастливы! Крейг прижимал Диану к себе, а она выглядела такой молодой… и держалась так же. Крейг тоже казался моложе и мягче, чем Джанет могла себе представить. Они приблизились; Крейг на мгновенье остановился и погрозил Диане пальцем. Его глаза стали строгими.

Глаза Дианы смеялись, но она воскликнула с притворным протестом:

– Я знаю, ты так и сделаешь! Но я обещаю поступить по-твоему.

– Тебе лучше послушаться, – сказал он сурово. – Я не хочу, чтобы ты заболела. Береги себя, слышишь?

– Хорошо… Я же обещала, – сказала она покорно, затем добавила: – Из тебя получится на редкость деспотичный муж…

Дальше Джанет не слышала, потому что Крейг закружил Диану в танце, и они удалились. Только их смех долетел до нее.

Да, они опять были молоды, влюблены, нежно подшучивали друг над другом – за эти короткие мгновения они пытались наверстать то, что потеряли за долгие годы.

Марк и Тони пошли пригласить кого-нибудь на танец, а Джанет осталась наедине с миссис Флеминг, которая тоже слышала разговор между Дианой и своим сыном. Она глубоко вздохнула и спросила Джанет, знает ли она о Рое, муже Дианы, и его болезни.

– Марк рассказывал мне. Это так печально…

– Печально для Роя? Могло быть гораздо хуже, но ему повезло: он женился на Диане. – В голосе миссис Флеминг звучало сожаление, но Джанет послышалось и другое: что-то похожее на гнев и горечь. Она, видимо, считала, что с ее сыном обошлись нечестно. – Рой, конечно, щедр и великодушен, но он лишил бедную Диану ее молодости.

Джанет стало не по себе; она даже обрадовалась, когда подошел Марк и пригласил ее танцевать. Танец немного успокоил ее, но какой-то осадок остался, и остаток вечера оказался испорчен. Крейг тоже пригласил ее на один танец, но держался как-то безразлично; ей показалось, что он пригласил ее только из вежливости.

Джанет с Марком подошли к стойке бара, вскоре к ним присоединились Крейг и Диана. Марк сразу же пригласил Диану на танец, и Джанет повернулась, чтобы посмотреть на них. «Они тоже были бы красивой парой», – подумала она, но тут ход ее мыслей изменился – она заметила выражение, с каким Крейг смотрел на танцующих. Его глаза как-то странно заблестели. Неужели он ревновал Диану к Марку?

Он взглянул на Джанет, но мысли его были далеко, казалось, он все еще думает о Марке и Диане. Он довольно долго молчал, но когда наконец заговорил, все его внимание было обращено к Джанет.

– Устала?

Неужели она так ужасно выглядит? Диана никогда и никому не показалась бы уставшей… или несчастной. Джанет заставила себя улыбнуться.

– Немного, – призналась она. – Здесь очень душно.

– Ну, это, по крайней мере, легко поправить. Выйдем на воздух.

Они вышли на балкон. Внизу, в водах Босфора, отражались звезды и фонарики неисчислимых рыбачьих лодок.

– Здесь гораздо лучше. А ты заметил, что в зале жарко? Он кивнул.

– Особенно во время танцев.

Он замолчал, погрузившись в тишину и покой вечера.

А для Джанет молчание становилось невыносимым; ее нервы были напряжены, и она разрывалась между безотчетным стремлением вернуться в зал и страстным желанием подольше оставаться наедине с Крейгом. И еще была какая-то неловкость. Неужели ее смущение из-за того, что здесь Диана? Еще недавно все внимание Крейга было обращено к ней одной, рядом с ним она чувствовала себя так уверенно, а теперь…

Крейг обернулся, чтобы взглянуть на катер, спешащий в сторону Мраморного моря. Когда он вновь повернулся к Джанет, то оказался совсем рядом, гораздо ближе, чем раньше. При других обстоятельствах можно было бы подумать, что он сделал это нарочно, но Джанет знала – все произошло случайно, и Крейг ничего не заметил. А на нее это очень сильно подействовало; она даже испугалась, осторожно шагнула в сторону… и тут же ощутила в нем перемену.

– Пойдем к остальным? – Голос Крейга звучал резко и строго. У Джанет задрожали губы; она вспомнила, как тихо и нежно он говорил с Дианой.

– Если… если ты хочешь. – В ее голосе послышалось огорчение – она решила, что Крейгу стало скучно.

– Я вовсе не хочу этого, Джанет, – последовал спокойный и неожиданный ответ. – Ты пожаловалась на жару, и я предложил выйти подышать свежим воздухом, но сейчас тебя что-то гнетет. Вот я и подумал, что ты хочешь вернуться в зал.

Джанет молчала. Она сама не знала, чего хочет. Она не могла говорить, когда он так нетерпелив. Отсутствующим взглядом она смотрела на огни азиатского берега по ту сторону пролива; она почти не замечала ароматного воздуха и шепота бриза, ласкающего ее волосы.

– Я думаю, сегодня на тебя свалилось слишком много всего, – сказал Крейг уже мягче. – Пойдем скажем Марку, чтобы он отвез тебя домой.

Марк уже шел к ним вместе с Дианой.

– В зале стало слишком тесно и душно. – Диана привычно взяла Крейга под руку, но тут же отпустила. – О, извините… я не помешала?

– Нет, дорогая, не помешала. Джанет собралась домой… если Марк ее отвезет. – Он вопросительно посмотрел на друга. – Если нет, я сделаю это сам. Я еще успею вернуться.

– Вы устали? – Диана озабоченно посмотрела в лицо Джанет, – Крейг говорил мне, что вы болели.

– Ничего серьезного. – Джанет бросила взгляд на Крейга, удивившись, что он обсуждал ее недомогание с Дианой.

Марк охотно согласился отвезти ее домой, к тому же Тони тоже собирался ехать; поэтому Джанет оставалось только согласиться с предложением Крейга. Попрощавшись со всеми, она пошла с Марком к выходу. Диана опять взяла Крейга под руку.

У двери Джанет обернулась. Она увидела, как они стоят рядом и смотрят на ночное небо, на котором рассеиваются кружева облаков, открывая жемчужины звезд и луну над вершиной горы на азиатском берегу. Потом Диана наклонилась и положила голову на плечо Крейга.

4

Диане непременно хотелось осмотреть город и окрестности, посетить наиболее интересные места. Крейг, напротив, настаивал, чтобы она больше отдыхала. Вскоре они пришли к компромиссу: Крейг согласился показать ей город при условии, что сначала она проведет несколько дней в его доме на Бюйюк-Ада и как следует отдохнет.

Приглашенная к Крейгу на обед вместе с братом и Тони Джанет сидела за столом, освещенным свечами, и молча слушала, как Крейг и Диана весело спорят между собой.

11
{"b":"11540","o":1}