ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это значит, что ты должна будешь остаться здесь еще на неделю, – сказал Крейг. Он с большим вниманием относился к делам Дианы.

– Но Рой…

– Он не будет возражать, – вставила мать Крейга. – Он сам говорил, что нет смысла ехать так далеко всего на одну неделю. Я не вижу причины, почему ты не можешь остаться подольше, Диана, дорогая. С ним же сиделка.

– Хорошо, – наконец согласилась Диана и добавила: – Джанет сказала, что у нее в начале следующей недели будет два выходных. У Марка и Тони тоже свободные дни; мы могли бы устроить пикник. Правда, Крейг? – Она улыбнулась ему самой обворожительной улыбкой.

Крейг помешкал, но это длилось всего несколько мгновений.

– Это было бы превосходно. Я не знал, что у тебя со следующей недели каникулы, Джанет.

– Это просто короткий перерыв в середине семестра. В среду занятия начнутся опять. – Джанет наблюдала за выражением его лица и не могла понять, то ли он и вправду рад, что будут и другие гости, то ли просто не может отказать Диане.

– Тогда мы можем вернуться во вторник? – Хотя Диана смотрела на Крейга вопросительно, по ее тону было ясно, что дело уже решено.

Он кивнул и спросил Тони и Марка, нет ли у них других планов на выходные. Им идея понравилась, и было решено отправиться на остров в пятницу вечером.

В лучах заходящего солнца тихие воды Босфора пылали огнем; ни ветерка не чувствовалось над гладью пролива. Крейг сказал, что придется запустить мотор.

Они вышли из пролива в Мраморное море. Джанет смотрела назад на огни города и на прекрасный силуэт храма Айя-София с четырьмя куполами, устремленными к небесам. Вдруг она заметила искорки, бегающие по воде вокруг яхты, и странный сверкающий след за кормой.

– Что это? – спросила она Крейга, когда он, оставив Марка у руля, вышел на палубу и встал рядом с ней.

– Фосфоресценция, – объяснил он. – Неужели ты не видела такого раньше? Посмотри на дельфинов. Видишь! – Она как завороженная смотрела на игривых дельфинов, рассыпавших светящиеся круги по воде; их след еще долго был виден. – Такое свечение возникает, когда какой-нибудь предмет касается воды. Иногда мы бросаем якорь и плаваем здесь – чаще всего, в полнолуние – и от наших движений бывает тот же эффект.

Дельфины подплыли совсем близко к яхте, и Джанет забеспокоилась, что они могут попасть под винт.

– Жаль, что нет ветра, – заметил Крейг, оглядывая спокойное море вокруг. – Мне больше нравится плавать под парусом.

Скоро показалось несколько маленьких, островов, все они входили в группу Принцевых. Наконец яхта достигла Бюйюк-Ада – «Большого острова».

Веселые кофейни у причала освещали берег; их свет смешивался со светом звезд и отражался в темных спокойных водах Мраморного моря.

На Бюйюк-Ада жили, по преимуществу, греки. В отличие от турок они по своей природе были людьми жизнерадостными, что создавало на острове атмосферу непринужденного веселья. Здесь обычно проводили отпуск, хотя многие семьи состоятельных турок и греков переезжали сюда из города на все летние месяцы. Крейг рассказал, что население острова постоянно растет, а в это время года здесь яблоку негде упасть. Если бы он решил поселиться в Турции, то переехал бы на Хейбели – там меньше жителей и не так дорого жить, как на Бюйюк-Ада.

Дом был чудесный, недавно отремонтированный, удобно и со вкусом обставленный. В то же время он сохранил восточную атмосферу вкупе с первоначальным внешним видом: решетчатыми окнами и типичными нависающими верхними этажами.

Тони и Марк бывали здесь не раз, мать Крейга тоже, но Джанет и Диана были совершенно очарованы. Диана со своей обычной непосредственностью дотошно рассматривала все убранство дома и хвалила его, а Джанет застыла у ковра, который целиком закрывал одну из стен. Крейг подошел и встал рядом с нею.

– Узнаешь? – спросил он. Джанет кивнула. Его ладонь опустилась ей на плечо, это был дружеский, почти автоматический жест, но она вздрогнула от его прикосновения. Заметил ли он? Стараясь скрыть свои чувства, она быстро заговорила:

– Дворец Топкапы – Сераль, платаны, цветы, павильоны и, конечно, мечети и минареты на заднем плане… – Джанет замолчала, страстно желая, чтобы Крейг не заметил ее смущения.

Привлеченная разговором подошла Диана. Молча оценив ковер, она с озорной улыбкой повернулась к Крейгу.

– А это, надо думать, обитательницы гарема? – заметила она. – Ты меня удивляешь, Крейг.

– Не вижу ничего дурного, – вставил Марк, обернувшись. – Все очень пристойно: дамы полностью одеты, а некоторые даже в паранджах. Очень скромно, видит бог. Я видел куда более интересные изображения, – добавил он с усмешкой.

– Я купил этот ковер за мастерское исполнение, – задумчиво сказал Крейг и тут же живо спросил: – Скажи, Джанет, что в этой сцене впечатлило тебя больше всего?

Джанет колебалась; она чувствовала, что ее ответ вызовет только насмешливое удивление.

– Карты, – пробормотала она смущенно.

– Карты? – Диана стала внимательно рассматривать колоду игральных карт, рассыпанную по мозаичному полу внутреннего дворика. – А почему?

– Я, пожалуй, знаю. – Рука Крейга чуть сжала плечо Джанет; похоже, ответ ему понравился. – Карты, брошенные на пол, очень наглядно показывают, как скучно этим женщинам. – Джанет кивнула, и он продолжал: – Они устали от пустого времяпрепровождения: одна курит сигарету, другая – кальян, а та, что стоит в стороне, готовит чай. Небрежно рассыпанные на полу карты подчеркивают скуку и никчемность существования несчастных женщин. Это передано очень правдиво, но к тому же еще и красиво. Мне понравилась работа, и я купил ковер.

– Да, теперь я понимаю, – призналась Диана. – Это очаровательно, Крейг… только посмотри, как передано выражение скуки на лицах этих женщин. Что за жизнь! – Она засмеялась, и в ее глазах мелькнул озорной огонек. – Только представь себе – быть одной из трехсот! Что можно делать с тремя сотнями жен!

– Замечательно проводить время, я думаю! – воскликнул Марк, которому сразу же передалось веселое настроение Дианы.

– Только послушайте, что он говорит! – Джанет показалось, что Диана бросила на Марка кокетливый взгляд. – И это говорит мужчина, который в жизни даже не взглянул ни на одну женщину!

– Но воображение-то у меня есть! – парировал он, и даже Крейг засмеялся.

– Замечательно это было бы или нет, – произнес он, устремив взгляд на Диану, – но для меня и одной жены было бы достаточно.

– Для меня тоже, – эхом отозвался Марк неожиданно серьезно. – Совершенно достаточно. – И он углубился в изучение ковра.

Время после ужина все проводили на воздухе, но скоро Диана сказала, что собирается лечь спать. Крейг одобрил ее намерение, но его мать, казалось, была разочарована, что он не пригласил Диану на прогулку.

– Разве вы не пойдете прогуляться? – Она перевела взгляд с Дианы на Крейга. – Это было бы полезно вам обоим… и к тому же еще совсем рано. – Она с надеждой ждала согласия, но Диана покачала головой.

– Крейгу никто не запрещает прогуляться. – Она с улыбкой повернулась к Джанет. – Вы ведь составите ему компанию, правда?

Миссис Флеминг с досадой закусила губу, а щеки Джанет залил румянец.

– Я… я, пожалуй, тоже пойду спать, – начала она.

– Уверен, прогулка тебе понравится, – сказал Крейг, и Джанет согласилась, хотя чувствовала, что благоразумнее было бы отказаться.

Стояла волшебная ночь, пронизанная таинственным лиловым светом. Легкий бриз раскачивал высокие пальмы, их запах смешивался с опьяняющим ароматом магнолий, уже наполнившим воздух.

Они бродили вдоль берега, где слабый серебристый свет молодой луны лился на морскую гладь и подсвечивал мелкие барашки волн, почти бесшумно набегавших на прибрежный песок.

Никогда еще Джанет так остро не чувствовала близость Крейга, не испытывала такого смятения и смущения. Ее мысли перенеслись к Диане; она представила себе, что та уже стала женой Крейга, и тут же ее пронзило уколом отчаяния. Усилием воли Джанет подавила его. Ее непреодолимо тянуло смотреть на Крейга, такого высокого, стройного… и такого недосягаемого. Сейчас было неподходящее время для откровений, но что-то заставило ее сказать:

12
{"b":"11540","o":1}