ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Здесь чудесно… Я так благодарна тебе за приглашение, Крейг. – Она замолчала. – Мне ужасно хотелось побывать здесь, – призналась она, – хотелось увидеть настоящий турецкий дом изнутри.

– Так почему же ты давно не сказала об этом? – Крейг взглянул на нее почти сердито. – Ты могла бы приехать в любой уик-энд… и все приличия были бы соблюдены, – добавил он с легкой иронией, когда ее выражение лица вдруг изменилось. – Та супружеская пара, которую ты видела в доме, живет здесь постоянно, присматривают за домом. – Он взял ее за руку, уводя с мокрой полосы песка. – Ты была бы здесь в полной безопасности, уверяю тебя.

Она удивленно подняла глаза, увидела его насмешливую улыбку и тоже улыбнулась.

– Я знаю, но я не решалась попросить. Тебе нужны уединение и покой, чтобы закончить книгу; ты же сам говорил.

– А как твое присутствие могло бы помешать моей работе? – поинтересовался он, все еще с улыбкой. – Ты могла бы мне даже помочь.

– Не думаю, – ответила Джанет с сомнением в голосе и еще раз подумала о том, что же именно рассказал ее брат Крейгу о ней. И как бы отвечая на ее вопрос, Крейг сказал:

– Марк говорил, что ты хорошо разбираешься в археологии…

– Не так уж хорошо, – прервала она, покраснев. – Марк вечно преувеличивает.

– Но ты же участвовала в раскопках?

– Да.

– И редактировала статьи?

Она кивнула.

– Я прослушала несколько курсов в университете. У нас был замечательный профессор. – Она назвала его имя. Крейг не только знал его лично, но и работал с ним в Лондоне над одной интересной находкой несколько лет назад.

– Значит, Марк вовсе не преувеличивал, – сделал вывод Крейг и неожиданно попросил: – Ты не могла бы мне помочь, Джанет?

Опять накатило чувство необъяснимого страха, инстинктивное стремление держаться подальше от Крейга.

– Я не знаю… видишь ли…

– Что? – Он вопросительно поднял брови.

– Это как-то неловко.

– Что именно, Джанет? – Сначала он говорил мягко, но потом, казалось, потерял терпение. – Какую еще отговорку ты придумаешь, чтобы отказаться?

Как назвать истинную причину? Она могла показаться несущественной, для нее, в общем-то, не было оснований. Она боялась не Крейга, она боялась оставаться с ним наедине. Могла ли она это сказать? Джанет только грустно покачала головой.

– Извини, Крейг, но я, пожалуй, откажусь.

Последовало молчание, довольно тяжелое. Когда он заговорил, его голос дрожал от обиды.

– Если я в конце концов не сделаю с тобой что-нибудь, это будет просто чудо!

Он резко отпустил ее руку. Джанет остановилась, испуганно посмотрела Крейгу в лицо: он сердился. Она вспомнила, как он шутливо угрожал Диане… но сейчас он не шутил. Но не может же он в самом деле решиться… Он, наверное, сказал это нарочно, чтобы смутить ее. Но оказалось, что он вовсе не собирается наслаждаться ее смущением: лицо его сразу же смягчилось.

– Ладно, забудем это, Джанет, но… – Крейг смотрел на нее внимательно, улыбка чуть тронула его губы. – Я был бы рад твоей помощи; я говорю это совершенно серьезно.

Они пошли дальше по берегу, но странное дело – молчание между ними уже не было напряженным. Наоборот, Джанет чувствовала себя необычайно счастливой, и вскоре, забыв о своих страхах, она сказала Крейгу, что попробует помочь ему в работе над книгой.

– Правда? Отлично! Когда мы вернемся, я покажу тебе, чем я занят, как далеко я продвинулся, и объясню, что мне нужно. А сейчас… Хочешь выпить кофе?

– В одной из этих маленьких кофеен на берегу? Конечно, хочу!

Не спеша, чувствуя полное взаимопонимание и расположение друг к другу, вроде того, что возникло между ними во дворце Топкапы, они направились к ярким огням.

– Посидим на воздухе? – Не сомневаясь в ее согласии, Крейг придвинул ей стул, и Джанет села. Жизнь вокруг кипела, и Джанет показалось, что она находится в каком-то нереальном мире, где-то на другой планете. За соседним столиком двое мужчин пили кофе и курили кальян; по улице двигались экипажи, запряженные лошадьми – на острове было запрещено ездить на автомобилях. А дальше, в глубине острова, сады с экзотическими растениями источали чарующий аромат. И где-то на горизонте золотыми точками мелькали огни кораблей.

– О чем ты задумалась? – спросил Крейг, заметив, что Джанет устремила грустный взгляд куда-то в пространство.

– Я думала о том, как мне повезло… что я попала сюда и вижу всю эту красоту.

Крейг провожал главами проезжавший мимо экипаж, пока тот не скрылся из виду.

– Почему «попала»? Что это значит?

– Это просто… оборот речи.

– Нет, Джанет, не в этом дело. Ты не можешь мне сказать?

Джанет почувствовала, что он осторожно намекает на Неда, теперь она знала, что Марк говорил о ее горе с Крейгом, рассказал ему все. Может, он сказал и о ее решении никогда не выходить замуж, остаться верной памяти Неда. Вероятно, да… и сейчас Крейг выражал свое участие. Он был явно заинтересован и готов был слушать. Странно, но она сейчас совсем не думала о Неде. С чувством растерянности и вины она вдруг осознала, что память о нем становится все слабее. Его образ потускнел; она даже не могла представить себе его лицо. Любить так глубоко и вдруг забыть! Как ужасно! А Нед забыл бы? Джанет была уверена, что, если бы все вышло наоборот, Нед помнил бы ее всю жизнь. Она подняла глаза на Крейга, увидела его серьезный взгляд и вопросительно поднятую бровь. Он ждал ответа. Это он смущал ее мысли, и хотя она усиленно пыталась вновь вызвать прежнюю беспричинную неприязнь к нему, у нее ничего не получалось.

Она слабо улыбнулась и ответила, что ей нечего сказать. Он словно застыл, и у Джанет упало сердце. Но она не могла заставить себя говорить о Неде.

Если бы Крейг не был влюблен в Диану, это было бы легко. Но он любил Диану. И хотя его сочувствие казалось искренним, Джанет понимала, что другие женщины ему не интересны.

– Пойдем домой?

Джанет печально кивнула. Они вышли из ярко освещенной кофейни в темноту. Свежий бриз принес прохладу; машинально Джанет провела рукой по волосам, убирая упавшие на глаза пряди. В этом движении отразилась подавленность, и Крейг, к ее удивлению, заметил это. Он молча взял ее под руку, и она сразу успокоилась. На душе у нее потеплело от того, что Крейг так тонко чувствовал ее настроение.

Когда они вернулись в дом, в гостиной была только миссис Флеминг. Она слегка нахмурилась, увидев их, и тут же взглянула на часы. Джанет почувствовала себя непослушным ребенком, загулявшимся позже положенного. Она взглянула на Крейга. В его глазах мелькнуло раздражение, но голос был ровен:

– А где остальные?

– Пошли спать. Тони и Марк только что поднялись наверх. – Она закрыла книгу и отложила ее в сторону. – Я думаю, вы тоже идете, Джанет?

Было ясно, что она хотела поговорить с сыном наедине. Джанет пожелала им доброй ночи и пошла к двери.

– Спокойной ночи, Джанет. – Крейг улыбнулся и открыл ей дверь. – Сейчас уже поздно показывать тебе мою работу; отложим на завтра. – Миссис Флеминг недоуменно глянула на Крейга. – Джанет будет помогать мне с книгой, – объяснил он матери и пропустил Джанет.

– Но, Крейг, ты же не собираешься…

Дальше Джанет не слышала. Она медленно поднималась наверх, с естественным любопытством размышляя о том, что мать Крейга сказала о ней. Но, наверное, гораздо важнее, что она подумала.

На следующий день Джанет узнала об этом. Мужчины ушли что-то налаживать на яхте, Диана загорала в саду. Джанет зашла в дом, чтобы взять лосьон для загара, и тут ее позвала миссис Флеминг.

– Я хочу кое-что вам сказать, – обратилась она к Джанет довольно сердечно, но в ее голубых глазах была заметна легкая неприязнь. – Мой сын сказал мне, что вы будете приезжать сюда на уик-энды, чтобы помогать ему работать над книгой?

– Да, это Крейг придумал, а я согласилась.

– Но, моя дорогая, это невозможно… вы же понимаете?

Джанет посмотрела ей прямо в глаза.

– Мне кажется, я не совсем понимаю вас, миссис Флеминг.

13
{"b":"11540","o":1}