ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пассажир
Руководство по DevOps. Как добиться гибкости, надежности и безопасности мирового уровня в технологических компаниях
Рыскач. Битва с империей
Без компромиссов
Тайная история
Дом напротив
Опасные тропы. Рядовой срочной службы
Ключ от тёмной комнаты
AC/DC: братья Янг
A
A

– Ваш брат знает, что вы собираетесь делать? – Миссис Флеминг держалась очень прямо, говорила ровно и несколько отчужденно. Ее седые волосы были красиво уложены, а лицо выглядело почти без морщин. У нее были те же аристократические манеры, что и у сына, те же гордые черты лица и твердый подбородок.

– Марк не опекает меня по мелочам, – произнесла Джанет спокойно. – Он никогда не стал бы вмешиваться.

– Возможно, но я уверена, он бы забеспокоился, если бы узнал, что сестра намерена проводить все уик-энды здесь, наедине с Крейгом.

Джанет почувствовала, как в ней закипает гнев, но у нее хватило благоразумия помолчать, потому что сгоряча она могла сказать что-нибудь такое, о чем позднее пожалела бы.

– Я не собираюсь проводить здесь все уик-энды, миссис Флеминг. Крейг попросил меня помочь, и я согласилась. Я не могу нарушить обещание, даже если бы хотела.

– И не хотите, я полагаю.

– И не хочу.

Последовала пауза, затем миссис Флеминг сказала:

– Я надеюсь, вы не были столь безрассудны, чтобы влюбиться в моего сына? Он скоро женится на Диане, как вы, вероятно, знаете.

Джанет густо покраснела. Она была потрясена; она никогда бы не подумала, что миссис Флеминг решится задать такой вопрос.

– Я совершенно уверена, что не влюбилась в вашего сына, – ответила Джанет, сдерживая гнев. – И уверяю вас, миссис Флеминг, что и впредь ничего такого не случится.

Лицо миссис Флеминг просветлело, но она продолжала задумчиво молчать, очевидно, погруженная в созерцание двух севрских ваз, стоящих на инкрустированном столике у окна.

– Вы успокоили меня, – произнесла она наконец. – Мой сын – видный мужчина, и не вы первая теряете из-за него голову…

– Да я вовсе не теряла из-за него голову! – Джанет почувствовала, что терпение ее на исходе. Она тщетно искала какой-нибудь предлог, чтобы кончить этот разговор.

– Конечно, дорогая, если вы так говорите… я просто хочу вас предостеречь. – Она окинула взглядом фигуру девушки, и у Джанет создалось странное впечатление, что миссис Флеминг мысленно сравнивает ее и Диану. Но зачем? Такая идея вдруг показалась Джанет абсурдной, и она выбросила ее из головы. – Простите меня, милая, если я чем-то вас расстроила, – продолжала миссис Флеминг тем же холодным тоном. – Возможно, я была чересчур прямолинейна, но я искренне беспокоюсь за вас. Вы хорошая девушка, и мне не хотелось бы, чтобы вы страдали.

Сначала Джанет не поверила ей, но потом рассудила, что миссис Флеминг не стала бы говорить ничего такого, если бы это было неправдой. Джанет упрекнула себя за предвзятость. Но ее сильно задело предположение миссис Флеминг, что она могла влюбиться в ее сына, зная, что все эти годы он ждет Диану.

– Вам не стоит беспокоиться, миссис Флеминг – я не буду страдать.

Вместо того чтобы вернуться в сад, Джанет поднялась наверх и переоделась. Она вышла на прогулку, и тут все приятное ожидание совместной работы с Крейгом улетучилось под грузом отчаяния, которое охватило ее после разговора с миссис Флеминг. Неожиданно она задумалась о своих чувствах к Крейгу, а ведь раньше она боялась даже думать об этом. «Я не буду страдать», – сказала она матери Крейга…

Джанет шла, не разбирая дороги; она старалась отогнать докучные мысли, но наконец призналась себе: несмотря на решимость остаться верной памяти Неда, она окончательно и бесповоротно влюбилась в Крейга Флеминга.

Время вечернего чая давно прошло, когда Джанет вернулась в дом. Диана и все трое мужчин ушли купаться. Миссис Флеминг сообщила ей об этом и опять довольно холодно: Казалось, она долго колебалась, прежде чем передать ей просьбу Крейга.

– Он просил меня сказать, где они будут, и предложил вам присоединиться к ним, когда вы попьете чая.

– Спасибо. Я не голодна.

Джанет прошла через сад к пляжу. Крейг и Диана лежали на песке. При приближении Джанет он сел и с легким беспокойством взглянул на нее.

– Где ты была? Мы начали думать, что ты заблудилась. Мы с Дианой уже решили тебя искать. Так где же ты была? – повторил он настойчиво.

– Гуляла. – Джанет с трудом улыбнулась, чувствуя, что у нее вспотели ладони. – Сожалею, что пропустила время чая, но я не знала, который час.

– Ну, раз вы живы и здоровы… – Диана села и, улыбнувшись Джанет, предложила сесть рядом. – Садитесь, здесь так хорошо, воздух такой ласковый и теплый.

– Почему ты не взяла купальник? – спросил Крейг. Ему непременно нужно было знать истинную причину столь долгого отсутствия Джанет. – Я же просил маму сказать, что мы пошли купаться.

Джанет села на песок, по-прежнему улыбаясь; она подумала, что ей удается отлично держаться, несмотря на смятение души.

– Мне не хочется купаться. По правде говоря, я собираюсь пораньше лечь спать – я, кажется, вконец утомилась.

– Ничего удивительного, если вы столько времени провели на ногах, – воскликнула Диана. – Я бы тоже не выдержала!

Они сидели и разговаривали. Вскоре к ним присоединились Тони и Марк. Солнце склонилось к горизонту, коснулось воды; короткие восточные сумерки постепенно сгустились, и на лиловом куполе неба появились луна и звезды. Джанет решила пойти в дом. Крейг проводил ее напряженным, пристальным взглядом. Вскоре и остальные вернулись в дом, но Джанет уже ушла к себе в комнату.

«Сколько это будет продолжаться?» – спрашивала она себя, второй раз в жизни ощущая такое отчаяние. Нет, она не даст безысходности снова поглотить себя; на этот раз она будет бороться. На этот раз будет не так страшно, говорила она себе. Крейг ведь ей не принадлежал; значит, она не может считать, что потеряла его, и ее страдания будут недолги.

Джанет подумала о книге Крейга, вспомнила энтузиазм, с которым они обсуждали ее еще несколько часов назад. Крейг дал ей примерный план того, что ей нужно сделать. Она гордилась его доверием и была глубоко счастлива, когда он сказал, легонько похлопав ее по руке:

– Я верю в тебя, Джанет. Я думаю, нам понравится работать вместе.

И вот все кончилось, еще не начавшись. Джанет несколько раз пыталась сказать Крейгу об этом, но слова застревали у нее в горле. Когда они плыли домой, она опять оказалась с ним рядом на палубе. На этот раз она решилась сказать ему, что передумала, но прежде чем она успела что-нибудь произнести, Крейг заметил ее угнетенное состояние и спросил, здорова ли она. Его озабоченность казалась искренней, но Джанет знала, что это всего лишь вежливость. Она была его гостьей, и он чувствовал себя в ответе за нее.

– Да, вполне. Спасибо, Крейг. – Она с улыбкой взглянула на него, но Крейг недоверчиво покачал головой.

– Что-то здесь не так… С субботнего вечера ты как-то изменилась. – Он помолчал и, грустно усмехнувшись, добавил: – Ты ведешь себя как ребенок, Джанет. Я бы хотел, чтобы ты перестала скрытничать.

– Я… я ничего не скрываю. – Его слова поразили Джанет. Что он имел в виду?

Она увидела, как он помрачнел. Крейг заговорил с холодной вежливостью, которая была памятна ей по первому месяцу их знакомства, когда он держал ее на почтительном расстоянии:

– Хорошо. Я больше не буду набиваться в исповедники.

– Крейг! Иди посмотри на дельфинов, они так забавно играют! – Голос Дианы донесся с другой стороны палубы. Пожав плечами и, как показалось Джанет, с облегчением, Крейг присоединился к Диане. Джанет отвернулась, пристально глядя на море. Как она могла быть откровенной с Крейгом? Как сказать ему о том, что случилось?

До нее долетел их смех; чувство опустошенности исчезло, оставив после себя тупую боль, которую теперь придется терпеть. Так не могло продолжаться долго… но что она могла сделать?

Вдруг, как ответ на ее мольбу, Джанет вспомнила, что Четин ведет группу альпинистов обследовать интересные скальные формирования вблизи Улюдага, недалеко от Бурсы. Салли и Гвен уже согласились пойти с ним. Джанет тоже была приглашена, но, несмотря на свое давнее решение принять первое же приглашение Четина, все еще колебалась. Отчасти это было вызвано предупреждением Крейга, но больше – нежеланием вызвать его неодобрение.

14
{"b":"11540","o":1}