ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Теперь, – решила Джанет, – самое разумное пойти с друзьями и радоваться жизни. Может, тогда и Крейг отойдет на второй план».

5

Оставшееся время Диана провела, осматривая достопримечательности и навещая друзей Крейга. Сам Крейг опять пригласил Джанет, Марка и Тони на обед, но она под благовидным предлогом отказалась. Он также спросил, не хотела бы Джанет еще раз побывать во дворце Топкапы. Он собирался сводить туда мать и Диану и был бы рад, если бы и Джанет поехала с ними. Она опять отказалась, сказав, что пообещала провести уик-энд у подруг. Это было правдой, там они готовились к походу на Улюдаг. Подготовка заняла весь уик-энд и еще почти целую неделю. Четин и два его друга, тоже турки, принесли на квартиру девушек все снаряжение. Когда Джанет увидела веревки, внутри у нее похолодело. Ей не приходило в голову, что подъем может быть опасным.

– Так это будет настоящий подъем? – спросила она со страхом. – Я имею в виду, мы пойдем в связке?

Четин, сидя на полу, плотно свертывал спальный мешок Гвен.

– Да, для безопасности, – ответил он автоматически, продолжая свою работу. – Ну вот, теперь он займет поменьше места. А где твой мешок, Салли?

– Я свой свернула. А ты, Джанет?

– Он у меня уже в рюкзаке, – ответила Джанет, почему-то вспомнив предупреждение Крейга, и подумала, не лучше ли отказаться от похода. Она представляла себе, что это будет поездка на машине, а затем прогулка пешком к причудливым скалам, но оказалось, что это серьезная экспедиция, продуманная до последней мелочи. Впрочем, Четин наверняка знает, что делает.

– Конечно, знает, – заверила ее Салли, когда Джанет поделилась с ней своими, сомнениями. – У него и отец был знаменитым альпинистом. Он совершал очень сложные восхождения.

К вечеру четверга все было готово; Четин велел всем в пятницу пораньше лечь – он планировал выйти в субботу, как только рассветет. Джанет увидела его в новом свете. В роли руководителя он становился почти безжалостным. Он отдавал приказы, и все подчинялись. Очевидно, так было всегда, сказала Гвен, поговорив с участниками прошлых походов. Он человек знающий, но очень строгий.

– Ты должна все делать так, как тебе велят, нравится тебе это или нет. Многие, кто ходил с ним однажды, во второй раз идти отказываются.

Джанет опять почувствовала беспокойство. Она то говорила себе, что все будет хорошо, иначе ее подруги не пошли бы в этот поход, то вспоминала предупреждение Крейга, которое перевешивало для нее все другие доводы. Она совсем ничего не знала об альпинизме, и когда вспоминала фильмы, где мужчины карабкаются по отвесным скалам, у нее обрывалось сердце. От этого у нее совсем испортилось настроение, и, возвращаясь домой на машине Четина, она была готова отказаться, пусть даже в последний момент.

– Не забудь, – сказал Четин, высаживая ее у дверей дома, – завтра надо лечь очень рано. Я не хочу, чтобы кто-нибудь спал на ходу. Поход будет сложным, тебе понадобится много сил.

Джанет стояла у машины в нерешительности, но пока она набиралась духу сказать о своих опасениях, Четин махнул ей рукой, нажал на газ и скрылся за поворотом.

«Еще есть время, – решила она, входя в дом. – А если не хватит храбрости сказать прямо, пошлю записку».

– Джанет… иди сюда! – Голос брата донесся из внутреннего дворика, и Джанет направилась туда, где на деревьях висели цветные фонарики. Она была рада, что Марк дома – она ведь еще не сказала ему о предстоящем походе. Она была уверена, что он будет страшно беспокоиться, и решила ничего не говорить ему, чтобы он думал, будто она проводит этот уик-энд с Гвен и Салли. Но сейчас она чувствовала себя виноватой – это сильно смахивало на обман. К ее огорчению, с Марком был Крейг.

– Ты не сказала мне, что едешь завтра на Бюйюк-Ада с Крейгом. – Марк вопросительно посмотрел на Джанет, собираясь налить ей выпить. – Он уже давно ждет тебя.

В первый момент она даже не могла взглянуть на Крейга. Слышал ли он ее разговор с Четином? Возможно, во всяком случае, он не мог не слышать шума машины. Крейг никак не отреагировал на слова Марка, только спокойно спросил, кто привез ее домой. «Он уже знает», – подумала она, и сердце у нее упало, стоило ей заметить холодный гнев в его глазах. Джанет не могла ему ответить. Какое право он имеет так на нее смотреть? И какого черта она чувствует себя испуганной и даже виноватой? Она глубоко вздохнула, пытаясь стряхнуть робость, но у нее неизвестно почему защипало глаза и навернулись слезы. Она заговорила очень тихо, сама удивляясь спокойствию своего тона:

– Я не поеду, Крейг. Мы определенно не договаривались на этот уик-энд, и у меня другие планы. – Стоило сказать это, и настроение совсем упало. Но теперь все было решено: она должна пойти в поход, иначе окажется, что она солгала. Ее ответ озадачил не только Крейга, и Марк тоже хотел бы знать причину.

– Ты?.. – Крейг, казалось, не находил слов. Джанет вдруг удивленно осознала, что ему легче было бы все сказать, если бы не было Марка. Он бы снова применил свои диктаторские методы, которые так удивили и разозлили ее, когда во время ее болезни он без ее согласия выставил Четина. – Верно, мы не договаривались о какой-то определенной дате, но я решил, что мы поедем теперь, когда мама и Диана уехали. – Он говорил спокойно, подавляя свой гнев в присутствии Марка. – Не могла бы ты сказать, куда ты собираешься? – добавил он, не заметив удивленного взгляда, который бросил на него Марк. Джанет не сразу решилась ответить:

– Мы с Гвен и Салли собираемся… на экскурсию.

– На экскурсию? – Это произнес Марк, и, когда Крейг перевел взгляд с него на Джанет, она со страхом подумала, не догадался ли он о ее истинных намерениях. – Ты мне ничего не говорила. Куда вы едете?

Крейг взял со стола стакан и сделал глоток, не спуская глаз с Джанет и ожидая ее ответа.

– Мы собираемся в Бурсу… – Ее прервал телефонный звонок. Марк поднялся и пошел в дом прежде, чем Джанет успела предложить ответить на звонок самой и таким образом избежать дальнейших расспросов.

– Могу я узнать, зачем вы едете? – поинтересовался Крейг, не спеша поставив стакан на стол.

Джанет подняла на него глаза. Она побледнела, но настроена была решительно. Интерес Крейга, как всегда, удивил ее, но она решила покончить со всем раз и навсегда.

– Я не хочу обижать тебя, Крейг, – сказала она тихо, – но это мое дело. Несколько раз ты позволял себе вмешиваться, но, пожалуйста, больше не делай этого. Я хочу… – Ее голос дрогнул и готов был сорваться; с большим трудом Джанет удалось закончить фразу: – Я хотела бы, чтобы мне позволили самой… распоряжаться… своей жизнью.

Молчание. Легкий порыв ветерка окутал сад опьяняющим ароматом цветов. Наконец Крейг заговорил; его раздражение прошло, уступив место холодному безразличию, совсем как в первые месяцы их знакомства.

– Конечно, ты вольна поступать, как считаешь нужным… Я больше не буду ни вмешиваться, ни советовать… – Затем, не сдержавшись, он произнес: – Ты ведь обещала помочь мне, Джанет, но что-то произошло… что-то такое, о чем ты не хочешь сказать открыто. – В его голосе прозвучала горечь, когда он добавил: – Я никак не ожидал, что ты нарушишь свое слово. – Он покачал головой, словно все еще не мог этому поверить. – Нет… только не ты. – Он поднялся, отодвинув стакан на центр стола. – Попрощайся с Марком за меня, ладно?

Джанет смотрела ему вслед, пока он быстрыми шагами шел через сад к узкой полоске гальки, окаймлявшей пляж. Она понимала его разочарование. Крейг собирался закончить книгу к концу года. Он сам признался, что за последнее время ему почти не удалось продвинуться. Естественно, он надеялся, что она поможет ему закончить книгу вовремя, но она подвела его… хотя сперва твердо пообещала. Не удивительно, что он так холодно смотрел на нее!

Слезы начали застилать ей глаза, она медленно пошла в дом. В холле Марк говорил по телефону. Джанет тихонько передала ему просьбу Крейга, пожелала спокойной ночи и поднялась наверх в надежде, что сон поможет ей успокоиться и забыться.

15
{"b":"11540","o":1}