ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бусидо. Кодекс самурая
После Карлоса Кастанеды. Дальнейшие исследования
Навеки твой
Все идеи Роберта Кийосаки в одной книге
Князь Холод
Понедельник начинается в субботу (1-е издание 1965г.)
Острые края (сборник)
Искусство бега под дождем
Наказание жизнью
A
A

– Опять этот проклятый сирокко! Он дул сегодня так сильно, что остановил грузовой паром, и принес ужасную жару. Воздух тяжелый, будто свинцовый. Все вокруг раздражены. Мне еще повезло, что у меня болит только голова. – Он внимательно посмотрел на Джанет. – А с тобой все в порядке?

– Да, на этот раз он, видимо, обошел меня.

– Хорошо. Он уже стихает. – Марк взял две книги и, протянув их, сказал ровным голосом: – Крейг велел передать тебе. Одна – путеводитель по дворцу Топкапы, а другая – об истории Османской Империи. Он сказал, что давно обещал их тебе.

– Да, было дело. – Джанет почувствовала комок в горле. – Поблагодари его за меня, Марк, ладно?

– Он придет завтра, когда ты встанешь, и ты поблагодаришь его сама.

Марк взглянул на сестру и тут же отвел глаза. Она надеялась, что он не заметил, как порозовели ее щеки и задрожали пальцы, когда она взяла книги. За последние две недели Крейг заходил только дважды. Оба раза он держался холодно и отчужденно, и это опять напомнило ей первый месяц их знакомства.

В первый раз он пришел в понедельник, едва вернувшись с Бюйюк-Ада. Джанет уже приготовилась увидеть лед в его глазах и услышать резкий выговор, что не послушалась его предупреждения. Такое отношение она приняла бы легче, чем сдержанные бесстрастные расспросы, которые казались лишенными истинной заботы и внимания.

В прошлый уик-энд Крейг опять уехал на остров и оставался там до вторника, но на этот раз он, видимо, решил остаться дома. Он пришел в воскресенье после ленча. Джанет сидела в саду, удобно приладив забинтованную еще ногу на низенькой скамеечке. Она увидела Крейга издали, когда он шел по узкой полосе пляжа. А в Босфоре, как и всегда, толкались суда и суденышки: одни шли на север, к Черному морю, другие – на юг, к Мраморному.

Крейг вошел в маленькую калитку и быстро широкими шагами поднялся к дому.

Он подошел к Джанет и остановился, молча глядя на нее. Он держался спокойно и прямо, но лицо у него было измученное, под глазами круги. Джанет хотела бы знать, было ли это результатом слишком напряженной работы или он плохо спал, думая о Диане. Наверное, он сильно по ней скучает, решила Джанет.

От Крейга не укрылось, что нога Джанет еще была забинтована.

Он выглядел таким же уверенным и сдержанным, как всегда, несмотря на усталые глаза. Джанет предложила ему сесть, размышляя при этом, были ли в жизни Крейга случаи, когда с него слетала эта холодная невозмутимость. Она чувствовала при нем некоторую неловкость и, оглянувшись, подумала, что делают Марк и Тони, что их так долго задерживает в доме.

– Большое спасибо за книги, Крейг.

– Пожалуйста. Могу принести еще, если хочешь.

– Спасибо, – повторила она, опустив глаза. Когда она подняла взгляд, то старалась смотреть не на Крейга, а на корабли в проливе.

– Ты выглядишь гораздо лучше. Марк сказал, что рана хорошо заживает.

– Да, я пока не спускаюсь по лестнице, но по комнате уже хожу. Теперь мне совсем не больно.

Такой скучный, неинтересный разговор. Джанет опять оглянулась. Куда сгинули Марк и Тони? Они же сказали, что выйдут в сад вслед за ней. Она снова стала смотреть на корабли.

– Вот они, – сказал Крейг чуть язвительно, словно прочитав ее мысли. Джанет вспыхнула. Он не жалел ее. – Может, теперь ты расслабишься?

– Извини… – сказал Марк и сел, вопросительно глянув на Джанет.

Она удивилась: казалось, он извиняется за то, что оставил ее наедине с Крейгом!

Подошел Тони и, к досаде Джанет, заговорил об экспедиции.

– Четин должен был потренировать их, – заметил Марк, когда Тони пренебрежительно отозвался о молодом турке. – Было просто глупо брать в горы неопытных людей, предварительно не проинструктировав, как вести себя в случае опасности.

– Это был просто несчастный случай, – вставила Джанет, избегая взгляда Крейга. – Нельзя во всем винить Четина.

– Четин виноват во всем! Он опытный альпинист и знает, что почем. Я не понимаю, зачем он потащил вас в горы. – Крейг говорил очень резко, в его тоне отразилась вся его неприязнь к Четину.

Джанет молчала, она по-прежнему не смотрела на Крейга.

– Но это еще не все, как я понял из рассказа Салли и Гвен, – сказал Марк, обращаясь к Джанет. – Вы, оказывается, вымокли до нитки, переходя вброд…

– Нет, это был всего лишь ручей, – быстро вставила Джанет.

– Но вы промокли?

Ей пришлось это признать, и Крейг поинтересовался, как же они сушили свою одежду.

– Намокли только штанины, – ответила она. – Они… они высохли на нас.

– «Они»… – Крейг в гневе сжал губы, но то, о чем он подумал, осталось невысказанным, потому что Марк вспомнил о случае со скорпионами.

Но Крейга интересовали не скорпионы.

– Джанет, – спросил он недоверчиво, очевидно, позабыв о присутствии Марка и Тони, – ты хочешь сказать, что вы спали прямо на земле?

В его голосе слышались менторские нотки, которые вывели Джанет из себя в тот вечер, когда Крейг отослал Четина. Она не верила своим ушам. Он же сказал, что больше никогда не будет вмешиваться, но, видно, совершенно забыл о своем благом намерении: ведь сейчас он явно вмешивался в ее дела. Но почему? Почему его беспокоило, что она делает и куда идет?

– Вы и вправду спали на земле… трое мужчин и три девушки?

– Но послушай, Крейг… – вставил Марк, удивленно глядя на друга. Его, как и Джанет, поведение Крейга озадачило.

Решившись выдержать его взгляд, Джанет пристально посмотрела в лицо Крейгу, пытаясь прочесть его мысли. Его мнение не имеет никакого значения, убеждала она себя… и все же чувствовала, что не вынесет холодного презрения. То, что она прочла в его глазах, заставило ее вздрогнуть, вдруг напомнив его сердитое обещание поколотить ее.

Сейчас у него было такое лицо, что в это вполне верилось!

Крейг ждал ответа, и, хотя Джанет было трудно говорить, она с удивлением поняла, что ее смущение вызвано присутствием Тони и Марка, а вовсе не Крейга.

Наконец она начала объяснять, сказав, что они почти не спали из-за грозы. Она постаралась не вдаваться в подробности той ночи, но по выражению лиц слушателей скоро поняла, что ей это не удалось, особенно когда Тони воскликнул:

– И ваша одежда опять сохла на вас!

– Солнце скоро взошло… прошло совсем немного времени.

– Ну, Джанет… – Теперь Марк недоуменно посмотрел на нее, и впервые в его глазах появилось осуждение. – У вас троих, оказывается, начисто отсутствует здравый смысл. Почему же, черт возьми, вы не вернулись?

– Ночью? Мы не нашли бы дорогу.

– По-моему, у вас было несколько возможностей еще до этого, – начал Крейг сердито, но Джанет прервала его.

– Пожалуйста, – обратилась она ко всем троим, – давайте переменим тему!

Они прислушались к ее просьбе, но когда разговор пошел по другому руслу, Крейг молчал, упрямо сжав губы. Почему он так рассердился? Джанет размышляла над этим некоторое время, и внезапно ответ стал ясен. Все дело в книге. Она могла понять, что он чувствует: вместо того чтобы попусту подвергать себя опасности, она могла бы помочь ему в работе.

Но постепенно Крейг расслабился и даже согласился остаться на чай, который накрыли в тени акаций, в маленькой беседке, увитой зеленью. За столом Джанет узнала о планах Марка и Тони на каникулы. Они собирались в восточную Турцию, на озеро Ван, за компанию еще с двумя преподавателями из университета. За время путешествия им придется преодолеть около двух тысяч миль, и на это уйдет шесть или семь недель.

– Ты не будешь скучать, – сказал Марк спокойно. – Ты, наверное, уже договорилась насчет каникул с Салли и Гвен?

Джанет бросила на него быстрый взгляд и уже готова была сказать, что подруги уезжают домой, но сдержалась. Марк, конечно, откажется от поездки, если узнает, что она останется одна.

– Найдем чем заняться, – беспечно произнесла Джанет. – Я слышала, вокруг озера Ван прекрасные места. Салли и Гвен рассказывали.

– Да, это замечательное место, – согласился Тони. – Наши с Марком спутники уже бывали там и тоже рассказывали, вот и нам не терпится. – Он повернулся к Крейгу. – А ты куда-нибудь поедешь?

18
{"b":"11540","o":1}