ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он искоса глянул на Билла, ожидая увидеть на его лице знакомую ухмылку, но Билл лишь озадаченно хмурился:

– Это же лишено всякого смысла, – медленно и задумчиво произнес он. – Даже у нее должна быть хоть какая-то гордость.

Слова «даже у нее» заставили Эндрю вздрогнуть. Странно: сам он мог обвинять девушку, не без оснований полагая, что она строит беспочвенные планы и бессовестно притворяется, но мысль о том, что и Билл такого же мнения о ней, вызывала у Эндрю желание защищать Мюриел. Никогда прежде у него не бывало порывов защищать женщину, ни одна из них не интересовала его настолько, чтобы он говорил о ней так, как сейчас.

С ним творилось что-то необычное… и чем скорее он избавится от этого наваждения, тем будет лучше.

– Ты должен извинить меня, Билл, – произнес Эндрю, стараясь скрыть нетерпение. – Мне нужно закончить одно важное дело.

– Но ты же ничего не рассказал мне, – запротестовал Билл. – Давно она работает здесь? Ты говорил с ней?

– Я сейчас очень занят, Билл. Мне нужно немедленно уладить это дело.

Он взглянул на часы. Без десяти пять. Мюриел должна прийти в пять.

Билл поднялся, глядя на Эндрю с пониманием и некоторой насмешкой.

– Ладно. Встретимся в среду вечером… У тебя есть билеты на спектакль?

Эндрю кивнул.

– Извини, что выпроваживаю тебя, но….

– Я понимаю… хорошо понимаю, – сказал Билл самым любезным тоном. – Надеюсь, это срочное дело не слишком задержит тебя.

С этими словами он ушел, оставив Эндрю буравить закрытую дверь сердитым взглядом.

Мюриел вошла очень робко; она сильно покраснела и смутилась не только от недавней встречи с Эндрю, но еще больше от намеков и нескромных предположений девушек в цехе. Их насмешки еще звучали у нее в ушах, когда суровая секретарша Эндрю сообщила, что ее вызывает хозяин.

«Он симпатичный, правда? Ты уже влюбилась в него? Все новенькие влюбляются».

«Посмотрите-ка, как она зарделась!»

«Прямо розочка с куста…»

«Вы заметили, как она смотрела на него? Влюбилась, это уж точно!»

И каждое замечание сопровождалось, взрывом смеха.

Эндрю поднял голову от бумаг и, даже не предложив ей сесть, резко сказал:

– Нет необходимости говорить, как я удивился, увидев тебя здесь, Мюриел. Ты, наверное, ждала, что я пошлю за тобой?

– Нет, не ждала, – ответила девушка и по его презрительному взгляду поняла, что он думает о ней очень плохо. Собственно, так она и предполагала.

– Не притворяйся, Мюриел, меня не проведешь.

На мгновение в ее глазах вспыхнул гневный огонек, но тут же погас. Что бы там ни было, с Эндрю она провела самые счастливые часы своей жизни и не станет с ним ссориться.

– Ты, конечно, думаешь, будто я пришла на завод только для того, чтобы… снова увидеть тебя, – тихо, но с достоинством сказала она. – Вовсе нет. Я пришла потому, что мне нужны деньги… Я никогда раньше не работала, и мне нужно было найти место, где бы меня могли научить.

Ей было очень трудно говорить, когда он смотрел на нее с таким холодным безразличием, и, глядя, как его длинные пальцы нетерпеливо постукивают по столу, она уже не могла представить, что когда-то они нежно сжимали ее руку. Казалось совершенно невероятным, что эти пальцы касались ее, что эти руки сжимали ее в объятиях; чудесные дни и ночи на корабле, наверное, приснились ей… Сейчас он был холоден как лед, словно начисто забыл о тех моментах близости, которые воплощали для нее все самое чистое и светлое. Для него же это все было лишь мимолетным развлечением – приятно провести время и забыть навсегда. Если бы у нее было больше опыта… Но это все равно случилось бы, даже если бы она знала, что он отвергнет ее любовь с таким холодным равнодушием. Любовь – такое чувство, над которым человек не властен; оно побеждает прежде, чем ты успеваешь его осознать, а потом ты остаешься сломленной и разбитой, и хочешь только одного: заснуть, спать долго-долго и проснуться тогда, когда уже будешь слишком старой, чтобы без боли вспоминать об этом.

– Значит, тебе нужны деньги? – Голос Эндрю звучал по-прежнему ровно и бесстрастно. Ей показалось, что он взвешивает ее слова. – Видимо, твое материальное состояние несколько изменилось с тех пор, как мы виделись в последний раз?

– Да, изменилось, – простодушно ответила она и после легкого колебания добавила: – Мы никогда не были богатыми. Возможно, я ввела тебя в заблуждение, но…

– Я не заблуждался, – спокойно прервал он. – Я с самого начала понял, что за круиз платила твоя тетя.

Мюриел опустила голову.

– Да, она любит круизы, но ей не с кем было поехать, и поэтому она пригласила меня. Я была при ней чем-то вроде… компаньонки.

Его губы чуть покривились, и он сухо заметил:

– Ты проводила с ней не так уж много времени.

Мюриел был неприятен его тон, ее коробило от бесстрастной маски на его лице, поэтому она смотрела в сторону. Через некоторое время она вежливо осведомилась о причине вызова.

Эндрю смотрел на нее с неприязнью. Значит, он прав: у нее была наготове трогательная история о бедной семье и о несчастной девушке, согласной на любую работу. «Чего же она ждет теперь? Ничего, – подумал он с легкой усмешкой. – Теперь она отчетливо поняла, что ее план снова провалился. Завтра же ее не будет здесь».

– Я просто хотел удовлетворить свое любопытство. – Что-то странное послышалось в его голосе, и Мюриел резко подняла голову. Но он, казалось, полностью погрузился в свои бумаги. – Ты можешь идти.

Он произнес это равнодушным тоном хозяина. Чуть подождав, не взглянет ли он на нее, Мюриел повернулась и вышла из комнаты, не замечая ничего вокруг.

V

Ее первым побуждением было уйти с завода, и в тот же вечер Мюриел осторожно намекнула домашним, что ей не нравится работа. Сначала это было встречено удивленным молчанием, затем разом заговорили все, кроме Дерека.

– Работа не такая уж плохая, – отрывисто произнес Фред. – Я думал, у тебя все получается.

– Ты не можешь уйти с работы, – раздраженно сказала мать. – Как мы будем обходиться без твоих денег?

– Я всегда говорила, что ты просто не хочешь работать, – гневно бросила Диль. – Но если ты думаешь, что можешь сидеть у нас на шее, то глубоко ошибаешься!

– Ради бога, не будем больше об этом, – взмолилась наконец Мюриел, чувствуя свое поражение. – Я остаюсь.

– Тогда почему же ты говорила так, будто собираешься уйти? – недоуменно спросила миссис Патерсон. – Ты ужасно меня расстроила.

– Мне не нравится работа, вот и все. Но это ничего не значит. Я не уйду, и вам не о чем беспокоиться.

– Да, я вспомнил, – сказал Фред с неожиданным энтузиазмом. – По дороге домой я встретил Питера, и он сказал мне, что мистер Берк вызывал тебя сегодня. Что ему было нужно?

– Мистер Берк? – удивилась Диль. – Тот самый мистер Берк?

– Он единственный на заводе. Так что же ему было нужно, Мюриел?

– Ничего особенного, – она запнулась, увидев любопытный взгляд сестры. – Он только хотел узнать… нравится ли мне моя работа.

– Твоя работа?.. Разве мистера Берка интересуют такие пустяки? – обратилась Диль к своему мужу.

– Откуда мне знать? – Он повернулся к Мюриел: – Питер сказал, что хозяин говорил с тобой, когда приходил в цех. Разве он не спросил тебя о твоей работе?

– Спросил… – Она нервничала, не зная, как выпутаться из этого положения. – Он спросил, устраивает ли меня работа на заводе.

– А потом он послал за тобой, чтобы опять спросить то же самое? – сказала Диль с нескрываемым сарказмом. – Он, должно быть, очень заботливый хозяин. – Она помолчала, а потом добавила: – Ты помнишь свое странное высказывание о «боссах», как ты их назвала? Сдается мне, ты знала мистера Берка еще до того, как пошла работать на завод.

Заметив замешательство Мюриел, Фред пожалел, что начал этот разговор, и уже хотел вмешаться, но тут Мюриел бросила нож и вилку на стол и сердито обратилась к своей сестре:

– Что это ты выдумываешь?

14
{"b":"11541","o":1}