ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И не забудь подробно писать мне, как пойдут твои дела.

К неудовольствию Кристин Мюриел настояла на том, чтобы смыть косметику и расчесать волосы, прежде чем вернуться домой.

– Твоя мама не узнала бы тебя, – заметила Кристин. «И папа тоже», – подумала Мюриел, вздрогнув от мысли, что он мог бы увидеть ее с таким ярким гримом на лице.

Тетя Сара предложила Мюриел остаться у них ночевать, но девушка отказалась, зная, что отцу не справиться с заказами одному.

– Первый автобус отсюда идет не раньше девяти, – сказала она, – а папа к этому времени уже должен выехать.

– А как же он станет управляться, когда ты уедешь в круиз? – спросила тетя Сара без особого интереса.

– Мама будет помогать ему в магазине.

– Ей это не понравится, – мрачно заметила тетя.

– Самое трудное – развозить заказы, – сказала Мюриел и добавила, чуть поколебавшись: – Но если я найду богатого мужа, – как ужасно это звучит! – я куплю папе новый фургон. Наш старый все время ломается, и постоянно нас подводит.

– У вас все та же старая развалюха, которую вы купили в самом начале?

– Мы не можем себе позволить другой машины: они сейчас такие дорогие.

– Это так дурно – быть бедной, – вставила Кристин, глядя, как ее мать наливает чай из изящного серебряного чайника. – Для тети Эмилии это должно быть особенно ужасно: в молодости она привыкла к совсем другой жизни.

– Она сама виновата – не слушала добрых советов. Нас было четыре сестры, и только она вышла замуж так неудачно. Я рада, что ты, Мюриел, не намерена портить себе жизнь.

– Я люблю своего отца, – вспыхнула Мюриел, – и не хочу, чтобы о нем отзывались так пренебрежительно! Похоже, что только я одна его понимаю. Он очень добрый и мягкий, и он жертвует всем ради нас.

– Дорогая моя, я восхищаюсь твоей дочерней преданностью, но по-прежнему считаю, что твоей матери не стоило за него выходить. Только подумай, как бы все изменилось для вас, детей, если бы она вышла замуж за человека своего круга. О, я знаю, что он дал вам с Диль возможность закончить школу, но большую ли пользу вам это принесло? И хотя сейчас Дерек хорошо учится в школе, я сомневаюсь, сможет ли твой отец послать его потом в университет. Когда Дереку исполнится шестнадцать, ему, вероятно, придется оставить школу и пойти работать.

– Он не бросит школу, – Мюриел крепко сжала руки. – Он хочет стать юристом.

Тетя Сара покачала головой.

– То, что он хочет, и то, что может себе позволить ваш отец – разные вещи. Ты говорила, что у отца не очень хорошее здоровье, так что Дереку, скорее всего, придется заниматься магазином, если только, – прибавила она многозначительно, – ты не сможешь ему помочь.

Мюриел покраснела. Как много сейчас зависело от нее и от успеха предстоящей поездки. И вдруг она заколебалась. Сможет ли она полностью изменить себя как личность? Ведь это значит отказаться от всего, что так любит в ней отец.

Наблюдая за своей племянницей, тетя Сара подумала, что никогда не встречала более миловидной девушки: среднего роста, стройная и грациозная, с серо-зелеными глазами и каштановыми волосами. Природа, искусно соединив тонкость и твердость черт, создала лицо поразительной красоты. Будет обидно, если девочка не воспользуется своим богатством.

– Я искренне надеюсь, что смогу, – ответила Мюриел с мрачной решимостью.

А неделю спустя умудренная советами и наставлениями Мюриел Патерсон решительно взошла на борт «Аппении».

Тетя Эдит сразу же пошла в свою каюту, а Мюриел, для которой все здесь было внове, оставалась на палубе, пока корабль не отошел от причала. Потом она направилась к главному трапу. Спустившись вниз, она поняла, что заблудилась, но ей помог один из корабельных офицеров, и через несколько минут она очутилась в каюте своей тети.

Старая дама пластом лежала на койке.

– Уходи, – раздраженно бросила она. – Я болею.

– Мы же только отошли от причала, – Мюриел удивленно посмотрела на нее. – Почему вы думаете, что вам будет плохо?

– Потому что я всегда болею первые два дня, – пожаловалась она. – Это такое расточительство: ведь все оплачено, а я не могу съесть ни кусочка…

Мюриел улыбнулась – тетя Эдит не выносила ни малейшей расточительности.

– Можно мне потом к вам зайти?

– Можешь, если хочешь, но предупреждаю: это будет не слишком приятное зрелище.

Каюта Мюриел, хотя и была первого класса, не имела балкончика, как тетина, но тоже была с отдельной ванной, и через полчаса Мюриел уже сидела перед зеркалом и внимательно рассматривала свое отражение, строя при этом гримасы и вспоминая, как она шокировала тетю своим видом. Но Мюриел постаралась выбросить эти мысли из головы и забыть едкие замечания тети Эдит. «Все же жаль, что богатые мужчины предпочитают изысканных женщин», – подумала она, взяв расческу, чтобы привести в порядок свои прекрасные волосы. Она с минуту помедлила и вдруг представила себе своего отца. Какой он бледный и усталый; каких трудов ему стоит поднимать тяжелые корзины с овощами и ящики с фруктами. Он всегда выглядит совершенно измученным, когда возвращается домой… Мюриел решительно сжала губы и принялась делать из себя «изысканную женщину», как ее учила кузина.

Перед обедом она вновь зашла в каюту тети Эдит; старая дама по-прежнему лежала неподвижно и явно жалела себя.

– Вы не пойдете обедать? – осторожно спросила Мюриел.

– Разве похоже, что я в состоянии пойти на обед? – Мюриел заметила, что тетя и вправду плохо выглядит, но ничего не сказала. – Если бы я могла одолеть свой обед, будь уверена, я так бы и сделала. Господи, что это ты напялила? – Тетя Эдит приподняла голову в кружевном чепце и села, подложив под спину подушку. – Я бы никогда не взяла тебя с собой, если бы только знала, что ты будешь так одеваться. Это платье просто неприлично! «Без бретелей», кажется, так его называют? Я бы сказала, что оно вообще без лифа!

– Сейчас все носят открытые платья, – запротестовала Мюриел, все же слегка покраснев.

– Но тебе они не идут. И если ты думаешь, что вся эта краска на лице делает тебя привлекательнее, то ты просто дура! А волосы… Богатый муж, как бы не так! Да в таком виде ты напугаешь любого порядочного мужчину. Я полагаю, тебе безразлично, как он будет выглядеть, лишь бы у него имелись деньги. Но кто вбил тебе в голову подобную ерунду? Сядь и расскажи мне!

Мюриел послушно села – в присутствии тети Эдит почти все робели – и рассказала ей о Фреде и Диль, добавив, что они, вероятно, не стали бы ссориться, будь у них свой дом. Она еще не успела довести свой рассказ до конца, как тетя прервала ее:

– Они-то должны быть счастливы: ведь они женаты всего несколько месяцев.

– А вот и нет, тетя Эдит: они постоянно ссорятся. А теперь еще из-за ребенка…

– Из-за ребенка? Какого еще ребенка?

– Ребенка Диль… правда, он еще не родился, – добавила Мюриел поспешно. – Сестра винит в этом Фреда. Видите ли, если бы не ребенок, она продолжала бы работать и тогда они смогли бы накопить денег на собственный дом.

– Я не понимаю, ты-то тут при чем?

– Меня беспокоит счастье моей семьи, – произнесла она тихо.

– Поэтому ты решила выйти замуж ради денег? Вот ерунда-то! Ты выйдешь замуж, моя милая, только по любви! Ты создана для этого.

– Я раньше тоже так думала, – с грустью призналась Мюриел. – Но теперь я изменилась. Только представьте себе, сколько хорошего я могла бы сделать, будь у меня деньги. Я бы могла все уладить дома, и, вероятно, положить в банк какую-то сумму на дом для Диль и Фреда.

– Почему ты должна все это делать? – спросила тетя Эдит. – Если Диль испортила свою жизнь, тебе не стоит жертвовать собой, чтобы помочь ей все наладить.

– Но есть еще Дерек…

Тетя посмотрела на племянницу проницательным взглядом.

– Я полагаю, твоя мать думает, что я могла бы ей в этом помочь?

Мюриел вспыхнула. В семье Петерсон никогда не отзывались хорошо о тете Эдит, но Мюриел тетю никогда не осуждала. Единственная дочь тети Эдит вышла замуж за американца и жила сейчас в Бостоне. У них было трое сыновей, и тетя Эдит, естественно, должна была прежде всего думать об их будущем.

2
{"b":"11541","o":1}