ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вранова погоня
Где валяются поцелуи. Венеция
Цветы для Элджернона
Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит
Невидимая девочка и другие истории (сборник)
Строим доверие по методикам спецслужб
Женщина глазами мужчины: что мы от вас скрываем
Необыкновенные приключения Карика и Вали
Теория заговора. Правда о рекламе и услугах
A
A

Она в нерешительности стояла у стола мисс Кук, и тут до нее долетел возглас Билла:

– Упала в обморок у твоих ног? Ты шутишь, Эндрю!

– Разве я стал бы так шутить? – Эндрю произнес это резким тоном, и Мюриел живо представила презрительную мину на его лице.

– Это выглядело естественно?

– Самое неуклюжее представление, которое я когда-либо видел. Она стояла у стены, ожидая, когда я пойду на ленч, – я всегда выхожу в двенадцать тридцать, – и когда я поравнялся с ней, она мягко соскользнула на пол. Даже ушибиться не рискнула. – Он как-то странно засмеялся, как будто хотел, но не смог сдержаться.

– Боже, как грубо! Она, должно быть, начиталась романов восемнадцатого века! – Оба они вновь рассмеялись, а Мюриел стиснула кулаки от гнева и обиды. У нее возникло непреодолимое желание распахнуть дверь пошире, влететь в кабинет и высказать им обоим все, что она о них думает. Но вместо этого она быстро и бесшумно покинула приемную.

Слезы гнева застилали ей глаза, когда она шла к воротам завода. Она представляла себе свое унижение, когда Кристин узнает всю правду; теперь Мюриел была уверена, что той станет все известно очень скоро.

Если Кристин и Эндрю начнут обсуждать летний отдых, Эндрю придется упомянуть круиз на «Аппении» в июле. Кристин, конечно, заметит совпадение и скажет, что ее кузина отдыхала на том же корабле. И хотя она знала, что там было более тысячи туристов, она наверняка спросит Эндрю, не встречались ли они. Эндрю, поняв, что Мюриел ничего не рассказала своей кузине, вряд ли станет отрицать свое знакомство с нею. Он, вероятно, скажет, что они иногда встречались, но Кристин, вспомнив описание, которое Мюриел дала в своем письме, легко все сопоставит.

«Если бы только удалось предупредить Эндрю! – в отчаянии думала Мюриел. – Мы могли бы договориться, и он сохранил бы все в тайне».

Она отошла в сторону, заметив приближающуюся машину – машину Эндрю, потому что другой во дворе не было. Она отвернулась, когда машина проезжала мимо, но та остановилась всего в нескольких шагах. Сторож приложил руку к фуражке и открыл ворота, а Эндрю, высунув руку из окна машины, протянул ему что-то, вероятно, ключ от кабинета. Мюриел замедлила шаг, но машина, к счастью, двинулась дальше. Двор был хорошо освещен, и она была уверена, что Билл узнал ее, потому что, посмотрев вслед машине, когда уже она отъехала на значительное расстояние, Мюриел увидела, как он оглянулся.

«Все еще перемывают мне косточки», – подумала Мюриел и покраснела, вспомнив то, что ей довелось услышать. Она представила себе, как удивился Билл, как он сказал: «Это Мюриел? Как она изменилась!»

Именно эти слова он и произнес, чем вызвал усмешку у своего друга.

– Неужели ты думал, что она явится на завод, расфуфыренная словно кинозвезда?

– Я вовсе не это имел в виду. Она одета как-то… бедно.

– Она всегда была бедной.

Эндрю пристально смотрел в зеркало, как будто мог поймать взгляд девушки, о которой они говорили. Внимательно посмотрев на него, Билл заметил, как чуть скривились его губы в гримасе горечи и презрения. Как все просто… Билл не смог скрыть улыбку. Эндрю, с его надменной самоуверенностью и хваленым знанием женщин, постигла, наконец, неудача из-за чересчур поспешных выводов и собственной самонадеянности. Отрезвило ли это его? Вряд ли. Вдруг Билл даже посочувствовал другу: не приведи бог влюбиться в девушку, которую считаешь бессовестной авантюристкой, гоняющейся за богатыми мужчинами. Билл нахмурился, вспомнив свои сомнения в отношении Мюриел. Но тогда он сразу отбросил их, уверенный, что Эндрю со своим богатым опытом правильно оценил ее, но сейчас сомнения вернулись с новой силой.

– В таком случае, – заметил он, – Мюриел, вероятно, говорила правду, когда сказала тебе, что пришла на завод, потому что ей нужны деньги. – Он помолчал. – А чем она занималась до того, как пришла на завод?

– Не имею ни малейшего представления, – зевнув, ответил Эндрю, и Билл удивленно посмотрел на друга.

– Знаешь, – голос Билла заметно изменился, – я никогда не понимал Мюриел, но она мне нравилась.

Не получив ответа, Билл решил, что Эндрю не хочет продолжать этот разговор. То же самое случилось в тот день, когда он узнал, что Мюриел работает на заводе. Он поступил так же и в следующий раз, когда Билл, проявляя естественное любопытство, задал ему несколько вопросов. Ответы Эндрю были очень кратки, почти резки, и Билл сразу прекратил расспросы, уважая его невысказанное желание.

Но сегодня в кабинете, возмущенный ее «обморочным» представлением, Эндрю не выразил обычного нежелания говорить о ней. Все же Билл был уверен, что в душе у друга происходит какая-то борьба, что на самом деле Эндрю было неприятно любое неодобрительное слово о Мюриел и что тот уже горько пожалел о своей поспешной откровенности.

– Эндрю, – произнес Билл озабоченно, – а ты уверен, что справедлив по отношению к Мюриел? Ты упомянул, что она говорила мисс Кук, будто хочет сказать тебе что-то важное. Мне кажется, если она так настаивала, ты мог бы выслушать ее.

Эндрю резко повернулся к нему.

– Тебе жаль бедняжку?

– Допустим, да, – признался Билл, вспомнив одинокую фигуру на дороге. – Я никогда не был таким твердокаменным, как ты, Эндрю, – добавил он чуть смущенно.

Горькая улыбка тронула губы Эндрю; он вовсе не был таким твердокаменным, каким считал его Билл. Узнав в субботу, что Мюриел все еще работает на заводе, он провел самый ужасный уик-энд в своей жизни. Похоже, он был к ней несправедлив. Она ни за что бы не осталась, если бы ее не вынуждали обстоятельства.

Прошлое было забыто; он даже не мог вспомнить, как выглядела Мюриел Патерсон во время круиза. Он видел только девушку с завода, с замечательными волосами и чудесными глазами, в которых таилась грусть. Сотню раз за время уик-энда где-то в подсознании звучало предупреждение: «Ты – идиот!», и сотню раз он отбрасывал его.

«Можно послать за ней и даже перевести ее на лучшую работу без малейшей опасности для меня», – говорил он себе.

Он уже ясно понимал, что любит ее… но никогда не женится на ней. И еще ему была невыносима мысль, что она несчастна и нуждается в деньгах.

Все это совершенно не вязалось со здравым смыслом, но впервые в жизни он оказался бессилен перед своими чувствами.

Он уже точно знал, что сделает. Прежде всего, утром в понедельник он пошлет за ней и, узнав причину ее прихода на завод, переведет на более подходящую работу, где рабочий день короче и зарплата выше.

Но, войдя в кабинет, Эндрю снова поддался сомнениям и опасениям – он был не так уж уверен в своей силе и неуязвимости.

А если она опять наденет маску искренности и невинности? Сможет ли он устоять перед ней? Если перевести ее на работу в управление, придется видеть ее постоянно. А куда еще можно перевести ее?

Эндрю пытался разобраться в своих чувствах, когда секретарша сообщила ему, что Мюриел в приемной и хочет его видеть. У него вновь возникли подозрения, хотя только страх – да, он признавал, что это был страх, – помешал ему принять Мюриел. Но, едва отослав ее, он почувствовал угрызения совести и был уже готов послать мисс Кук, чтобы вернуть ее обратно, но его отвлек долгий телефонный разговор по поводу нового изолирующего материала, который разработали химики его фирмы. После этого он решил пойти в лабораторию и обсудить результаты испытаний на месте. Возвращаясь к себе в кабинет, он уже решил послать за Мюриел после ленча, но по дороге заглянул в цех, где она работала и…

Почему он не уволил ее сразу? Этот вопрос преследовал его весь день. Даже после случая с обмороком, который произошел буквально через пять минут после того, как он увидел ее в объятьях другого мужчины, он не смог вызвать управляющего и отдать приказ об ее увольнении. Что же эта девушка сделала с ним? Она, должно быть, колдунья. Он слышал о женщинах, которые пользуются какими-то таинственными чарами, так что их жертвы теряют способность рационально мыслить. Но он никогда даже не представлял себя на месте жертвы!

20
{"b":"11541","o":1}