ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да.

Когда тетя Эдит заговорила вновь, в ее голосе вновь прозвучали необычно мягкие нотки.

– Скажи мне, Мюриел, Эндрю Берк давал тебе основание поверить, что у него серьезные намерения? – Она очень внимательно наблюдала за своей племянницей. Старой даме с самого начала казалось, что Эндрю подозревал о планах Мюриел.

– Да, – ответила Мюриел после долгого колебания. – Он часто говорил о будущем, а однажды сказал, что мне понравится то место, где он живет. Там рядом лес… И еще он сказал, что я полюблю деревья в его саду. Его дедушка очень любил деревья и привозил их со всего света. Он спрашивал, умею ли я кататься на коньках, потому что у них есть озеро, и когда оно замерзает зимой, вся семья катается на коньках, и все их друзья тоже. Я не знаю, что случилось, тетя Эдит, но уверена, что он говорил все это серьезно.

Тетя Эдит думала иначе, но промолчала. Так и есть, он видел девчонку насквозь. Вероятно, он часто встречал женщин, которые гоняются за богатыми мужчинами, и научился бегать от них как от чумы. А на этот раз он решил над одной из них посмеяться. Наверняка он намеренно держался так, чтобы Мюриел поверила, будто конец круиза вовсе не будет означать конец их отношений. Что ж, она сама виновата. Она следовала советам этой вертихвостки Кристин и вполне заслужила того, что с ней случилось. Но, взглянув на бледное лицо Мюриел, старая дама смягчилась. Эндрю Берку тоже нет оправдания. Ему следовало просто оставить Мюриел в покое. Может, девчонку и следовало проучить, но не ему это делать!

– Постарайся забыть обо всем, – мягко посоветовала она. – Я думаю теперь, когда ты работаешь, у тебя меньше времени на воспоминания. Где ты работаешь? Ты писала, что нашла работу в, Барстоне. В магазине?

– Нет, – Мюриел знала, что такой вопрос неизбежно будет задан, и боялась его. Надо было отвечать: с тетей Эдит не удастся ни отмолчаться, ни увильнуть от ответа. – Я работаю на заводе фирмы «Берк и Гроувз», он в районе парка.

– Ты… – Тетя Эдит даже вилку уронила. – Что ты сказала?

– Я работаю на заводе Эндрю… и не в конторе, а в цехе. – Заметив удивленный взгляд тети, Мюриел начала объяснять, почему она была вынуждена пойти туда. Тетя Эдит по-прежнему смотрела на нее в упор, и она поспешно добавила: – Вы, наверное, думаете, что следовало бы найти работу в другом месте, но я не смогла. Я долго искала, обошла весь город.

– Нет. – Тетя Эдит покачала головой. – Я не думаю, что ты пошла туда из-за него, но бьюсь об заклад, Эндрю Берк так и подумал. Ты видела его?

– Да, но я вовсе этого не ожидала… по крайней мере, не так скоро – ведь на заводе тысячи рабочих. И он подумал, что я бегаю за ним; он почти так и сказал.

– Так и сказал? – В голосе старой дамы послышались резкие интонации.

– Не прямо. – Мюриел рассказала о беседе в кабинете Эндрю и добавила дрогнувшим голосом: – Он говорил так резко, как будто мы никогда не были… друзьями; как будто он теперь… он н-ненавидит м-меня.

– Ненавидит… теперь?.. – Казалось, тетя Эдит говорит сама с собой. – Вел себя, как будто ненавидит тебя?.. Интересно, с чего бы это? – Она в задумчивости вертела в руках кусочек хлеба, и на лице ее было очень странное выражение.

Мюриел подумала, не преувеличила ли она; голос Эндрю звучал резко и безразлично, но в нем не было откровенной враждебности.

– Я не могу передать точно, как он вел себя. Но у меня создалось впечатление, что он не хочет, чтобы я попадалась ему на глаза. – Голос Мюриел сорвался, но тетя Эдит не заметила этого. Лицо ее по-прежнему было сосредоточенным.

– Странное у тебя создалось впечатление. Ты же сказала мне, будто вы расстались друзьями?

– Я так думала.

– Ты видела его после того, как он вызывал тебя в свой кабинет?

Мюриел колебалась. Бесполезно скрывать что-либо от тети Эдит. Если Эндрю и Кристин поженятся, она так или иначе об этом узнает, ее же пригласят на свадьбу. Лучше рассказать обо всем сейчас, чтобы это приглашение не было для нее неожиданным.

– Я видела его в прошлую субботу с Кристин. Они уже почти помолвлены.

Тетя Эдит ошеломленно посмотрела на племянницу, казалось, она плохо расслышала ее слова.

– Помолвлены? Эндрю Берк… и эта развязная девчонка!

– Он тот самый человек, о котором я говорила – тот, за которого Кристин решила выйти замуж.

– А! Тот, у которого деловые связи с ее отцом. Почему ты решила, что у них такие близкие отношения?

– Я разговаривала с Кристин как раз перед тем, как они с Эндрю встретились, и она сказала… сказала, что я буду… подружкой на свадьбе…

Прошло несколько минут, прежде чем Мюриел смогла продолжить и передать своей тетке весь разговор с Кристин. А затем, неожиданно для себя, она рассказала все, что с ней произошло и во время круиза, и с тех пор, как она пришла работать на завод.

Рассказ получился сбивчивый и несвязный, но тетя Эдит без труда привела весь этот хаос в надлежащий порядок. Почти сразу же она поняла, что Эндрю Берк также влюблен в Мюриел, как и она в него. Он не хочет видеть ее, потому что боится.

Боже, какая невероятно глупая парочка!

Если бы у него была хоть часть того знания женщин, на которое он претендует, то он бы уже через пять минут увидел, что Мюриел – сущий младенец! А если бы у нее был хотя бы грамм здравого смысла, то она бы поняла, что он нипочем не женится на Кристин, будь она даже единственной женщиной на Земле! Они словно сговорились морочить друг другу голову. Тетя Эдит размышляла, не следует ли ей вмешаться в это дело.

– Ты сделала большую глупость, когда пыталась увидеться с ним, – наконец произнесла она. – А этот твой обморок… – пренебрежительно фыркнула она. – Когда ты почувствовала, что можешь потерять сознание, почему, черт возьми, ты не постаралась заползти куда-нибудь? Неудивительно, что он решил, будто ты притворяешься!

– Но я не могла никуда идти, – горячо запротестовала Мюриел. – Мне было ужасно больно.

– Тогда ты должна была сказать ему об этом и все объяснить, а не корчить из себя мученицу!

– Я и не корчила! Я просто не могла подвести людей… так нельзя!

– Ерунда! – Старушка помолчала. – Во сколько, ты сказала, у тебя свидание с тем молодым человеком?

– В половине восьмого… но я могу его отменить. У него, кажется, есть телефон, и он живет в Барстоне, значит, он еще не вышел из дома. Если я потороплюсь…

– Не надо. Мой поезд выходит из Барстона в восемь часов. Я не собираюсь задерживаться. Можем мы поймать такси?

Мюриел широко открыла глаза. Тетя Эдит никогда не ездила на такси!

– Такси? Мы можем еще успеть на автобус.

– Да, если отправимся немедленно. Но как же стол и посуда? Твоя мать будет недовольна, если ты все так оставишь. У тебя и без того хватает неприятностей. Тебе надо беречь себя, а то еще загнешься, чего доброго. Что ты на меня так смотришь? Думала, у меня нет сердца, да? Есть… ты еще увидишь!

Когда такси остановилось у кинотеатра, Мюриел сразу увидела, что Питер уже ждет ее. Она вышла из машины и задержалась у открытой дверцы.

– Тетя Эдит, вы уверены, что вам надо так рано уезжать? – спросила она, заглядывая в темноту салона. – Я могу отменить свидание… Питер поймет.

– Не дури! Ты отлично знаешь, что я не позволю тебе гробить на меня целый вечер! Беги и веселись. – И, махнув рукой, тетя Эдит велела шоферу везти ее на станцию.

– Ну, сколько с меня? – спросила она, когда он доставил ее по назначению.

– Тридцать шиллингов.

– Что? Вы, должно быть, считать разучились! – Порывшись в своей массивной черной сумке, она достала фунтовую банкноту и немного серебра. – Ну?

– Тридцать шиллингов, мадам, – повторил он, презрительно взглянув на выцветший плащ, на коричневую шляпу внушительных размеров, на которой среди перьев блестели крупные шляпные булавки, на сморщенное сердитое лицо и пронзительные глаза, смотревшие из-под шляпы почти агрессивно. – Я считаю, что это вполне умеренная плата, мадам.

Вздохнув, тетя Эдит отсчитала ровную сумму и вручила шоферу. «Хорошо, – подумала она, медленно прогуливаясь по платформе, – что я решила не ездить в Дейнмир-Лодж…»

22
{"b":"11541","o":1}