ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Только что позвонил мистер Пикар, – сухо сказала мисс Кук, осуждающе глянув на них обоих. – Он сказал, что вы собирались привести к нему мисс Патерсон без двадцати девять. – Она посмотрела на часы – было уже десять минут десятого. – Он должен уйти и хотел бы знать, не сможете ли вы прийти прямо сейчас. Если нет, то он вернется около одиннадцати.

– Передайте ему, что мы сейчас придем.

– Я не нравлюсь мисс Кук, – заметила Мюриел, когда та вышла из комнаты.

– На свете очень мало людей, которые ей нравятся, – ответил Эндрю с легкой усмешкой. – Она довольно странная женщина, но как секретарю ей нет цены. Пойдем, дорогая. Ты, кажется, боишься?

– Ужасно, – ответила она дрогнувшим голосом. – Я, наверное, не справлюсь, Эндрю.

Но мистер Пикар, седовласый пожилой мужчина, несмотря на довольно суровое выражение лица, оказался очень приятным в обхождении, и Мюриел сразу почувствовала себя свободнее. Вскоре она уже сидела рядом с доброжелательно улыбавшейся девушкой, и та объясняла, что Мюриел придется делать. Все в отделе с любопытством поглядывали на нее: никогда еще хозяин сам не приводил к ним в отдел новых служащих!

– Теперь все в порядке? – Эндрю улыбнулся ей, и выражение его глаз придало ей уверенности.

– Да, спасибо, Эндрю… мистер Берк.

Он ободряюще подмигнул ей и, поговорив немного с мистером Пикаром, ушел.

Утро пролетело незаметно. В двенадцать часов мистер Пикар вызвал Мюриел к Себе и вручил ей папку.

– Мистер Берк просил меня прислать вас к нему в кабинет вот с этими документами. Вы найдете дорогу? – Его лицо было совершенно бесстрастным – что бы он ни думал о полученном указании, он отлично скрывал свои мысли.

– Наверное, найду, – с сомнением в голосе ответила Мюриел, вспомнив бесконечные коридоры, по которым вел ее Эндрю. – Сначала я должна повернуть налево, верно?

– Да. Потом прямо, мимо конструкторского отдела, затем еще раз налево.

Сначала Мюриел почти бежала, но потом перед кабинетом замедлила шаг. Она едва справилась с сердцебиением, когда, постучав в дверь и получив разрешение войти, положила папку перед Эндрю на стол.

– Вот документы. – Она постаралась сказать это бодрым деловым тоном.

– Ты очень похожа на суетливого маленького котенка, моя прелесть! – засмеялся Эндрю, окинув взглядом ее аккуратную черную юбку, белоснежную блузку и собранные в пучок волосы. – Распусти волосы.

– Распустить волосы?

– Ненадолго. Я приглашаю тебя на ленч.

– Замечательно! – порывисто воскликнула она и тут же смутилась. – Я хотела сказать, спасибо.

– Где твое пальто?

– Там, на вешалке. – Она кивнула в сторону приемной. – Мисс Кук велела оставить его там.

– Тогда сходи за ним, а я подожду тебя здесь.

Когда Мюриел вернулась, Эндрю уже был одет. По дороге до небольшого ресторанчика, куда он обычно ходил на ленч, Эндрю стал расспрашивать ее о новой работе.

– Мне там очень нравится. Я чувствую, что надоедаю мисс Стивенс, но она охотно отвечает на все мои вопросы.

– Я рад, что тебе нравится работа. – Он насмешливо улыбнулся. – Надеюсь, ты не будешь о ней жалеть, когда тебе придется уйти.

– Нет… но мне будет одиноко, когда ты будешь на работе. Чем я буду заниматься?

Они вошли в ресторан. Эндрю взял ее за руку и повел к столику в углу.

– Я мог бы дать тебе ответ, который заставит тебя покраснеть. Ты так очаровательно краснеешь, – тихо сказал он. – Но я подожду, когда мы останемся совсем одни.

– Ты уже, кажется, ответил мне, – заметила Мюриел. усаживаясь, – и я не краснею!

– Это тебе кажется, дорогая. – Он подал ей меню. – Грейпфрут?

– Да, пожалуйста.

За столом Эндрю был странно молчалив, порой на его лице мелькало озабоченное выражение.

– Что-то случилось, Эндрю?

– Что?

– Кажется, тебя что-то… беспокоит.

Он вздохнул, помедлив с ответом.

– Вчера я говорил со своей мамой. Я сказал ей, что собираюсь жениться, и она… она…

– Ей это не понравилось? – Мюриел сказала это очень медленно, через силу, с мучительным чувством неловкости. Какое уж счастье, если она станет причиной разрыва между Эндрю и его матерью; Из того немногого, что он рассказывал во время круиза, Мюриел знала, что он очень привязан к своей матери.

– Нет, дорогая, дело не в этом, – поспешно сказал он. – Она, конечно, немного беспокоится, но это пройдет, когда она ближе познакомится с тобой. Она давно твердит, что мне пора жениться. Все дело в доме… – Он заметно колебался. – Мюриел, дорогая, я знаю, что тебе хотелось иметь свой дом… мама тоже так считает, но…

Мюриел спокойно закончила его мысль:

– …ты не хочешь расставаться со своей мамой.

– Все же я думаю, что мне лучше купить для нас другой дом.

– Но тебе вовсе не хочется покидать свой родной дом?! – воскликнула Мюриел. – Когда-то ты говорил мне, что ты там родился, и твой отец тоже. Ты рассказывал мне о чудесных деревьях, которые посадил твой дед.

– Это не имеет значения. Важно, чтобы ты была счастлива, а это вряд ли возможно, если две женщины…

– Эндрю, милый, помнишь, ты в один миг рассеял все мои тревоги? – Она с любовью улыбнулась ему. – Теперь я могу избавить тебя от твоих тревог. Я готова жить с твоей мамой.

– Ты… просто прелесть! – Озабоченное выражение исчезло с его лица, но он все же спросил еще раз: – А ты уверена? Действительно уверена?

– Если она такая же хорошая, как ты, я буду счастлива жить с ней под одной крышей.

– Я этого никогда не забуду. Это большая жертва, и я…

– Нет-нет, ничего подобного, – начала она, но Эндрю прервал ее.

– Конечно, это жертва для женщины, которая не сможет иметь свой собственный дом, окружить себя вещами по своему выбору. – Он слабо улыбнулся. – Хотя я – обыкновенный мужчина, мне все же ведомы чувства женщин, их поразительная сентиментальность. Стоит только посмотреть, как моя мама вытирает пыль с памятных безделушек лучшим носовым платочком.

– Правда?! – воскликнула Мюриел, – О, я, наверное, полюблю ее!

– Да? Ты тоже так делаешь?

– Конечно, – она только не добавила, что такой чести она удостаивает лишь маленькую фарфоровую собачку, которую он купил для нее во время круиза.

– Да, я тоже думаю, что ты полюбишь мою маму, – уверенно сказал Эндрю. – И конечно, она тоже полюбит тебя. А со временем ты полюбишь и наш дом. Когда мы съездим туда? – почти с мальчишеским нетерпением спросил он. – Сегодня?

– Не сегодня, Эндрю. Я пообещала Диль навестить ее сегодня. Я ведь говорила тебе о малыше?

– Вчера вечером ты только о нем и говорила, – сухо заметил Эндрю. – Нам надо обсудить более важные для нас вещи.

– Знаешь, как приятно быть тетей? Я чувствую себя ответственной. И малыш такой очаровательный!

– Ты бы в любом случае стала тетей. У моей старшей сестры, Салли, есть сын четырех лет. Но я уверен, ты не сочтешь его очаровательным, когда познакомишься с ним. Он ужасный проказник.

Но у него же такой возраст, – заступилась Мюриел за своего будущего племянника. – Ты должен быть снисходительнее.

– Ну, мне это не всегда удается, – серьезно ответил Эндрю. – Я могу выносить его только после того, как отшлепаю.

– Никогда не следует бить детей, – со знанием дела заявила Мюриел. – Во всех книгах об этом пишут.

– Так ты читаешь книги по детской психологии? – весело спросил он.

– Диль дали несколько книг, и я их прочитала. Одна мне особенно понравилась и я пообещала купить ей такую.

– Не стоит, – последовал совет Эндрю. – Купи ей лучше метелку, она твоей сестре больше пригодится.

– Метелку? – Мюриел недоверчиво посмотрела на него. – А что это такое?

– А ты не знаешь? – с наигранным изумлением спросил Эндрю. – Метелка – это такая гибкая палочка с пучком перьев на конце. Они, конечно, просто для отвода глаз: ни одна уважающая себя хозяйка не станет сметать пыль вместо того, чтобы вытереть ее, правда?

– Ты хочешь сказать?.. Эндрю, ты меня разыгрываешь?

32
{"b":"11541","o":1}