ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На следующее утро корабль бросил якорь в Фуншале. После этого дня, проведенного с Эндрю на Мадейре, Мюриел поняла, что ее чувства к нему совсем иного свойства, чем она предполагала прежде.

Они все вчетвером встретились у трапа на палубе «Д», как договорились, и вместе сели в катер. Местные торговцы тут же подогнали свои лодки к катеру и стали предлагать товары, называя цены на ломаном английском. Мюриел была очарована разнообразием ярких изделий; ей так много хотелось купить, но у нее было слишком мало денег. Все же она купила вышитые скатерти для мамы и Диль. Для мамы она еще купила три украшенные орнаментом корзинки для покупок, которые входили одна в другую, а когда один торговец предложил ей плетеный стул, она уже совсем было собралась купить и его, но Эндрю остановил ее.

– Пошлина будет слишком большой, – предупредил он. – Ты можешь купить такой же стул дома, но гораздо дешевле.

– Но ведь это уже будет другой стул. У этого на спинке написано «Мадейра».

– Я бы не стал его покупать, – сказал он со спокойной настойчивостью. – Десятки подобных вещей оставляют потом на таможне. Ты сама это увидишь, когда мы вернемся домой.

Мюриел прислушалась к его совету и решила воздержаться от дальнейших покупок, чтобы оставить деньги для уплаты пошлины.

Они совершили поездку на машине и, посетив несколько винных погребков, попробовали местные вина. Потом по прибрежной дороге отправились в Санта-Крус, поднялись на Санто-да-Сьерра, остановились там на ленч, а затем по горной дороге вернулись в Фуншал. Во время этой поездки Мюриел, пораженная красотой пейзажа, с большим трудом играла свою роль. Не раз ей приходилось сдерживать себя, чтобы не захлопать в ладоши от восторга. И все же, несмотря на такой строгий контроль, она допустила несколько ошибок. Билл и Кэтлин, казалось, не обращали на это внимания, но Эндрю каждый раз поворачивался и пристально смотрел на нее. «Надо быть осторожнее, – подумала Мюриел, – а то я все испорчу».

– Мне нужно столько всего купить, – воскликнула Кэтлин, когда они приехали в торговый центр. У нее было много денег, а когда эскудо кончились, обнаружилось, что торговцы с удовольствием берут английские фунты. Она купила чудесное нижнее белье, вышитую ночную кофточку и немного бижутерии, которая показалась Мюриел довольно безвкусной.

Мюриел спросила Эндрю, какую пошлину ей придется заплатить за все, что она купила у торговцев.

– Около тридцати шиллингов, – ответил он, с любопытством глядя на нее. – Разве ты не хочешь купить одну из этих нарядных ночных кофточек?

Мюриел покачала головой, а затем, заметив странное выражение его лица, беспечно добавила:

– У меня много всяких, хотя эти, конечно, просто обворожительны, – Кристин всегда говорила, что вещи «просто обворожительны» или «просто божественны». – Наверное, я все же куплю одну из этих блузок.

На этом все ее покупки закончились.

Кэтлин никак не могла решить, какую сумочку ей выбрать, а Мюриел с легкой завистью смотрела, как та их перебирает.

– Может, взять вот эту? – спросила Кэтлин Билла. – Как ты думаешь?

– Я ничего не понимаю в таких вещах, – со смехом ответил он, – но могу тебе ее купить, если хочешь. – Он взял в руки другую сумочку. – Мне больше нравится вот эта. А тебе, Мюриел?

– Эта мне очень нравится, – ответила она, дотрагиваясь до сумочки. – Другая слишком большая… для меня, во всяком случае. Я люблю маленькие сумочки.

Непроизвольно она обернулась к Эндрю, но тот быстро опустил глаза, чтобы скрыть выражение насмешливого презрения. Потом он предложил купить ей сумочку. Она удивленно взглянула на него: неужели она каким-то образом выдала, что ей хочется, чтобы он купил ей сумочку.

– Нет-нет, не надо… Я хотела сказать… если я захочу, то сама могу ее купить, – с трудом выговорила она, и Эндрю снова озадаченно посмотрел на нее.

– Не стоит отказываться от подарка, – сказал он. – Какая тебе понравилась? Может быть, эта? – Он поднял украшенную позолотой сумочку с замочком из слоновой кости.

– Тебе она нравится? – робко спросила Мюриел.

– Да, очень.

Мюриел колебалась. Взглянув на Эндрю, она увидела, что он улыбается.

– Тогда пусть будет эта, – сказала она, не замечая, что ее глаза засияли детским восторгом и благодарностью. – Большое спасибо.

Эндрю с досадой закусил губу. «Неужели эта женщина так искусно играет?», – подумал он.

Билл потратил свои эскудо на разные забавные безделушки, а Эндрю, как и Мюриел, привлекла чудесная вышивка; он купил несколько скатертей и дюжину носовых платков – женских, досадливо заметила Мюриел. Ее сомнения еще больше усилились, когда он выбрал нарядное кружевное платье с яркой цветной вышивкой на груди.

– Подойдет оно для девочки четырнадцати лет? – спросил он Мюриел. – Она довольно высокая для своих лет.

– Да, я думаю, подойдет. «Девочка четырнадцати лет… У него вполне может оказаться дочь такого возраста…»

Эндрю, заметив ее состояние, сказал с легкой усмешкой:

– Это для моей сестры, – и улыбнулся, когда она вздохнула с облегчением. Он никогда не ошибался, когда дело касалось женщин.

Закончив с покупками, Билл и Кэтлин собрались вернуться на корабль. Проводив их до катера и передав им свои свертки, Эндрю и Мюриел пошли прогуляться вдоль берега. Он шел с ней рядом, отвечая на ее вопросы то серьезно, то чуть насмешливо. К ним подошла девушка в национальном костюме, предлагая цветы. Эндрю выбрал букетик горных фиалок и, когда цветочница ушла, повернулся к Мюриел, чтобы приколоть их ей к платью. Когда его пальцы легонько коснулись ее кожи, Мюриел вздрогнула от невыразимого восторга и подняла на него сияющие счастьем глаза. На мгновение установилось напряженное молчание, и в глазах Эндрю появилось совершенно новое и непонятное выражение. Мюриел показалось, что он по какой-то причине не слишком доволен собой.

– Если ты будешь так на меня смотреть, – сказал он со странной усмешкой, – у меня появится искушение поцеловать тебя прямо здесь.

Прежде, чем она нашлась, что ответить, он взял ее под руку, и они продолжили прогулку, но уже более быстрым шагом.

III

Они пообедали в маленьком ресторанчике и вернулись на корабль только поздно вечером. На корабле они не пошли ни в салон, ни на танцы, а остались на палубе до полуночи.

– Ты хорошо провела время? – спросил Эндрю, обняв ее за талию.

– Замечательно! – Она подняла на него глаза и улыбнулась счастливой улыбкой. – Я так благодарна тебе, Эндрю. Мне было бы так одиноко, если бы я не встретила тебя… Я ведь ужасно смутилась, когда миссис Уэрсли предложила нас познакомить.

– В самом деле, Мюриел?

– Да, но я рада, что она настояла на своем.

– Я тоже, – искренне признался он. – Но я не думаю, что ты осталась бы одна, если бы мы не встретились. Ты себя недооцениваешь, дорогая: у такой девушки, как ты, никогда не будет недостатка в поклонниках.

Ее насторожил его тон, и она заглянула ему в глаза, но Эндрю улыбнулся ей так, что у нее затрепетало сердце. Мюриел отбросила мысль, что он мог говорить с насмешкой; такой шутливый тон был просто частью его натуры.

Не дождавшись ее ответа, Эндрю наклонился и крепко ее поцеловал. Мюриел была необычно взволнована этим поцелуем; она почувствовала, как кровь прилила к ее щекам, но Эндрю так нежно обнимал ее, что она ответила на поцелуй, совершенно не ощущая ни презрения, ни насмешки с его стороны.

В эту минуту она поняла, что любит его. Теперь, что бы ни случилось, она никогда уже больше не будет той прежней девушкой, что работала в магазине у своего отца всего пять дней назад.

Впервые разобравшись в своих чувствах, Мюриел вдруг испугалась: что, если она ошибается, думая, что он ее любит?..

Эндрю почувствовал, как она вздрогнула, и теснее прижал ее к себе.

– Ты замерзла, дорогая?

– Нет. – Она посмеялась про себя над своими страхами. Ей было так тепло и надежно рядом с ним… и всякие опасения казались такими глупыми. Эндрю не стал бы ее обнимать, если бы не любил. – Я просто… очень счастлива, – прошептала она голосом, чуть глуховатым от нахлынувших чувств. – А ты счастлив?

8
{"b":"11541","o":1}