ЛитМир - Электронная Библиотека

– Рады видеть тебя, Леон! Мы уже решили, что ты стал затворником после женитьбы. – Мужчина, который это произнес, был загорелый и бородатый. Наверняка художник, подумала Элен еще до того, как Леон их познакомил.

– Фил еще не стал знаменитым, но непременно добьется успеха, – сказал Леон, не обращая внимания на протест приятеля. – Он хороший художник, Элен; когда-нибудь он прославит Лапифос.

– Лапифос уже и так многие знают, – возразил другой молодой человек, обращаясь к Элен. – У нас здесь существует небольшое сообщество художников. Но вам, вероятно, это уже известно?

– Да, я наслышана, – улыбнувшись, ответила Элен. – На корабле я познакомилась с одним из ваших коллег…

– С Робертом. Да, он много говорил о вас! Он добился больших успехов; его картины продаются в сувенирных магазинах по всему острову. Ей-богу, Роберт о вас очень много рассказывал – вы ему очень понравились!

Элен была явно польщена столь лестной оценкой. На ее лице появилась улыбка; поддавшись внезапному порыву, она повернулась к мужу… и улыбка застыла у нее на губах. Что такого она сделала? Лицо Леона было мрачнее тучи. Элен быстро опустила глаза. К счастью, в этот момент Фил спросил Леона, что тот будет пить. Улыбающийся официант принес бутылку местного вина, и все наполнили свои бокалы. Элен осторожно взглянула на Леона, озадаченная не только его недовольством, но и своей реакцией на поведение мужа. Леон часто сердился, особенно на детей, но почему же на этот раз его гнев так задел ее? Мрачное выражение исчезло с его лица, но взгляд по-прежнему был холоден. Элен в недоумении спросила себя, какой такой проступок она опять совершила.

К их компании постоянно присоединялись новые люди; шум усиливался, и скоро все, включая Леона, развеселились. Присутствующие женщины украдкой поглядывали на Элен, и она чувствовала, что они безуспешно пытаются понять, чего особенного такой красивый мужчина, как Леон, нашел в ней. Его выбор казался еще более странным, если учесть, что всем была известна его репутация, как ярого противника брачных уз. Если такой мужчина все-таки попадал в сети, то в этом наверняка должна была быть виновата только самая очаровательная женщина, перед которой просто никто не в силах устоять. А вот Леон женился на совершенно заурядной женщине, к тому же так старомодно одетой. Элен без труда читала мысли этих женщин. Перехватив устремленный на нее изучающий взгляд мужа, Элен подумала, что Леон, вероятно, стыдится ее. Но тогда зачем же он привез ее сюда, на встречу со своими друзьями? Он мог бы этого и не делать. Неожиданно Леон улыбнулся, и у нее сразу стало легко на душе; она совершенно забыла, как она одета, и увлеченно заговорила с Филом о его работе.

– Роберт говорил мне, что вы тоже занимаетесь живописью, – сказал Фил после того, как Элен расспросила о его творчестве. Молодой человек жил почти в нищете, но все равно любил этот остров и считал, что прекрасный климат и дружелюбие киприотов дороже всех денег, которые он мог бы заработать у себя на родине.

– У меня не очень хорошо получается, – ответила Элен, смущенная всеобщим вниманием, потому что к их разговору стали прислушиваться и остальные. – Я не посещала художественную школу и вообще рисовать не училась.

– Истинный художник рисует сердцем, – вмешался Джерри. Он тоже жил в Лапифосе, а работал в Никосии. Его положение на острове было весьма шатким, потому что каждые полгода его хозяин должен был продлевать ему разрешение на работу. Джерри понимал, что когда-нибудь он может получить отказ, и ему придется покинуть Кипр. – Вы должны показать нам свои работы, Элен, нам очень интересно их увидеть.

– Даже я еще не видел ни одной, – произнес Леон, поднося к губам бокал с вином. – Моя жена – на редкость застенчивый художник.

– Просто с тех пор, как я сюда приехала, я еще ни разу не брала в руки краски и кисти, – улыбнувшись, объяснила Элен. – У меня не было для этого времени.

– Он заставляет вас работать по дому днем и ночью? – Фил шутливо покачал головой. – Эти киприоты – отличные парни, но они держат своих женщин вон там. – Он показал себе под ноги. Леон хотел было запротестовать, но Фил лишь рассмеялся. – Не принимайте мои слова всерьез, Элен, ваш муж совсем не такой, как мы, нищие. Он может окружить вас дюжиной слуг, если захочет.

– Но если мне будет нечем заняться, я начну скучать. – Перехватив взгляд одной из женщин, Элен прочитала ее мысли. Скучать? С таким мужем, как Леон! Элен опустила глаза. Она чувствовала, что теперь эта женщина пристально смотрит на Леона. Она явно завидовала его жене. Кто она такая? Когда их познакомили, Элен сразу почувствовала скрытую враждебность в ее взгляде, но не придала значения, решив, что у этой женщины могут быть свои проблемы. Но сейчас… Так кто же она? Элен вновь задала себе этот вопрос, жалея, что не была более внимательной, когда их представляли друг другу. Она замолчала и стала прислушиваться к разговору за столом, чтобы что-нибудь узнать о своей новой знакомой. Ей удалось лишь выяснить, что Паула Максвелл работает в Никосии агентом по недвижимости. Однако позднее Элен узнала еще кое-что, и очевидная неприязнь к ней Паулы стала понятна.

Скоро все стали прощаться и разъезжаться по домам. Леон тоже направился к своей машине, ожидая, что Элен последует за ним, но в этот момент к нему подошла Паула. Элен задержалась на ступеньках, решив, что они хотят поговорить о делах. Неожиданно Фил потянул ее за рукав.

– Может быть, я поступаю бестактно, – шепнул он Элен, – но я хочу вас предупредить: не доверяйте этой женщине. Они с Леоном были… в довольно дружеских отношениях, если не сказать больше, и несмотря на то, что он не был расположен жениться, она все-таки надеялась когда-нибудь стать миссис Петру. Не буду рассказывать, как она восприняла известие о его женитьбе. – Фил отпустил рукав Элен, увидев, что Леон смотрит в их сторону. – Я знаю, что это не мое дело, и вы можете подумать, что я говорю это из зависти, но я не хочу, чтобы эта бессовестная женщина причинила вам боль. Она умеет притягивать к себе мужчин, по крайней мере, некоторых из них. – Фил отступил в сторону. – Идите. Леон ждет вас… и берегитесь Паулы Максвелл!

Да, платье действительно изменило ее. Элен отошла подальше от зеркала, чтобы увидеть свое отражение в полный рост. В этом платье руки ее оставались открытыми, а глубокий вырез выгодно подчеркивал красивый изгиб шеи. Белокурые волосы сияющей волной падали на плечи. Все же платье было слишком коротким, подумала Элен, внимательно разглядывая себя. Но ничего страшного, в тонких чулках, которые сейчас были на ней, ее ноги выглядели очень привлекательно. К платью она надела голубые кожаные туфли с такими же декоративными пряжками, только более темного оттенка.

Набросив на плечи накидку и взяв вечернюю сумочку, Элен вышла из дома и направилась по дороге в сторону поселка. Она успела пройти совсем немного, когда ее догнала машина.

– Ты заметила, я не опоздал. – Роберт открыл дверцу.

– Нам далеко ехать? – спросила Элен, усаживаясь рядом с ним.

– Нет, недалеко. Разве ты там еще не бывала? – Он свернул на шоссе и увеличил скорость. – Я думал, что Леон уже возил тебя в Маре-Монте. Там обычно бывает много англичан; они любят это место, а по субботам там особенно весело. Я рад, что ты смогла поехать со мной.

– Мы должны вернуться не позднее одиннадцати, – предупредила его Элен, не замечая своего озабоченного тона. – Леон сказал, что он будет дома в половине двенадцатого.

– Не бойся, мы успеем вернуться. – Роберт взглянул на свою спутницу. – Почему ты позвонила мне? Я решил, что ты не хочешь иметь со мной ничего общего после того, как отказалась поехать в Никосию.

– Я же объяснила тебе: эта идея не понравилась Леону, – покраснев, ответила Элен.

– А сейчас? Почему ты позвонила? – повторил он вопрос.

Дорога шла вдоль моря; волны в лунном свете переливались серебром. Элен вспомнила тот вечер, когда они с Леоном сидели на скамейке на берегу. А потом он повез ее в кафе, и она прекрасно провела время. Но там она познакомилась с Паулой Максвелл…

14
{"b":"11542","o":1}