ЛитМир - Электронная Библиотека

– Подними подбородок. – Элен подчинилась, жмурясь от яркого солнца, светившего ей прямо в глаза. Рука Леона коснулась ее груди. Он слегка покачал головой и улыбнулся. – Я бы поцеловал тебя, но на нас смотрят, – сказал он и уже спокойнее добавил: – Пойдем, дорогая, время пить чай.

На следующий день они поехали в Ларнаку побродить по пустынному пляжу, а потом, посидев в кафе под пальмами, отправились на озеро, где жили фламинго.

Элен очаровали эти птицы.

– Они все время живут здесь?

– Нет. Нам повезло, что мы застали их. В конце месяца они уже улетят.

– Они такие красивые!

Леон улыбнулся.

– Я знал, что тебе здесь понравится. А как насчет поездки в горы?

Значит, он хотел доставить ей удовольствие. Что-то похожее на нежность прозвучало в голосе Элен, когда она ответила:

– Я с радостью поеду, Леон. А мы далеко от Лефкары? Мне бы хотелось увидеть, как женщины плетут кружева, и если можно, что-нибудь купить.

– Конечно, можно.

Они приехали в очаровательную горную деревушку, где плели знаменитые лефкарские кружева. Леон купил для Элен скатерть, салфетки, дюжину носовых платочков и чудесное вышитое платье со вставками из тончайших кружев на груди и на рукавах. Оно сразу понравилось Элен, но цена ее просто испугала.

– Оно слишком дорогое, – запротестовала она, когда Леон приложил к ней платье. – И потом… белый цвет, наверное, мне не пойдет.

– Белое тебе идет. – Леон оглянулся.

– Мадам может примерить платье, – улыбнулась хозяйка магазина и указала на примерочную кабину. – Оно очень идет мадам, а цена… – она беспечно махнула рукой, – не имеет значения.

Не имеет значения! Элен покачала головой, но Леон настоял, чтобы она примерила платье. Оно сидело безукоризненно. У Элен даже дух захватило, когда она увидела свое отражение в зеркале.

– Платье чудесное, но цена, Леон! Оно действительно слишком дорогое.

– Ничего не может быть слишком дорогим для тебя, моя радость, – сказал он, а когда хозяйка вышла, чтобы завернуть покупки, тихо спросил Элен: – Разве мы не говорили, что будем счастливы?

– Да, но…

– Так ты счастлива, моя дорогая? – Легкая дрожь в голосе Леона выдала то напряжение, с которым он ожидал ответа жены. Улыбка тронула губы Элен, и она ответила тихо и чуть взволнованно:

– Да, Леон, я счастлива.

Глава шестая

Быстротечная весна незаметно сменилась летом. Солнце стояло высоко в небе и, казалось, совсем не уходило за горизонт. Тысячи туристов наводнили горные и морские курорты острова. Но в белом особняке на склоне холма над поселком Лапифос жизнь по-прежнему текла спокойно и размеренно. Лежа в саду в шезлонге, Элен не могла не признать, что во многих отношениях ей повезло. Еще несколько месяцев назад ее жизнь была одинокой и тоскливой, абсолютно без всяких перспектив. Но судьба распорядилась иначе. Странно, но если бы Бренда не вспомнила об Элен, она никогда, наверное, не увидела бы этот чудесный остров. И уж тем более никогда не смогла остаться здесь навсегда.

Элен раскрыла книгу, лежавшую у нее на коленях, но читать не стала; задумчивым взглядом она следила за черным мерседесом, поднимавшимся по горной дороге к дому. Все-таки жизнь полна проблем, подумала она, они неизбежны, если в основе брака лежит только необходимость соблюдения приличий.

Их поездка немного ослабила напряжение в ее отношениях с Леоном, но Элен не могла забыть, что она – только одна из его женщин; что он занимается с ней любовью, на самом деле не испытывая к ней никаких чувств. И из-за этого она не могла простить Леону, что он нарушил данное ей обещание. Сейчас между ними, как ей казалось, установились новые отношения; она перестала вздрагивать от его прикосновений и сжиматься от страха всякий раз, когда он приближался к ней.

Услышав шаги Леона на тропинке сада, Элен подняла голову и улыбнулась.

– У тебя был трудный день? – спросила она.

– Да. А как ты?

– Мне кажется, я становлюсь ленивой. По дому все делает Арате.

– Но за это ей и платят. – Леон посмотрел на жену; его глаза излучали восхищение. – Ты чудесно выглядишь, моя дорогая. Загар тебе очень идет.

– Спасибо, Леон. – За последнее время он часто говорил ей комплименты. Если бы только они шли от сердца… Но это всего лишь дежурные фразы, которые он наверняка говорит и другим женщинам.

Леон взял стул и сел напротив Элен.

– Сегодня вечером мы едем с визитом к моей тете. Она звонила мне и сетовала, что до сих пор с тобой не познакомилась.

– У тебя есть еще одна тетушка? Ты ничего не говорил мне о ней.

Леон улыбнулся.

– Мы еще много чего не знаем друг о друге, верно? – Элен кивнула. – Не понимаю, почему нам так трудно говорить на простые темы, Элен? – Вопрос удивил ее. Леон, видимо, был в том настроении, которое всегда вызывало у Элен какое-то странное чувство вины.

– Я не считаю, что нам трудно разговаривать.

– Я имею в виду непринужденную беседу. Возможно, надо было бы сказать «доверительную».

– Ну, наверное, это естественно… в данных обстоятельствах.

Леон отвернулся и задумчиво посмотрел на поросшие лесом склоны гор.

– Почему ты не можешь избавиться от обиды на меня? – Было заметно, что эти слова давались ему с трудом; в его голосе явно звучала горечь. – Что сделано – то сделано.

– Давай не будем об этом, Леон. Такие разговоры только создают напряженность между нами. Нам предстоит вместе идти по жизни, так давай, по мере возможности, избегать ссор.

– И тебя устраивает… такая жизнь? – Леон повернул голову; яркое солнце высветило седину на его висках. Сейчас он выглядит гораздо старше, чем в тот день, когда я впервые увидела его, – с удивлением подумала Элен.

– А что еще нам остается?

– Мы ведь даже и не пытались ничего изменить, Элен. – Посмотрев на жену, он мягко произнес: – Не кажется ли тебе, что у нас еще есть шанс?

– Ты ждешь от меня любви? – с горечью спросила Элен, и ее глаза затуманила грусть.

– Нет, Элен, я не жду любви… но мне бы хотелось когда-нибудь почувствовать, как твои руки обнимают меня… – Леон замолчал, а потом произнес уже совсем другим тоном, будто устыдившись своей минутной слабости: – Нет, я не могу ждать от тебя любви. Ты с самого начала предупредила меня, что никогда не позволишь своим чувствам одержать верх над тобой, чтобы еще раз не совершить новой ошибки. Так?

– Да, это так. – Она прислушалась к голосам, доносившимся со стороны холма. Чиппи и Фиона играли там с деревенскими детьми. Почему они так кричат? А Фиона – громче всех. – Я сказала, что больше не смогу пережить такое еще раз.

– И ты уверена, что приняла правильное решение?

– Я больше не позволю ни одному мужчине сделать мне больно. Поэтому я не собираюсь ни в кого влюбляться.

– И тем не менее ты ждешь любви от меня?

Элен быстро взглянула на Леона, озадаченная его вопросом.

– Я никогда не ждала от тебя любви, Леон.

– Тогда на что ты жалуешься? – Его взгляд стал жестким, а лицо помрачнело. – Если ты не ждешь от меня любви, то почему в таком случае обижаешься?

– Ты знаешь, почему, – ответила она, когда до нее дошел смысл его вопроса. – Дело даже не в том, что ты спишь со мной без любви, а в том, что ты вообще это делаешь.

Леон нетерпеливо передернул плечами.

– Ты смотришь на вещи крайне неразумно.

– Как, разве неразумно ждать, что ты сдержишь свое обещание? Ты предложил мне выйти за тебя замуж ради детей, и я согласилась, естественно полагая, что ты человек слова. – Леон ничего не возразил, и она продолжила: – Ты ведь собирался держать свое слово… я имею в виду, вначале?

– Собирался.

– Так почему же ты передумал?

Леон, казалось, боролся со своими сомнениями. Наконец, он произнес:

– Я буду откровенен, Элен, хотя это тебе может не понравиться. Когда ты приехала сюда, то выглядела какой-то бесцветной и совершенно непривлекательной. В тебе не было ничего, что могло бы привлечь внимание мужчины. У меня не возникало даже мысли… желать близости с тобой. – Он помедлил, заметив, как краска смущения заливает лицо Элен, потом продолжал: – И хотя ты была моей законной женой, я смотрел на тебя не иначе как на прислугу, няню для детей. Но скоро я понял, что на самом деле ты намеренно старалась быть непривлекательной, и однажды я увидел, какой ты можешь быть…

20
{"b":"11542","o":1}