ЛитМир - Электронная Библиотека

– Соблазнительной? – бросила Элен, и он поморщился.

– Если именно это слово ты предпочитаешь, то… да, соблазнительной. Когда мы поженились, мне стало интересно посмотреть, какой ты можешь быть на самом деле, и я попросил, чтобы ты купила себе новую одежду.

– Для того, чтобы я приоделась и удовлетворила твое любопытство? А потом стала игрушкой в твоих руках? – Внезапно Элен замолчала, увидев, как изменилось его лицо. Глупо было заходить так далеко, ведь она уже успела узнать, каким Леон может быть в гневе.

– Но ты охотно наряжалась для других, – процедил он сквозь зубы. – Для этого проклятого англичанина!

– Я не делала этого!

– Не лги!

– Ну хорошо, нарядилась, ты меня увидел, и я показалась тебе соблазнительной. Значит это явилось причиной того, что ты нарушил свое обещание?

– Забудь об обещании! Оно уже стало для тебя каким-то наваждением!

– Забыть… почему? Ты дал обещание, и я никак не рассчитывала, что ты его нарушишь.

– Пойми, ты нереально смотришь на вещи. Неужели ты действительно считаешь, что мы всю жизнь сможем прожить таким образом под одной крышей? Подумай здраво – ты же не ребенок! Тебе следовало бы это знать!

– Тогда тебе тоже следовало бы это знать!

– Я понимаю, что сейчас…

– Дядя Леон! Тетя Элен! – громкие детские голоса приближались, и в сад опрометью влетела Фиона, запыхавшаяся и готовая вот-вот расплакаться. – Не давайте им схватить меня!

– Боже мой, девочка моя, что с тобой? – Перемена в Леоне была разительной. Взяв девочку на руки, он прижал ее к себе и стал ласково гладить по головке. Фиона расплакалась, а он достал из кармана носовой платок и стал вытирать ей слезы. – Ну, не плачь. Расскажи, что случилось?

– Они… они… – Рыдания душили девочку и она еще теснее прижалась к груди Леона. В этот момент в сад ворвался Чиппи в сопровождении двух мальчишек примерно его возраста. Они размахивали палками и громко кричали, но, увидев Фиону на руках у Леона, замерли на месте.

– Ой! – побледнев, воскликнул Чиппи.

Леон поднял голову и посмотрел на племянника. Его взгляд остановился на палке в руке Чиппи.

– Могу я узнать, что здесь происходит? – Даже Элен вздрогнула от звука его голоса, и ей стало страшно, когда она представила, какие большие неприятности ждут Чиппи.

– Мы играли в пленного, – неохотно объяснил мальчик.

– В пленного?

– Они заперли меня… в старом турецком доме… в лесу, – сквозь слезы проговорила Фиона, – и сказали, что оставят там навсегда!

– Мы не собирались этого делать, – быстро возразил Чиппи. – Ты же знаешь, что это была только игра.

– Конечно! – Поддержал Чиппи его приятель Андреас и посмотрел на Фиону с видом превосходства. – Она просто ничего не поняла.

– Мы действительно не собирались ее оставлять там, – добавил второй мальчик, которого звали Алекс. – Честное слово, мистер Петру.

Леон посмотрел на мальчишек.

– Отправляйтесь домой, – спокойно сказал он. – С вашими отцами я поговорю завтра.

– Но, мистер Петру…

– Я сказал, по домам!

Андреас, очень недовольный, пошел прочь, а Алекс остался на месте; он выглядел явно испуганным.

– Отец побьет меня…

– Ты должен был подумать об этом раньше. О маленьких девочках надо заботиться, а не гоняться за ними с палками. Ты очень огорчил меня своим поведением, Алекс, надеюсь, наказание пойдет тебе на пользу. А теперь ступай домой.

– Хорошо, мистер Петру. – Алекс сделал несколько шагов по тропинке, но потом оглянулся. – Прости меня, Фиона. Я больше не буду гоняться за тобой. – Он вздохнул, виновато взглянул на Элен, и понурив голову побрел к калитке. Элен решила, что она непременно замолвит за него словечко… потом, когда Леон будет более расположен выслушать ее.

Фиона продолжала плакать, и Элен сказала:

– Давай я ее возьму, Леон.

Тот передал девочку жене. Фиона дрожала и всё еще всхлипывала. Чиппи стоял по-прежнему опустив голову. Леон, взяв его за подбородок, заставил поднять глаза.

– А теперь, молодой человек, я жду объяснений. Зачем вы заперли Фиону в старом доме?

– Как они могли запереть ее? – удивленно спросила Элен. Заброшенный турецкий дом представлял из себя руины. Почти тридцать лет в нем уже никто не жил. – Там же нет даже окон.

– Поэтому мне и у-удалось у-убежать, – сквозь слезы вымолвила Фиона. – Я залезла наверх… и порвала платье. Потом я побежала, а они погнались за мной. – Девочка была так напугана, что Элен нисколько не удивилась, когда Леон в гневе схватил Чиппи за плечи и встряхнул его.

– Отвечай мне! – приказал Леон. Его не тронули даже слезы на глазах мальчика. – Отвечай немедленно!

– Мы просто играли, дядя Леон, честное слово. Андреас предложил игру в пленников, но никто из мальчиков не соглашался им стать…

– И вы схватили Фиону, не так ли? – Голос Леона был мрачен. Чиппи молча кивнул и умоляюще посмотрел на Элен.

– Я все же не понимаю, как они ее заперли? – Элен вопросительно посмотрела на мужа. – В доме же нет двери.

– Это было не в самом доме, а там, г-где раньше держали коров.

– Я жду, Чиппи, – потребовал ответа Леон, не обращая внимания на вопрос Элен и объяснение Фионы. – Я хочу точно знать, что произошло!

– Мы привели ее в дом, – дрожащим голосом начал рассказывать Чиппи, – а потом закрыли ворота…

– Ах, да, – вспомнила Элен и крепче прижала к себе снова задрожавшую девочку. – Там действительно есть тяжелые ворота, но они такие ржавые… Их, наверное, не закрывали много лет…

– Итак, вы привели твою сестру внутрь и закрыли ворота? – Леон опять встряхнул мальчика за плечо, и Чиппи заплакал.

– Леон, не надо…

– Я сам разберусь! – Он выглядел мрачнее тучи. – Как вам удалось закрыть ворота?

– Мы это сделали с Алексом… и еще с одним мальчиком. Он убежал, когда Фиона начала кричать.

– А что делал Андреас?

– Он сторожил меня. – Фиона подняла голову и осуждающе посмотрела на брата. – Я просила Чиппи помочь мне, но он отказался… Он позволил Андреасу стоять с палкой у ворот, чтобы я не убежала…

– Ты же была пленницей, Фиона, ты сама согласилась играть с нами. – Чиппи посмотрел на сестру. – А палка была не для того, чтобы бить тебя. Она была вместо ружья, ты же знаешь. Ты сначала говорила, что не возражаешь, – обиженно повторил он.

– Я не думала, что вы закроете ворота… – Она повернулась к Леону, и слезы опять полились у нее из глаз. – Андреас сказал, что эти ворота – волшебные. Если они закроются, то уже никто не сможет их открыть, и я никогда не выберусь оттуда, никогда! – У Фионы началась настоящая истерика. Леон велел жене отвести девочку в дом и дать ей успокоительное.

– А Чиппи? – Элен умоляюще посмотрела на мужа, хотя и была в душе согласна, что мальчик, безусловно, заслуживает наказания. – Что ты собираешься с ним делать?

– Я думаю, – ответил Леон, забирая палку из рук Чиппи, – что несколько ударов ему не повредят.

– О, нет! – Элен побледнела и вскочила с места. Фиона уцепилась за нее, но Элен сейчас было не до девочки. – Только не это, Леон, – попросила она. – Ты сделаешь только хуже, и Чиппи на всю жизнь затаит на тебя обиду.

Ее слова подействовали на Леона странным образом. Он удивленно посмотрел на жену, и, почти забыв о присутствии детей, произнес:

– Ты говоришь так, как будто заботишься больше обо мне, чем о ребенке.

– Да, – призналась она, глядя ему прямо в глаза. – Не делай этого, Леон, прошу тебя!

– Мысль о том, что Чиппи затаит на меня обиду, так волнует тебя?

Элен поняла смысл его вопроса, но ответила откровенно.

– Да, Леон, волнует. Чиппи уважает тебя и восхищается тобой. Мне бы не хотелось, чтобы его отношение к тебе изменилось.

Леон задумчиво покачал головой и тяжело вздохнул.

– Странная ты, Элен. Я тебя совсем не понимаю. – Он продолжал внимательно смотреть на жену. Прочитал ли он ее мысли? Увидел ли, что она сама не может себя понять?

– Так как же Чиппи? – спросила она, отводя глаза от его проницательного взгляда.

21
{"b":"11542","o":1}