ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гости из космоса. Факты. Доказательства. Расследования
Праздник по обмену
Расколотое королевство
Вокруг света за 80 дней
Система минус 60, или Мое волшебное похудение
Платье невесты
Космическая Одиссея 2001. Как Стэнли Кубрик и Артур Кларк создавали культовый фильм
Хроника Убийцы Короля. День второй. Страхи мудреца. Том 1
Дикие карты (сборник)

– Не понимаешь? – Он стоял возле жены, и его глаза полыхали, хотя он сам и пытался оставаться спокойным. – Ты же не станешь отрицать, что переменилась ко мне? Что ты больше… не хочешь меня?

– Не хочу тебя? – Элен гордо вскинула голову и уверенно заявила. – Я никогда не хотела тебя.

– Не лги! Какое-то время мы были счастливы. Я желаю знать, что случилось! Такие перемены не происходят без причины. Скажи мне, в чем дело; мы все обсудим и разрешим наши проблемы.

Его слова вызвали горькую усмешку на губах Элен и лишь усилили ее презрение к мужу. Разрешим проблемы? Как он может спокойно требовать от нее объяснений, когда сам имеет любовницу? Элен хотела все высказать ему… но сдержалась. Она уже позволила Леону увидеть свою любовь к нему… и он втайне радуется своей победе. Добившись от жены любви, он достиг своей цели полностью подчинить ее себе. Если сейчас она скажет ему всю правду, ей не удастся скрыть обиду, и Леон решит, что она все еще любит его, и обида эта вызвана только ревностью. Но Элен не хотелось, чтобы у него создалось такое впечатление. Зачем она будет все ему рассказывать? Пусть лучше его самолюбие немного пострадает.

– Я совсем не понимаю тебя, – спокойно произнесла Элен. – Наш брак был заключен без любви с обеих сторон. Мы достаточно хорошо ладим друг с другом. Я не понимаю, на что ты жалуешься, Леон?

Его взгляд, словно острый клинок, проникал ей в душу.

– Ты не ответила на мой вопрос, Элен. Что вызвало в тебе столь внезапную перемену?

– Какую перемену? – переспросила она. Как холоден и спокоен был ее голос! Но как болело сердце!

– Не играй со мной! Отвечай немедленно, или я все равно тебя заставлю! – Леон стоял совсем близко, его руки непроизвольно сжимались, как будто он хотел немедленно осуществить свою угрозу. – Ты же любила меня…

– Любила? – Элен не могла доставить ему такого удовольствия. Леон должен был поверить, что она никогда не любила его, но как это сделать? Она тянула время, пытаясь найти выход. – Как ты мог такое подумать? Я только что сказала тебе, что между нами не было любви…

– Верно, когда мы поженились, все обстояло именно так, но потом ты полюбила меня. Я не дурак, Элен, я знаю, что ты любила меня. Если бы я ошибался, ты никогда не смогла бы… – он не решался произнести вслух этих слов, и Элен, с удивившим ее саму спокойствием, подсказала:

– …отвечать на твои ласки? – Она была буквально ошеломлена собственным желанием нанести ему удар, заставить его страдать не только за собственные поступки, но и за ту боль, которую причинил ей Грегори. И эти спокойно произнесенные слова навели ее на удачную мысль. – Ну и что? Неужели ты придаешь этому такое большое значение? О какой любви может идти речь? Просто так гораздо приятнее, ты не находишь? – Пятна гнева на его лице, сердито сжатые губы и стальной блеск глаз должны были подсказать Элен об опасности, но она была слишком ослеплена жаждой мести. Ей хотелось унизить его гордость, потому что это было единственное уязвимое место у такого бессердечного человека, как Леон. – А что касается перемены, о которой ты говорил, то ведь невозможно постоянно быть убедительной, когда притворяешься. К тому же все может наскучить…

Элен замолчала, и несколько мгновений в комнате не раздавалось ни звука, кроме стрекота цикад, доносившегося из сада. Но эта звенящая тишина была столь пугающей, что дрожа всем телом, Элен шагнула к двери. Леон схватил ее за руку и резким движением вернул назад.

– Значит, вот в чем дело? Убедительное притворство… Об этом ты хочешь мне сказать?

– Леон, ты делаешь мне больно…

– Отвечай мне, или я… – Он уже не мог сдерживаться и, схватив ее за плечи, встряхнул со всей силой. – Притворство, говоришь! Попомни мои слова, ты еще об этом пожалеешь! Ни одна женщина не может поставить меня в глупое положение и при этом остаться безнаказанной! – Леон продолжал крепко сжимать ее плечи. Элен побледнела как полотно и дрожала от страха. В нем нет ничего человеческого, подумала она, вспомнив, что однажды уже сделала для себя такой вывод. Но сквозь пелену страха до нее все же дошло, что своей цели она достигла. Леон искренне поверил в то, что она обманывала его, притворялась, а теперь его ласки ей наскучили. Какой удар по его самолюбию! Пусть он теперь сколько хочет изливает на нее свой гнев – она отомстила ему! Тем не менее Элен продолжала дрожать, недоумевая, что он имел в виду, когда угрожал ей, что она еще пожалеет о своем поступке.

Элен взглянула на Леона и тут же опустила глаза. Его губы кривились в злобной усмешке, и она испугалась, ожидая жестокого отмщения с его стороны. Но, к удивлению Элен, Леон лишь резко оттолкнул ее от себя и вышел из комнаты. Через несколько минут она услышала, как хлопнула дверца машины, и вскоре шум двигателя умолк вдали.

Куда он поехал? Стоит ли спрашивать. Элен опустилась на стул и закрыла лицо руками. Она продолжала дрожать всем телом, а ее сердце билось так сильно, словно хотело выскочить из груди. В доме было тихо как никогда… У Арате и Никоса был выходной. Внезапно Элен охватило острое желание покинуть этот дом, чтобы не оставаться в нем одной. Куда она могла пойти? Она пожалела, что детей не было дома. Впервые Элен осознала, как далеко она оказалась от своих прежних друзей, которые с радостью открыли бы перед ней двери своего дома. Здесь она никого даже не знала, кроме родственников Леона, и, конечно, Труди. Но она не могла заставить себя поехать сейчас к подруге, потому что та сразу бы поняла, что с Элен что-то произошло. А больше обратиться было не к кому…

Роберт не сразу ответил на телефонный звонок, и поняв, что она оторвала его от работы в маленькой студии, которую он устроил на крыше своего дома, Элен стала извиняться.

– Ничего страшного, – спокойно ответил он. – Я и сам хотел позвонить тебе. Этот англичанин – мистер Кроули – прислал мне ключ от своей виллы и просил связаться с тобой. Он хочет, чтобы мы начали работу немедленно, потому что уже осенью собирается туда переехать. – Роберт помедлил. – Ты сейчас свободна? Я мог бы заехать к тебе. Заказ, который я сейчас выполняю, можно и отложить. Это всего лишь очередной пейзаж для одного торговца из Кирении.

– Сейчас я свободна, Роберт. Буду рада встретиться с тобой и обсудить работу у мистера Кроули. Ты можешь приехать немедленно?

– Да. Но как же твой муж? У меня создалось впечатление, что он не очень жалует меня? – Элен наглядно представила себе, какую гримасу скорчил при этих словах Роберт.

– Леона нет дома, – спокойно ответила она. – Я не думаю, что он вернется раньше полуночи.

После минутной паузы Роберт самым будничным тоном произнес:

– Тогда я буду через полчаса. Я захвачу с собой ключи, и мы сможем съездить на виллу и осмотреть место, где нам предстоит работать. Может быть, потом поедем куда-нибудь выпить чаю?

– Это было бы здорово, Роберт. Я поеду с удовольствием.

Верный своему слову Роберт приехал ровно через полчаса. Элен прошла в кухню, чтобы приготовить ему что-то освежающее, и она услышала, что зазвонил телефон. Она вышла, чтобы ответить на звонок и с удивлением увидела, что Роберт уже взял трубку. Голос на другом конце провода был таким громким и пронзительным, что Элен могла расслышать каждое слово.

– …и Леон, мы поедем на твоей машине. Она гораздо удобнее моей. Захвати с собой сэндвичи и термос. Мы будем далеко от благ цивилизации. – Голос смолк. Посмотрев на Элен с очень странным выражением на лице, Роберт прикрыл трубку рукой и прошептал:

– Это бывшая пассия твоего мужа – Паула Максвелл. Она думает, что разговаривает с Леоном. Что мне делать?

Побледневшая Элен взяла трубку из рук Роберта и спокойно произнесла:

– Миссис Петру у телефона. Моего мужа нет дома. Что ему передать? – Она замолчала, подумав на мгновенье, что их разъединили. Но Паула заговорила вновь и уже гораздо сдержаннее.

– Так вы говорите, что Леона нет дома? А вы не знаете, когда он вернется?

– К сожалению, не знаю. – Элен взглянула на часы. У Леона было достаточно времени, чтобы добраться до Никосии, если он направился именно туда. – Я не могу сказать, когда он вернется. Может быть, ему что-то передать? – повторила она.

28
{"b":"11542","o":1}