ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Агата и тьма
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
Узник старинного замка
Я буду всегда с тобой
Последние подростки на Земле
Парень из прерий
Триумвират
Метро 2035: Крыша мира
Сияние Черной звезды

– Нет, спасибо. Я позвоню позднее… О, он уже здесь. – Последовала пауза, а потом голос Паулы зазвучал тихо и вкрадчиво: – А кто этот мужчина, миссис Петру? – Элен почувствовала одновременно страх и раздражение, но все-таки сумела спокойно ответить:

– Это вас не касается, мисс Максвелл.

– Конечно, конечно, – насмешливо произнесла Паула. – Вам нечего бояться, я ничего не скажу Леону.

Положив трубку, Элен повернулась к Роберту. Ее руки заметно дрожали. Он извинился за то, что ответил вместо нее на телефонный звонок:

– Я шел к машине за сигаретами, когда раздался звонок, и я машинально поднял трубку. Я пытался ей объяснить, что я не Леон, но она продолжала что-то говорить. Я почти ничего не понял, потому что был просто ошеломлен. Понимаешь, – произнес Роберт каким-то странным тоном, – как только она назвала свое имя, я вспомнил эту Паулу Максвелл. До того, как Леон женился на тебе, они часто появлялись вместе.

– И все об этом знали? – Элен было трудно задать свой вопрос, и к тому же она уже догадывалась, каким будет ответ Роберта.

– Они были достаточно близкими друзьями, – неохотно признался Роберт. – Да, Элен, боюсь, что все об этом знали. – Элен вернулась в кухню; Роберт пошел за ней. – Я знаю, что это не мое дело, но что происходит, черт возьми? Если ему нужна была Паула, какого дьявола он тогда женился на тебе?

Элен наконец обрела способность говорить и откровенно поведала Роберту о своем браке с Леоном. Роберт удивленно присвистнул и в недоумении уставился на нее.

– Нет… этого не может быть!

Труди говорила то же самое, подумала Элен.

– Так мы будем пить? – спросила Элен, взяв поднос. – Пойдем на веранду, там гораздо приятнее находиться, чем в комнате.

– Ты такая спокойная, – заметил Роберт, принимая протянутый стакан. Он придвинул Элен стул, и она села рядом. – Как я понял, между вами нет любви?

– Ты прав – никакой любви. – Элен внимательно посмотрела на Роберта. А он очень привлекательный, машинально отметила она. Как странно, что холостяцкая жизнь может его вполне устраивать. Элен посмотрела на море. Оно было таким спокойным! Потом она перевела взгляд на горы – по их склонам вилось много дорог. Если поехать по одной из них, окажешься в глухих, необжитых местах… Интересно, где сейчас Леон и Паула? На пути к какому-нибудь своему излюбленному месту? А может быть, оно находится даже и не в горах – на острове много уголков, куда не ступала нога человека: например, романтические лесные поляны или маленькие пляжи с золотым песком… Элен стало трудно сдерживать слезы. Она быстро осушила свой стакан и встала.

– Я пойду поправлю прическу и возьму сумочку.

– Когда возвращаются дети? – спросил Роберт, взяв со стола поднос и направляясь с ним в кухню.

– Сегодня они не вернутся, – ответила Элен из спальни. – Они поехали погостить на несколько дней к родственникам Леона.

– Тогда почему бы нам не провести этот день вместе? После осмотра виллы мистера Кроули, мы можем еще съездить искупаться, а затем поужинаем в каком-нибудь ресторанчике. – Роберт стоял у двери спальни, ожидая, пока Элен выйдет. Она надела платье, которое ей подарил Леон. Когда она появилась на пороге, Роберт невольно присвистнул, восхищенно глядя на молодую женщину. Он взял у нее из рук пляжную сумку и продолжал смотреть на Элен не отрываясь.

– Некоторые мужики такие дураки, – наконец изрек он, пропуская Элен вперед и следуя за ней в холл.

– Не знаю, куда я дела ключ… О, вот он. – Роберт взял его у нее из рук и, заперев дверь, вернул Элен.

Прекрасная белая вилла мистера Кроули стояла на склоне холма, возвышавшегося над Киренией. Было видно, что владелец не скупился на отделку своего дома; войдя в обшитый деревянными панелями холл, Элен не смогла сдержать восхищения.

– Дом станет просто сказочным, когда все работы будет закончены, – сказала она, на мгновение забыв все свои печали.

Роберт уже получил от хозяина виллы все инструкции. Он уверенно провел Элен в комнаты, где им предстояло делать росписи.

– Ты увидишь, это очень интересно, – с энтузиазмом воскликнул Роберт. – Я могу утром за тобой заезжать, а потом отвозить обратно, и мы будем работать здесь вместе.

Интересно, что скажет обо всем этом Леон? Конечно, идея Роберта ему не понравится, но теперь мнение мужа больше не интересовало Элен, и она решила раньше времени не забивать себе голову.

– Настенные росписи здесь будут как раз к месту. Мне не терпится скорее их начать. А когда ты, Элен, сможешь приступить к работе?

– В любое время… хотя я не знаю, как у меня это будет выходить, потому что дети скоро должны вернуться домой. Когда начнется учебный год, я смогу приходить сюда каждое утро, кроме уик-эндов, конечно.

– Но сейчас ведь детей нет дома? Сколько времени они пробудут в гостях?

– Несколько дней… так, по крайней мере, планировалось. Но Асмена очень привязалась к племянникам – у нее с Василиосом нет своих детей – так что, я думаю, она попросит Леона разрешить Чиппи и Фионе погостить у них подольше.

– Тогда мы можем приступить к работе уже завтра?

– Конечно. Почему бы и нет.

Было решено, что Роберт заедет за ней на следующее утро в девять часов, и они отправятся в город за необходимыми материалами. После этого можно будет немедленно начать работать.

– Здесь неподалеку есть уютное маленькое кафе, где мы всегда сможем перекусить. Поверь мне, будет очень весело!

Весело? Вернется ли к ней когда-нибудь это ощущение? Да, она с нетерпением ждала начала работы, но теперь весь ее прежний энтузиазм пропал, потому что это все станет для нее только средством, чтобы отвлечься от своих переживаний и забыть сердечную боль.

Роберт повез Элен на уединенный пляж в шести милях от Кирении; там они провели несколько часов, купаясь в ласковом море и загорая на золотом песке. Но Элен не могла избавиться от мыслей о Леоне и Пауле! Где они сейчас? Чем занимаются? Элен решила, что они наверняка будут достаточно долго отсутствовать или вообще проведут всю ночь в доме Паулы.

– Пойдем еще поплаваем, – предложила Элен, чтобы немного успокоиться.

– Конечно. – Роберт взял ее за руку, и Элен сразу вспомнился день на пляже в Фамагусте, когда Леон точно так же вел ее к кромке воды. Тогда Элен еще не могла даже предположить, что именно в тот момент в ней зарождается любовь к мужу; она просто наслаждалась его обществом, и счастье переполняло ее. Но как оно быстротечно! Все исчезло, она пробудилась ото сна.

– Не знаю, как ты, – сказал Роберт, когда они вышли из воды, – но с меня хватит. Как насчет чая в каком-нибудь кафе, прогулки на машине и ужина в ресторане?

– Не возражаю.

Они по очереди переоделись в машине. Элен завернула мокрый купальник в полотенце и сунула его в сумку. Потом она расчесала свои волосы и поправила макияж.

– Куда поедем пить чай? В порт? – Роберт вернул ей зеркальце, которое держал перед ней, когда она красила губы. – Или ты предпочитаешь более уединенное место?

– Более уединенное, – без колебания ответила она. В порту в воскресный день всегда было много народу. Элен была почти уверена, что обязательно там кого-нибудь встретит из Лапифоса, и хотя мнение мужа уже не имело для нее никакого значения, Элен не хотела, чтобы местные сплетницы трепали ее имя.

После чая они поехали в горы. Стемнело, и Роберт предложил поужинать в знакомом ему ресторанчике.

– Куда бы мы ни пошли, нас все равно могут увидеть, Элен. Может быть, ты хочешь поехать ко мне? Там мы могли бы спокойно поужинать.

Элен колебалась. Ей следовало бы вернуться домой, но она не хотела проводить вечер в одиночестве.

– Хорошая идея, Роберт. Она мне нравится. К тому же мне очень интересно посмотреть, как ты переоборудовал свой дом.

– Он очень маленький, – ответил Роберт, – но мне нравится. У меня не так много денег, поэтому я перестраиваю его по частям, но в нем уже есть все удобства и даже большой холодильник.

– Мне кажется, ты отлично потрудился! – воскликнула Элен, входя в дом. Она прошла в кухню, которая отделялась от столовой белоснежной аркой. – Мне нравится эта арка… и потолок. Я еще ни разу не видела турецкие потолки из тростника, хотя и слышала о них.

29
{"b":"11542","o":1}