ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это не тростник, это – бамбук… плетеный. А опоры – просто стволы деревьев, очищенные от коры. Арка с самого начала была здесь; я только укрепил ее и покрасил в белый цвет. Я люблю все белое, а ты, Элен? – Она кивнула. – Это – ванная, а там – кладовая. – Элен следовала за Робертом, недоумевая, где же у него гостиная. – Пойдем наверх. – Он стал подниматься по узкой винтовой лестнице. Наверху оказалась всего одна комната, обставленная как спальня-гостиная.

– И это все? – не сдержав удивления, воскликнула Элен.

Роберт рассмеялся.

– Первоначально здесь одна комната была наверху, а вторая – внизу. Я разделил нижнюю на три маленьких комнаты, а верхнюю превратил в большую спальню-гостиную. Больше ничего придумать было нельзя.

– Замечательная идея, – одобрила Элен, заходя в комнату и осматривая потолок. Он был такой же, как внизу, и выглядел очень красиво.

– Я будто бы восстанавливал древний памятник, – весело сказал Роберт. – Этому дому не одна сотня лет.

– И ты сумел его сделать вполне современным. – Элен посмотрела на Роберта. Он потратил столько денег и сил на этот дом, но в нем хватало места только для одного. Сделать пристрой было невозможно из-за отсутствия свободного места.

– Пойдем. Я покажу тебе свою студию, – предложил он. – Надо выйти в это окно и подняться по лесенке. Не бойся, она надежная.

Вид сверху Элен просто ошеломил.

– Неудивительно, что тебе здесь хорошо работается! – воскликнула она, пораженная чудесным видом на горы и море, видневшиеся вдали. – Какая тишина!

– Вот это-то мне и нравится. Я люблю тишину… и не только когда работаю. Некоторые люди предпочитают одиночество – я один из них. Поэтому я до сих пор не женился. Было бы непростительным эгоизмом заставлять кого-то мириться с моими причудами.

Какой благоразумный, какой тактичный. Очень немногие мужчины обладают этими качествами, подумала Элен, вспомнив тех мужчин, с которыми в разное время связывала ее судьба.

Роберт проводил Элен вниз и показал свой холодильник.

– Достань все, что нужно, – сказал он по-хозяйски, – а я накрою на стол.

– Будем что-нибудь готовить? – В холодильнике оказалось холодное мясо, различные салаты и огромные помидоры, которые Элен очень любила.

– Не стоит. Ты можешь испачкать свое красивое платье. Давай ограничимся мясом и салатом. У меня еще есть фрукты.

Ужин прошел превосходно. Роберт оказался интересным рассказчиком, и в то же время умеющим выслушать другого. Но больше всего Элен понравилось то, что после ее рассказа о Леоне, Роберт уже не упоминал ни о нем, ни о странных обстоятельствах их брака. Роберта Элен привлекала как личность, а ее частная жизнь не имела для него никакого значения. С ним будет приятно общаться, сделала вывод Элен, и с удивлением поняла, что с нетерпением ждет начала их совместной работы.

Хотя ее вечер с Робертом был своеобразным вызовом Леону, у Элен не было ни малейшего желания снова ссориться с мужем, поэтому в девять часов она попросила Роберта отвезти ее домой.

Он довез Элен до ворот ее дома. К счастью, в окнах свет не горел, и Элен облегченно вздохнула. Она открыла дверь своим ключом и сразу же пошла спать.

На следующее утро Леон выехал из дома очень рано, чтобы успеть к отправлению конвоя. Закончив свои домашние дела, Элен собралась и стала ждать, когда за ней заедет Роберт.

– Нам придется ехать длинной дорогой? – спросила она, садясь в машину.

– Думаю, да. Меня, конечно, пропустят – у меня английский паспорт, а с тобой могут быть сложности: ты ведь замужем за киприотом.

В начале одиннадцатого они наконец добрались до столицы. Поиски нужных красок заняли у них гораздо больше времени, чем предполагалось вначале, и Роберт предложил остаться на ленч в Никосии.

– Это будет приятным разнообразием, – согласилась Элен, и они направились в ресторан «Хилтон».

Первым, кого там Элен увидела, была Паула Максвелл; она сидела за угловым столиком, предназначенном на двоих. Сердце у Элен ушло в пятки. Она вспомнила, как совсем недавно встретила Паулу и Леона около этого ресторана, но ей и в голову не могло прийти, что подобное совпадение может повториться.

– Роберт, – дрогнувшим голосом произнесла Элен, чувствуя, что Паула тоже ее заметила и сейчас с интересом рассматривает ее спутника, – ты не возражаешь, если мы п-пойдем куда-нибудь в другое место? Паула здесь… м-моим мужем.

– Паула и Леон? – Роберт нахмурился и оглядел зал. – Где же они?

– Там, в углу. – Элен почувствовала, что бледнеет. Где же ее муж? Она была уверена, что через пару минут он появится.

– Пожалуйста, Роберт. Я не хочу видеть Леона.

– Откуда ты знаешь, что она здесь именно с Леоном? Я его не вижу. К черту все! Садись!

– Нет, Роберт…

– Если он может ходить в ресторан с Паулой, то почему тебе нельзя пойти со мной? – Роберт почти силой усадил ее за столик. Элен перестала протестовать. Даже находясь от Паулы довольно далеко, Элен видела, как та усмехается, заметив ее замешательство.

– О, Боже, какая глупая ситуация! – Элен смотрела на столик в углу, с трепещущим сердцем ожидая появления Леона. Но к столику Паулы подошел совершенно незнакомый пожилой мужчина и, сев напротив, достал какие-то бумаги. Паула наклонилась, и они вместе стали эти бумаги просматривать. – Слава Богу, это не Леон.

– Нет? – Роберт оглянулся. – Ну вот, ты напрасно боялась. Это, наверное, ее потенциальный клиент.

– А что она продает?

– Она – агент по недвижимости. Разве ты не знала? Конечно… Фил говорил об этом.

– Знала… я вспомнила. – Элен продолжала смотреть на Паулу. Очень красивая женщина, но в ее манере держаться чувствовалась излишняя надменность. Вполне подходящая пара для такого человека, как Леон… и к тому же еще агент по продаже недвижимости. У них много общего.

– Она, вероятно, приводит сюда всех своих потенциальных клиентов, – сказал Роберт, передавая Элен меню. – Атмосфера располагает. Клиента легче обработать, если пригласить его на ленч или на обед в дорогой ресторан. Думаю, твой муж поступает так же… со своими клиентами. Я в этом просто уверен.

Конечно, Леон бывает в «Хилтоне», но только наверняка не всегда с клиентами…

По дороге домой Роберт сделал крюк, чтобы заехать на виллу и оставить там краски и спиртовку, которую он купил, чтобы они с Элен могли варить себе кофе. Они немного задержались на вилле: обмерили стены, подготовили кисти и краски. На следующий день можно было приступать к работе.

Когда Элен вернулась, Леон уже был дома.

– Где ты была? – спросил он, оторвавшись от газеты.

– В Никосии. Покупала краски… для росписи.

– Ты только что вернулась? Почему ты не зашла ко мне в офис? Мы могли бы вернуться вместе.

Удивительно, что он так спокойно спросил, почему она не зашла в его офис, ведь он прекрасно знал, что жена наверняка заметит отсутствие картины. Что бы он ответил, если бы она вдруг поинтересовалась, где ее картина? Без сомнения, у него уже заготовлена какая-нибудь правдоподобная история, только Элен не представляла себе, какая именно.

– Я ездила в город с Робертом. Он тоже покупал краски. Мы оставили их на вилле. – Элен стояла возле дивана и смотрела на мужа. Это был их первый разговор после вчерашней ссоры, когда Леон в таком гневе уехал из дома.

Леон нахмурился, и она уже приготовилась к самому худшему. Боже, что за жизнь! Неужели Леон всегда будет заставлять ее сердце замирать от страха, когда она совершит какой-то поступок, предосудительный с его точки зрения?

– Во сколько вы поехали в город?

– Роберт заехал за мной в девять часов. – Элен отошла в другой конец комнаты и села на стул подальше от Леона.

– В девять… – Они одновременно посмотрели на каминные часы. – Вы весь день были вместе?

Элен откашлялась.

– Ну… нет…

– Сейчас половина шестого, – спокойно заметил Леон.

– Мы заезжали на виллу, чтобы оставить краски.

– Ты уже говорила об этом. – Нарочито медленными движениями он свернул газету и положил на журнальный столик. Поведение мужа выводило Элен из равновесия, и она нервничала.

30
{"b":"11542","o":1}