ЛитМир - Электронная Библиотека

Глубоко вздохнув, он все же согласился:

– Ну ладно. Я отменю встречу с клиентом. Но в следующий раз, пожалуйста, советуйся со мной. У деловых людей не принято назначать встречу и в последний момент отменять ее.

Элен была удивлена. Леон говорил так искренне. Может быть, он все-таки не каждый день встречается с Паулой? Элен в недоумении пожала плечами, но возникшая было надежда тут же исчезла, ей вновь стало грустно. Леон умен и изворотлив; разве она уже не убедилась в этом?

Труди и Тасос приехали рано, и первую половину вечера они все провели в саду. Дети, возбужденные приездом гостей, бегали поблизости; детский смех не смолкая звенел среди деревьев.

– Счастливые эти двое, – заметил Тасос, глядя, как Чиппи раскачивает на качелях Фиону. – Они потеряли одних родителей, но нашли других. – Его слова заставили Элен посмотреть на мужа. Он чуть заметно улыбался.

С того дня как Леон неожиданно привез от Асмены детей, его отношение к жене полностью изменилось. У него совершенно пропал к ней интерес, и желание тоже. Он стал относиться к Элен со спокойным равнодушием первых дней их совместной жизни. Возвращение к прежним отношениям сначала успокоило Элен, ведь выходя замуж за Леона именно этого она и хотела. Ей только не нравились его властные манеры и не терпящий возражений тон, которым он позволял себе разговаривать с ней. Будь у нее немного больше свободы, считала Элен, она вполне могла бы смириться с такой жизнью. Но по мере того как проходили дни, она все острее начинала чувствовать свою ненужность, бессмысленность своего существования. Теперь, когда муж потерял к ней всякий интерес, Элен вынуждена была признать, что она, наверное, скорее согласилась бы делить его внимание с другой, чем терпеть его показную холодность. Если бы она по-прежнему была к мужу равнодушна, сумела устоять перед его обаянием, то безразличие Леона не волновало бы ее. К несчастью, она его полюбила.

Почувствовав внимательный взгляд подруги, Элен отбросила свои невеселые мысли и улыбнулась. Лицо Труди просветлело. Заметила ли та что-то неладное? Этого ни в коем случае нельзя было допустить. Элен умерла бы со стыда, если бы кто-то узнал, что Леон потерял к ней интерес.

– Дядя Леон… – донесся до них голосок Фионы. – Может быть, ты покачаешь меня? Чиппи отказывается.

– Сейчас моя очередь, а она не уступает, – пожаловался мальчик, когда Леон подошел к качелям. – Она хочет кататься все время.

– А ну, Фиона, слезай!

– Нет. Я хочу…

– Нет!

– Подтолкни качели последний разок. – Фиона просительно посмотрела на дядю из-под длинных ресниц. – Пожалуйста, – вкрадчиво добавила она.

– Слезай!

Девочке пришлось подчиниться. Выпроваживая Фиону, Леон ее легонько шлепнул.

– Ой, как больно! – Ее глаза расширились от обиды и удивления. Она потерла то место, по которому ее шлепнул Леон, и побежала к Элен. – Он злой… я его больше не люблю!

Все засмеялись, а девочка чуть не расплакалась.

– Бедняжка Фиона! – Элен протянула к ней руки. – Иди ко мне на колени.

– Плакса! – крикнул Чиппи с качелей, взлетая высоко вверх. Ветер растрепал волосы Леона, и он сам стал похож на мальчишку. Элен любовалась мужем, глядя на него поверх головы Фионы. Но, почувствовав взгляд жены, он повернулся, а Элен сразу же отвела глаза.

– Он сделал мне больно, – жаловалась Фиона. – Он нехороший!

– Глупости. Тебе совсем не больно. – Элен усадила девочку поудобнее.

– Нет, больно. – Фиона обвила руками шею Элен. – Я люблю тебя, а его не люблю.

– А я уверена, что ты любишь своего дядю, – мягко заметила Труди. – И он тебя любит.

– Нет! – Фиона смотрела, как Леон раскачивает качели. – Если бы он любил меня, то не сделал бы мне больно.

Верно, подумала Элен. Ты не сделаешь больно тем, кого любишь. Но в этот момент она имела в виду вовсе не Фиону.

Оставив качели, Леон подошел к Элен. Его взгляд равнодушно скользнул по лицу жены и остановился на обиженном личике племянницы.

– Что случилось, Фиона?

– Ты сделал мне больно. Я тебя больше не люблю.

– Ты в этом уверена? – Леон говорил слегка насмешливым тоном, но его взгляд между тем оставался серьезным.

– Уверена. Я люблю только тетю Элен. Она никого не обижает.

Молчание. По непонятной причине Элен почувствовала, что краснеет, когда Леон пристально взглянул в ее глаза.

– В самом деле? – Голос Леона звучал спокойно, а он сам продолжал смотреть на жену.

– Конечно, – убежденно заявила девочка, крепче обняв Элен. – Она всегда добрая, и я ее люблю.

Леон чуть слышно вздохнул и вернулся к Тасосу, чтобы продолжить прерванный разговор.

– Я пойду посмотрю, не пора ли нам садиться за стол, – через некоторое время предложила Элен. – Сегодня я отпустила Арате, она плохо себя чувствует.

– Тебе помочь? – спросила Труди вставая, но Элен покачала головой.

– У меня уже все готово. Осталось только накрыть на стол.

– Это сделаю я, – предложила Труди, поднимаясь вслед за Элен по ступенькам. – Дети тоже будут ужинать с нами?

– Нет. Им уже пора ложиться спать.

– А они не останутся голодными?

– Они недавно пили чай, а перед сном я дам им молока и бисквитов.

Пока Элен хлопотала на кухне, Труди стала накрывать на стол. Потом Элен позвала детей и отправила их умываться. Вскоре они вернулись на кухню и стали упрашивать, чтобы их не заставляли так рано ложиться спать.

– Но это ваше обычное время, – напомнила им Элен.

– А сегодня у нас гости, и мы не хотим спать.

– Потому что боитесь пропустить что-то интересное, – поддразнила их Труди. Элен заметила, с какой грустью подруга смотрела на Чиппи и Фиону. Она призналась Элен, что они с Тасосом очень хотят ребенка, и если в ближайшее время у них ничего не получится, они кого-нибудь усыновят.

– Удивительно, как легко привязываешься к чужим детям, – сказала ей Элен. Иногда она задумывалась, а что она стала бы делать, если бы Чиппи и Фиону у нее вдруг забрали. По закону Леон не был их приемным отцом, и родная мать в любой момент могла бы потребовать вернуть ей своих детей. От этих мыслей в душу Элен всегда закрадывались страх и отчаяние.

– Нельзя ли нам остаться до ужина? – с надеждой спросил Чиппи, увидев сладости и фрукты, которые Элен раскладывала по тарелкам.

– Конечно, нет. Вам пора в постель.

– А в каком возрасте нам можно будет не ложиться спать допоздна? – маленький пальчик Фионы потянулся к кремовому украшению на торте, но Элен строго взглянула на девочку.

– Ты еще долго можешь не волноваться по этому поводу. А теперь идите пить молоко с бисквитами. – Элен поставила кружки с молоком и тарелку с пирожными на столик у окна.

– Если мы попросим дядю Леона, он может разрешить нам… – начала Фиона, откусив кусочек бисквита.

– Что разрешить? – Леон как раз вошел в кухню.

– Мы не хотим идти спать, – объяснила девочка. – Я совсем не устала и Чиппи тоже. Можно мы останемся на ужин?

Фиона умильно посмотрела на Леона, и он улыбнулся.

– Как же ты можешь просить меня о чем-то, если больше меня не любишь?

– О нет, теперь люблю, – быстро заявила девочка. – Я люблю тебя так же, как тетю Элен.

– Рад это слышать. – Леон открыл холодильник, заглянул внутрь и нахмурился. – Разве у нас нет пива?

– Оно стоит у самой стенки. – Элен подошла к нему. – Достать?

– Я сам мог это сделать, если бы знал, где оно находится.

Элен начала передвигать в холодильнике все предметы, пока не нашла то, что искала. Они оба потянулись к банкам с пивом, и их руки соприкоснулись. Леон быстро отдернул свою руку; Элен сама достала банки и передала мужу. Он молча взял их и, захватив стаканы, вернулся в сад.

Элен стояла у холодильника, задумчиво глядя на свою руку, которой коснулся Леон, и внезапно от обиды у нее защипало глаза. Неужели прошло всего несколько недель с тех пор, когда Леон так нежно ласкал ее? Когда использовал любую возможность, чтобы взять ее за руку или обнять за плечи? А теперь даже случайное прикосновение к ее руке оказалось ему неприятным.

32
{"b":"11542","o":1}