ЛитМир - Электронная Библиотека

– Простите меня еще раз, миссис Стюарт. – Элен показалось, что голос Леона стал мягче, когда он произнес: – Для такой молодой женщины у вас была очень нелегкая жизнь.

Дети внимательно прислушивались к их разговору, и Фиона спросила:

– Значит, ваш муж умер, миссис Стюарт?

– Да, Фиона.

– И ваш ребеночек? – Чиппи еще крепче сжал ее руку.

– Да, и он тоже…

– Нельзя задавать такие бестактные вопросы. – Леон строго посмотрел на детей. – Вы не обязаны отвечать на них, миссис Стюарт.

– Ничего страшного, – улыбнулась Элен, – я не против.

Леон, кажется, хотел добавить что-то еще, но передумал. Он послал секретаршу за прохладительными напитками, а час спустя они уже были в ресторане отеля «Хилтон» на ленче. Когда они вышли из ресторана, Леон спросил у Элен адрес ее друзей. – Я отвезу вас туда, – сказал он, разглядывая листок бумаги, который ему протянули. – Да… это недалеко отсюда.

– Очень любезно с вашей стороны, – поблагодарила его Элен, усаживаясь в машину рядом с ним. – Когда приезжаешь в незнакомую страну, такая помощь оказывается весьма кстати.

– В этом городе легко заблудиться, – ответил он, – но такси всегда доставит вас куда нужно.

Дети продолжали разговаривать с Элен, но в каждом их слове слышалась грусть. Элен передалось их настроение, и даже предстоящий отдых, которого она так ждала, уже ее не столь радовал.

– Вот эта улица… – Леон повернул за угол и поехал очень медленно, разглядывая номера домов. – Это где-то здесь… вот он.

Элен удивленно рассматривала современный шестиэтажный дом с балконами, на которых росло много цветов. У парадного подъезда росли апельсиновые деревья, густо усыпанные плодами, а ряд высоких кипарисов служил естественным ограждением этого дома от соседнего.

– Я возьму свои вещи. – Элен стала ждать, когда Леон откроет ей багажник, но тот посоветовал сначала убедиться, что ее друзья дома.

– Да, конечно, я так и сделаю.

– Можно мы пойдем с вами? – спросил Чиппи, стремясь остаться с Элен до последней минуты.

– Конечно… – Элен взглянула на Леона, но он, как ни странно, ничего не возразил, и дети последовали за ней.

– Вам нужна мадам Павлос? – спросила женщина, выходя из соседней квартиры, когда Элен уже в третий раз нажимала кнопку звонка на двери Труди.

– Да. Вы не знаете, где она?

Женщина внимательно посмотрела на Элен, потом на детей. Элен вспомнила строчки из письма Труди, когда та только-только приехала жить на Кипр: «Они очень милые люди, но, Боже, как они любят совать нос в чужие дела!»

– Труди с мужем в прошлый понедельник уехали в Египет. Он там по долгу службы.

У Элен замерло сердце.

– А вы не знаете, когда они вернутся? Женщина грустно покачала головой.

– Они уехали на два месяца. А вы к ним издалека?

– Да… да, я приехала из Англии. – Элен расстроилась. Проделать такой путь и не встретиться с Труди! Элен поблагодарила соседку и стала спускаться по лестнице. Женщина что-то говорила вдогонку, но Элен ее уже не слушала. Вместе с детьми она вышла на улицу.

– Друзья миссис Стюарт уехали, – сообщил Чиппи своему дяде.

– И они вернутся только через два месяца, – вставила Фиона. Элен взглянула на детей. Те были в восторге!

– Можно ей остаться с нами, пока не вернутся ее друзья? – спросил Чиппи.

– Нет, Чиппи, я не могу остаться здесь на два месяца, – начала Элен, грустно взглянув на Леона. – Я была бы очень признательна, мистер Петру, если бы вы отвезли меня в какую-нибудь гостиницу…

– Я не сделаю этого, – твердо заявил Леон. – Вы остановитесь в моем доме…

– О нет, нет! Я не могу доставлять вам такие неудобства.

Легкая улыбка тронула его губы, когда он произнес:

– Разве вы не слышали о гостеприимстве киприотов, миссис Стюарт? Вы оказали моему брату большую услугу, и с моей стороны было бы невежливо оставлять вас одну в гостинице. – Он открыл дверцу машины. – К сожалению, нам придется сначала заехать в мой офис, но я закончу все свои дела через час. А потом отвезу вас в мой дом.

Глава вторая

В три часа дня они все уже были на пути в Лапифос. Обрадованные неожиданным поворотом событий, дети болтали без умолку, пока наконец Леон строга не велел им замолчать. Они сразу же послушались, но, обернувшись, Элен увидела, что Фиона исподтишка показывает дяде язык. Элен нахмурилась, но девочка только презрительно усмехнулась.

– Боюсь, что мы пропустили конвой, – сказал Леон, когда они выехали на северную окраину Никосии, – поэтому нам придется ехать длинной дорогой.

Турки контролировали короткую дорогу через горы, и только иностранцам разрешалось проезжать там без сопровождения. Все греки должны были следовать под охраной конвоя солдат ООН или выбирать более длинный маршрут. Это, очевидно, причиняло грекам большие неудобства, но Леон относился к таким порядкам очень спокойно. Позднее Элен с удивлением узнала, что Леон Петру был одним из немногих греков на острове, настроенных про-турецки.

Некоторое время в машине царила тишина. Элен откинулась на спинку сиденья, чувствуя себя удивительно умиротворенной, наблюдая за мелькавшим за окном пейзажем. Местность была очень живописной: и огромные белые виллы, и дома более скромные все сплошь утопали в зелени садов, апельсиновые и лимонные деревья гнулись под тяжестью своих плодов. Высокие пальмы устремлялись к голубому небу. Цветущие гибискусы, жакаранды и розы радовали глаз буйством красок.

Когда Элен узнала, что Труди и Тасос уехали, ее первым побуждением было немедленно сесть в самолет и вернуться в Англию, но Леон сказал, что она может остановиться в его доме на любой срок. Элен решила принять приглашение и пробыть на Кипре две недели, как и планировала раньше. Она смогла бы тогда осмотреть достопримечательности острова, а если Леон позволит ей брать с собой детей, то они втроем чудесно проведут время.

Скоро городские кварталы остались позади; пышная зелень кипарисов, эвкалиптов и финиковых пальм сменилась пустынной местностью. Каменистая равнина простиралась по обе стороны дороги; ослепительно яркое солнце палило немилосердно. Только вдали над горами виднелись облака. Время от времени навстречу попадались местные крестьяне, ведущие тяжелогруженых мулов. Трудно было понять, куда они направлялись, ведь поблизости не было видно никаких селений. По мере приближения к горам появились деревушки, в которых глинобитные домики соседствовали с современными виллами. В некоторых местах бесплодная земля была распахана и засеяна.

– Здесь начинается горный перевал, – сказал Леон, когда дорога начала петлять. – Местность очень своеобразная.

Пейзаж за окнами просто поражал воображение: за каждым поворотом перед Элен открывался новый вид на горы. Внезапно впереди показалось море, и скоро дорога пошла уже вдоль побережья. На многие мили на берегу не видно было никаких построек. С другой стороны дорогу окаймляли горы, у подножия которых то тут, то там встречались маленькие деревушки.

– Это Кирения, – объяснил Леон. – Мой дом в восьми милях отсюда.

Особняк Леона Петру оказался именно таким, каким его описал Роберт, и у Элен даже дух захватило, когда она увидела его своими глазами. Позади горы, впереди – голубая гладь моря. Есть ли на земле хотя бы еще один дом, из которого открывается такой же красивый вид? Дети тоже были в восторге, а Фиона неуверенно спросила:

– Эти апельсины можно рвать?

– Конечно, можно. – Протянув руку, Леон сломал меленькую ветку и подал ее девочке. На ней висело три апельсина.

Этот поступок удивил Элен, да и детей, вероятно, тоже. Может быть, подумала Элен, Леон вовсе не такой уж суровый, каким его все привыкли считать.

Переодеваясь к ужину, Элен задумалась о тех людях, с которыми она только что познакомилась. Прежде всего это была сестра Леона Кула, образованная двадцатидвухлетняя девушка. Она работала в Никосии. Кула была обручена, и в январе должна была состояться ее свадьба. Ее жених Теодор, которого все называли просто Тедди, был на четыре года старше своей невесты и тоже работал в Никосии. Элен с ним еще не познакомилась, но Кула с гордостью показала ей его фотографию. Судя по снимку, это был смуглый и весьма привлекательный молодой человек; было видно, что девушка серьезно влюблена в него.

4
{"b":"11542","o":1}