ЛитМир - Электронная Библиотека

– Глупости! – Леон по-настоящему рассердился; его голос стал даже резок. – Женщины делают всю работу по дому – это вполне естественно, ведь мужчины зарабатывают деньги.

– Но ваши женщины еще и в поле работают, – сказала Элен, ставя стакан под струю воды. – Я часто это вижу.

– Верно, но мужчины тоже работают вместе с ними. – Леон стоял у двери на веранду и смотрел в сад. Свет, проникавший в кухню, падал ему на голову и серебрил седину на его волосах. Элен отвела взгляд и опять занялась посудой. – Женщины охотно трудятся в поле; им нравится работа на свежем воздухе, – повернув голову, произнес Леон. Элен потянулась к верхней полке, чтобы поставить на нее стаканы. Ее юбка слегка задралась. Обернувшись, Элен заметила, что Леон смотрит на ее ноги, В толстых коричневых чулках они выглядели бесформенными. Вдруг Леон переменил тему разговора. – Элен, тебе хватает денег на расходы? – неожиданно спросил он.

– Конечно, вполне хватает. – Легкий румянец тронул ее щеки, но в глазах было удивление. Леон был щедр. Он должен сам знать, что она не испытывает недостатка в деньгах. Заметив удивленный взгляд жены, он только пожал плечами.

– Я просто хотел напомнить, что если тебе что-то нужно, только скажи мне об этом.

Элен удивилась еще больше. Уж не намекает ли он на то, что ей надо сменить свой гардероб? Нет, она не собирается этого делать. В последнее время было уже несколько случаев, когда она замечала на себе странный взгляд Леона, от которого ей становилось неловко. Леон уезжал из дома почти каждый вечер; у Элен было свое представление о том, чем он занимался в это время. Но иногда он по целой неделе оставался дома. До сих пор она сама не привлекала его как женщина, но ее стал занимать ход его мыслей. Элен пришла к выводу, что горячим восточным мужчинам безразлично, какая именно женщина будет рядом, и может наступить момент, когда… Элен гнала от себя эти мысли. Пока она была довольна своей жизнью: у нее были дети и красивый дом. Глупо осложнять себе жизнь, пытаясь пробудить желание в своем муже. Нет, она для него непривлекательна – и намерена оставаться такой впредь.

– Ты же не собираешься долго держать Чиппи взаперти? – умоляющим голосом произнесла Элен. – Для него же здесь все внове. Он наслушался ребят в школе. Сейчас Чиппи в таком возрасте, когда ему хочется чувствовать себя значительнее. – Она подошла к Леону. Он отступил в сторону, молча приглашая ее выйти на веранду. Она улыбнулась и прошла вперед. Леон вышел следом.

– Ты слишком снисходительна к ним, – сказал он, и хотя его голос был строг, у Элен создалось впечатление, что он не осуждает ее за это.

– Но они еще маленькие и к тому же совсем недавно пережили ужасный шок.

– Они довольно быстро от него оправились. – Его лицо осветилось улыбкой, и он уже значительно мягче произнес: – Ты очень добра к ним, Элен. Нет, я не буду долго держать мальчика взаперти, но он должен усвоить, что нельзя помыкать сестрой. Он должен понять, что ему нужно заботиться о ней.

Элен бросила на мужа быстрый взгляду. Какой странный человек! Непохоже, чтобы он на самом деле презирал всех женщин. Ясно одно: печальный опыт брата определенно оказал на него влияние. Делая предложение Элен, Леон дал ей понять, что не сможет никогда полюбить ни одну женщину.

Элен часто задумывалась о том, как же Леон к ней относится. Он держался вежливо и дружелюбно, хотя временами был довольно холоден. Но ни разу не был груб; никогда не говорил приказным тоном, не старался подчинить себе. Для этого, однако, не было и оснований. Ведь она согласилась выйти за него замуж, чтобы помочь ему воспитывать детей. Она имела право на уважительное отношение с его стороны. Тем не менее властный характер Леона давал себя знать; часто его лицо приобретало знакомое ей надменное выражение. Элен опять взглянула на мужа, отметив твердую линию его подбородка и плотно сжатые губы. Он уже не улыбался, и привычная строгость несколько портила его красивое мужественное лицо. Интересно, как он выглядит в гневе? Что он сделает, если ему будут противоречить или не выполнят его приказ? Вновь взглянув на его сурово сжатые губы, Элен вдруг ощутила внутри себя странный холодок. Нет, она не хотела бы оказаться причиной его гнева, потому что неожиданно поняла, каким по-настоящему жестоким он может быть.

Почувствовав ее взгляд, Леон обернулся и вопросительно посмотрел на жену.

– Когда Чиппи можно будет выйти из комнаты? – смутившись, спросила она.

– После чая, наверное. Я еще не решил.

– После чая? Но сейчас только три часа! – Здесь занятия в школе начинались в восемь и заканчивались в два. – Ты же не будешь держать его взаперти еще два часа?

– Не буду, но пусть он пока посидит у себя в комнате. Это пойдет ему на пользу. – Леон говорил спокойно, но Элен чувствовала, что спорить бесполезно, поэтому замолчала.

Снизу доносился радостный смех Фионы, игравшей с собакой. Этот бездомный пес недавно забрел к ним в сад да так и прижился в доме. Сначала Элен подумала, что Леон ни за что не позволит оставить собаку, но тот, напротив, велел Арате накормить животное и найти ему место в доме.

Леон подошел к балюстраде и, наклонившись, стал смотреть, как девочка и собака весело догоняют друг друга. Да, вновь подумала Элен, он странный, даже загадочный человек. Строгий и неуступчивый, особенно с детьми, он мог посочувствовать бездомному животному. Его отношение к женщинам тоже было не всегда однозначным. Хотя женщины, как полагала Элен, интересовали его только по одной причине, он тем не менее не позволял себе говорить пренебрежительным тоном ни с одной из них. Со своей матерью и сестрой Леон всегда был ласков, вежлив и внимателен. Но однажды он с такой злостью заговорил о матери Чиппи и Фионы, что Элен невольно представила себе, как грубо он мог бы обойтись с этой женщиной. Сейчас, глядя на строгий профиль Леона, Элен молила судьбу, чтобы ей не пришлось когда-либо попасть под его плохое настроение. Но размолвка между ними произошла в тот же вечер, и Элен впервые испытала на себе характер Леона.

Элен условилась с Труди, что будет навещать ее один раз в неделю. Это означало, что дети должны будут некоторое время проводить без нее, и Элен решила, что она должна предупредить об этом Леона.

– Они немного побудут с Арате, а в три часа я уже вернусь домой.

– Хорошо. – Леон проводил этот вечер дома; они с Элен сидели на веранде за чашкой кофе и разговаривали. – А во сколько ты собираешься выехать?

– Около девяти. – Накануне она встретила в поселке Роберта; тот собирался в столицу за красками и холстами. Узнав, что Элен тоже хочет ехать в Никосию, он, разумеется, предложил подвезти ее, и она согласилась.

– Так поздно? – Леон слегка нахмурился. – Если ты соберешься пораньше, я могу отвезти тебя.

– Не беспокойся, Леон, – улыбнулась она. – Тот молодой человек, с которым я познакомилась на корабле, Роберт – я тебе о нем говорила, – едет в город за покупками и подвезет меня.

Леон нахмурился еще больше и сдержанно произнес:

– Мне бы не хотелось, чтобы ты ехала с этим человеком. Завтра утром я присоединяюсь к конвою, потому что мне надо пораньше быть в офисе, и я не вижу причин, почему ты не можешь поехать со мной.

– Но конвой отправляется в половине восьмого. Это слишком рано для меня.

– Ты можешь час-другой побыть у меня в офисе. – В его голосе уже звучала настойчивость. Однако Элен была возмущена. Она не собиралась терпеть его наставления, в каком бы виде они не были преподнесены.

– Я все-таки поеду с Робертом, если ты не возражаешь. Так будет проще…

– Но я возражаю. – Его голос по-прежнему звучал спокойно, только стал чуть жестче.. – Арате будет здесь и проводит детей в школу.

– Но я не хочу выезжать так рано.

– Тогда тебе придется поехать автобусом, или, если хочешь, я могу вызвать такси.

– Я поеду с Робертом, – спокойно сказала Элен, хотя ее щеки вдруг побледнели. – Я же объясняю тебе, что глупо было бы вызывать такси, когда меня и так могут отвезти в Никосию.

9
{"b":"11542","o":1}