ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не знаю. – Геро решила не соглашаться сразу. Она видела, что хотя девочка изменилась к лучшему, она иногда забывала о хороших манерах и опять становилась капризной и требовательной. – Я подумаю.

– Тогда, может быть, попозже?

– Может быть.

– Но тебе ведь все равно нечего делать, – обиженным тоном произнесла Елена. – Я хочу, чтобы ты пошла со мной гулять!

– Я же сказала: возможно, пойду, но не сейчас. – Геро взглянула на себя в зеркало. При помощи мягкой воды и дорогих шампуней ее волосы приобрели здоровый вид и красивый блеск, который делал их необыкновенно привлекательными, Руки тоже стали выглядеть лучше. Каждый вечер Геро смазывала их питательным кремом и надевала перчатки, чтобы не пачкать простыни. Ее старания были вознаграждены похвалой Дамиана, даже несколько смутившей девушку:

«Твои руки стали красивыми. Что ты с ними делаешь?»

Геро объяснила ему. Тогда Дамиан взял ее руку и перевернул ладонью вверх. Девушка зарделась.

«Ладони еще жесткие», – робко сказала она.

«Это скоро пройдет, если ты и впредь будешь заботиться о них».

– Ну почему ты не хочешь пойти со мной? – прервал мысли Геро капризный голос Елены. – Все всегда сразу делают то, что я прошу!

– Разве так надо разговаривать с тетей? – Геро обернулась и строго посмотрела на избалованную дочь Пеппо и Георгиоса. – Если ты намерена мне грубить, лучше уходи из моей комнаты.

Вместо этого девочка подошла к Геро и тронула ее за руку.

– Прости меня, тетя Геро. Может быть, ты сходишь со мной на прогулку? Потом, когда у тебя будет время?

Геро улыбнулась и похлопала девочку по руке.

– Хорошо, пойдем после ленча.

Сначала никто не заметил, как изменилось поведение Елены по отношению к Геро, – так как это проявлялось только когда они были одни. Но постепенно Пеппо увидела, что ее дочь относится к Геро совсем иначе, чем к другим членам семьи Ставросов. До появления Геро единственным человеком, который имел влияние на девочку, была Клео. Елена боялась и уважала старую даму. Дядя Дамиан, без сомнения, мог бы заставить девочку слушаться, но он не обращал на нее внимания, а Елена избегала его.

Странно, но перемена в Елене не обрадовала ее мать. Пеппо было неприятно, что молодая и неопытная девушка сумела справиться со своевольной девочкой. Пеппо не могла знать, что Геро приходилось укрощать диких и неуправляемых отпрысков своего опекуна. По сравнению с ними Елена была просто золото.

– Что ты сделала с моим ребенком?! – закричала Пеппо на Геро, когда однажды, неожиданно войдя в гостиную, услышала, как Елена просто умоляла Геро взять ее с собой в магазин. – Елена, пойдем со мной!

– Нет, я хочу пойти с тетей Геро. Я обещаю слушаться. – Не обращая внимания на мать, Елена заглядывала в глаза Геро. – Можно мне пойти?

– Хорошо…

– Елена! Ты пойдешь со мной! Я тоже собираюсь за покупками!

Но Елена не обращала на мать внимания, и Геро, чтобы не обострять и без того неважные отношения с Пеппо, сказала девочке, что она должна слушаться мать. Только сказав это, девушка поняла свой промах, потому что Пеппо тут же обрушилась на нее с упреками, потребовала не соваться в чужие дела и заявила, что сама в силах справиться со своим ребенком. Но своевольная Елена не слушалась мать и согласилась пойти с нею лишь после того, как Геро твердо сказала, что не возьмет ее с собой.

Когда дверь за матерью и дочерью закрылась, Геро облегченно вздохнула. Как хорошо, что она не принадлежит к этой странной семье! Они такие разные, но все подчиняются старой карге, а та управляет их жизнями как олимпийское божество. Геро знала, что и на Кипре, и в Греции бабушек в семьях очень почитают, но нигде она не встречала такой неограниченной власти, как у Клео.

Геро с самого начала не могла понять, чем занимаются мужчины в доме Ставросов. Предполагалось, что они управляют имением, но в нем было столько работников, что хозяевам просто нечего было делать. Только Дамиан, который сотрудничал с разными фирмами в других частях Греции, был по-настоящему занят делом и только он имел истинную цель в жизни. Остальные, казалось, впустую тратили время, ожидая смерти Клео, которая освободила бы их от власти деспотичной бабушки.

Геро старалась мысленно оценить каждого члена семьи. Нико, она была уверена, обладал скрытой силой характера, которую просто не хотел показывать, опасаясь навлечь на себя гнев Клео и лишиться наследства. Георгиос был человек слабовольный – он полностью подчинялся жене и, конечно, Клео, – к тому же готовый выполнять любые прихоти своей избалованной дочери. А вот Маркос, будь он постарше, мог бы взбунтоваться и последовать примеру своего брата.

При мысли о Кристине Геро невольно улыбнулась. Как жаль, что другие женщины в семье не похожи на нее! Брак Кристины с Нико был устроен ее отцом и Клео. За Кристиной дали богатое приданое – земли, деньги, драгоценности. И хотя начало семейной жизни не было безоблачным, молодая женщина нашла свое счастье, и это давало ей силы спокойно выносить гнетущую атмосферу дома.

О Пеппо с ее надменностью и холодной красотой не хотелось даже думать. Сестра Дамиана была, по мнению Геро, не лучше Клео.

Дамиан… Сильный и бескомпромиссный, надменный и властный, он был слишком похож на свою бабушку, чтобы они могли ужиться.

А Катрина? Красивая и богатая, она могла бы стать идеальной женой для Дамиана. И все же… Мысль об их возможном браке угнетала Геро. Несмотря на внешнюю привлекательность, Катрина была совершенно лишена мягкости и душевного тепла. Она даже не пыталась скрывать, что презирает и ненавидит Геро. Ее чрезмерная подозрительность сквозила в каверзных вопросах, которые она постоянно задавала Геро. Однажды она в своей обычной высокомерной манере спросила:

– Как вышло, что ты, англичанка, свободно говоришь по-гречески?

– Я долго жила на Кипре.

– Одна?

– Нет, у родственников.

– Они англичане?

– Мои родственники – киприоты.

– Киприоты? Интересно, каким же это образом получилось?

– А вот это никого не касается, – отрезала Геро, сердито сверкнув глазами.

Глава четвертая

Две огромные корзины со свежими цветами стояли на столе в тенистой беседке среди кустов мимозы. Геро старательно плела венок – ведь завтра первое мая, а в этот день она всегда вешала на дверь венок из живых цветов. На Кипре издавна существовал такой обычай, и венки можно было увидеть на каждой двери – от бедной хижины в маленькой деревушке до шикарной виллы на побережье. Девушка была так поглощена своим занятием, что не заметила, как к беседке подошел Дамиан. Он некоторое время наблюдал за Геро, потом легким покашливанием привлек ее внимание. Девушка подняла голову?

– Ты так увлечена своим занятием. – Дамиан стоял, прислонившись к дереву – высокий, стройный – и с улыбкой смотрел на нее.

Откинув назад волосы, Геро критически осмотрела свою работу.

– Тебе нравится?

– Трудно сказать. Работа еще не закончена.

Геро обиделась.

– Но ты мог бы сказать, нравится ли тебе то, что я уже сделала.

– Ну хорошо. Мне нравится то, что ты уже сделала.

Смех Геро наполнил беседку музыкой.

– Как ты скуп на похвалу!

– Это потому, что я не похвалил работу, которая еще не закончена? – сдержанно спросил Дамиан.

Геро достала из корзины еще одну розу.

– Ты ведь уже можешь себе представить, каким будет венок.

– Напротив; я не имею ни малейшего представления, каким он будет. – Дамиан сел на скамейку. – Расскажи мне, как ты проводишь время… когда не плетешь венки? – Дамиан был в отъезде целую неделю – уезжал по делам в Афины.

– Елена показывала мне окрестности…

– Елена? – удивился Дамиан. – Эта взбалмошная девчонка? Невероятно!

– Девочка сильно изменилась. – Геро говорила совершенно спокойно, вдыхая аромат розы, которую держала в руке. – Скоро она станет очень милой девочкой.

Дамиан молчал. Геро бросила на него осторожный взгляд и продолжала:

10
{"b":"11543","o":1}