ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Глотнуть воздуха. Дни в Бирме
Номер 1. Как стать лучшим в том, что ты делаешь
Убежать от замужества
Мой князь Хаоса (СИ)
Вурд. Богиня вампиров
FreshLife28. Как начать новую жизнь в понедельник и не бросить во вторник
#ЛюбовьНенависть
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
Против всех

Геро спрятала руки за спину. Этот непроизвольный жест заставил Клео нахмуриться.

– Я работала на ферме у своего опекуна.

– У опекуна? – Старческие глаза странно блеснули. – А почему твой опекун не нашел тебе мужа?

– У меня не было приданого, – откровенно призналась Геро, уже готовая прервать разговор, если он перейдет в опасное русло. – Без приданого у девушки мало шансов найти мужа.

– Но ты нашла! – У Клео вырвался вздох, больше похожий на стон. – Чтобы Дамиан решился жениться… я никогда не верила в это! Он многое делал мне назло, но я все же не ожидала, что он может зайти так далеко – он всегда был очень рассудительный.

В ее голосе звучало скорее разочарование, чем гнев; и Геро поняла, что несмотря на частые ссоры, Клео сохранила уважение к своему внуку. Его женитьба оказалась для нее тяжким ударом. Но бабушка не знала, что Дамиан так и остался рассудительным и дальновидным. Он не вступил в законный брак, потому что надеялся еще встретить настоящую любовь. Геро была уверена, что с такой девушкой, как она, он никогда не связал бы свою жизнь. Удивительно, как Клео могла поверить Дамиану на слово и не заподозрить обмана. С ее стороны было бы логично потребовать от внука свидетельство о браке.

И тут тяжелое, хриплое дыхание Клео встревожило Геро. Она вспомнила о больном сердце старой дамы и подалась к ней.

– С вами все в порядке?

– Конечно, все в порядке! Или ты, как и все прочие, рассчитываешь, что я вот-вот упаду замертво?

Геро вздрогнула от этих слов. Быть такой старой и мудрой, знать, что жизнь уже прожита, и смерть может прийти в любой момент… Сердце девушки наполнилось состраданием. Геро забыла, что хотела переломить деспотизм Клео, забыла свою неприязнь к старой женщине… даже презрение Клео показалось девушке простительным.

– Почему я должна желать вашей смерти? – спросила Геро. – Какая мне от этого выгода?

– Этот дом! Он станет собственностью твоего мужа, и ты будешь в нем хозяйкой. Поэтому ты тоже ждешь моей смерти!

Если бы только Клео знала, как далека она от истины!

– Я вполне довольна своим положением, – заявила Геро, – и совсем не стремлюсь стать здесь хозяйкой. – Искренность этих слов придала голосу девушки твердости, и ненависть в глазах Клео несколько померкла, хотя и не исчезла.

– Все равно ты не лучше прочих!

Геро только пожала плечами. Было видно, что Клео устала, ей пора было отдохнуть.

– А собака… – начала девушка, но Клео перебила ее:

– От собаки избавься!

– Мне очень жаль… – Геро заговорила очень мягко, все еще полная сочувствия к старой женщине. – Мне действительно жаль, что приходится идти против вашей воли, но я твердо намерена оставить собаку у себя.

– В таком случае, – возмущенно спросила старая дама, – зачем тебе мое разрешение?

Удивление заставило Геро замолчать на мгновение. Она вдруг осознала одну особенность своего положения в этом доме. Власть Клео воспринималась в семье как нечто незыблемое, но на самом деле держалась лишь на угрозах и шантаже. Не имея власти над Дамианом и Геро, Клео не могла прибегнуть к шантажу, и хотя продолжала с ними бороться, но была достаточно умна, чтобы вовремя признать свое поражение. Геро поняла, что сможет добиться успеха там, где другие отступали.

– Я спросила вас, – спокойно сказала Геро, – потому что этого требовала элементарная вежливость. Я надеялась, что вы не будете возражать.

– Но я возражаю! Значит, если ты оставишь собаку в доме, это будет против моей воли! А теперь уходи! Немедленно!

Геро с грустью посмотрела на эту старую женщину, гордо восседающую в кресле. Как она одинока! Ни одного друга радом. Геро знала, как тяжело жить без друзей, и хотя Клео вполне заслужила свое одиночество, девушке было жаль ее.

– Вы хотите отдохнуть?

– Тебя это не касается. Поди прочь!

Геро пошла к двери, но на пороге обернулась.

– Если хотите, я провожу вас в спальню…

– Если мне понадобится помощь, я позову горничную. Уходи!

Кристина держала лестницу, а Геро укрепляла на двери венок.

– Посмотри, он посередине? – Стоя на весьма ненадежной опоре, Геро посмотрела вниз на подругу.

– Не совсем. Подвинь его чуть влево.

– О Боже, опять придется вытаскивать гвоздь. Я уже сделала в двери три дырки.

– Не беспокойся. Клео их не увидит. Последнее время она не выходит из дому.

– Так лучше? – Геро наклонилась в сторону, чтобы Кристина могла лучше видеть дверь. – Кажется, теперь он посередине… Ой!

Потеряв равновесие, Геро сорвалась с лестницы. Она еще успела услышать сдавленный крик Кристины – та пыталась принять ее на себя, – потом от сильной боли в голове сознание девушки помутилось.

Геро недолго была в забытьи, вскоре она услышала резкий голос Клео:

– Сейчас же прекрати кричать, Кристина! Как ты посмела разбудить меня?!

– С Геро несчастье! Она… умирает…

– Умирает? – раздался взволнованный голос Маркоса. – В чем дело?

– Маркос, иди сюда… быстрее! Геро упала с лестницы. Я пыталась удержать ее, но не смогла. Иди скорее!

– Моя голова, – простонала Геро. – О-о… моя голова. – Девушка попыталась приподняться, но не смогла. Ее волосы уже пропитались кровью, голова кружилась.

– Да… она умирает!.. – испуганно произнес Маркос, взглянув на Геро.

– Не говори глупости! – прикрикнула на него Кристина. – И не стой как истукан! Сделай что-нибудь! Отнеси ее в дом! – Несмотря на полуобморочное состояние, Геро была поражена той решительностью, с которой Кристина отдавала приказания. Девушка привыкла к мягкости и уступчивости своей подруги, а такое поведение было вовсе несвойственно Кристине. – Я же сказала – сделай что-нибудь! Дамиан, слава Богу…

– Что случилось? – Взглянув на Геро, лежащую на мраморных плитах, Дамиан мгновенно все понял. – Отойдите! – Он наклонился и, легко, как ребенка, подняв девушку на руки, понес ее в дом. – Кристина, скорее позови доктора.

– Что случилось? – донесся голос Клео, но в нем не было привычной резкости. – Твоя жена… Кристина сказала, будто она умирает.

– Глупости! – возмутился Дамиан и, пройдя мимо

Клео, стоявшей в дверях будуара, внес Геро в маленькую гостиную и положил девушку на диван. – Воды и губку, – велел он вошедшему следом Маркосу, бледному и испуганному. – Быстро! – Дамиан заметил, что Геро открыла глаза, и спросил: – Как ты себя чувствуешь? Голова сильно болит?

– Сильно. Прости… я была неосторожна…

Геро опять потеряла сознание, а когда очнулась, Дамиан уже промыл ей рану.

– Что здесь все-таки произошло? – Клео стояла в дверях; ее взгляд был прикован к бледному лицу Геро.

– Геро упала с лестницы, – коротко ответил Дамиан, нащупывая у Геро пульс.

– С лестницы?

– Она вешала на дверь майский венок, – нетерпеливо объяснил он.

– Рана серьезная? – Старая дама вошла в комнату и остановилась у дивана, глядя на девушку без малейшего сострадания. – Что-то еще повреждено?

– Нельзя сказать, пока врач не осмотрит ее. – Дамиан взглянул на вернувшуюся Кристину. – Ты разыскала доктора?

Кристина кивнула.

– Он сейчас приедет. – От пережитого волнения у нее все еще дрожал голос. – Он спросил, что случилось, я ему объяснила. Он велел перенести Геро в спальню и уложить в постель, чтобы он мог сразу осмотреть ее.

Смысл этих слов дошел до Геро, лишь когда Клео, пристально глядя в глаза внуку, произнесла:

– Тебе лучше позаботиться об этом, Дамиан.

Этот тон и этот взгляд…

Зная, что Дамиан женился на Геро исключительно ей назло, Клео была почти уверена, что супружеской близости между ними не было. Геро понимала, что теперь Клео ждала, как Дамиан отреагирует на ее слова.

Он спокойно кивнул и спросил «жену»:

– Хочешь, чтобы я помог тебе, дорогая? Или предпочитаешь, чтобы с тобой была Кристина?

– Лучше Кристина…

– Странно, – пробормотала старая дама, пристально глядя на внука. – Да… очень странно, что она отказывается от помощи мужа. Но тебе все же придется позаботиться о ней – Кристина нужна мне самой. Пойдем, Кристина, ты почитаешь мне книгу!

12
{"b":"11543","o":1}