ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты не ответила на мой вопрос, – сказал Дамиан, не отрывая взгляда от дороги.

– На твой вопрос?.. – Геро зачем-то тянула время. – На какой?

Дамиан взглянул на девушку, заметил ее нерешительность и сказал:

– Ладно, забудь об этом. Куда бы ты хотела поехать? Вглубь острова или к морю?

– К морю. Мы можем там искупаться?

– Если у тебя есть что надеть, – насмешливо заметил он. – У меня плавки всегда с собой, в машине.

– О-о! – разочарованно протянула Геро.

Дамиан увидел ее расстроенное лицо и пообещал заехать в какой-нибудь магазин и купить ей купальник. Так они и сделали, заехав в Палеокастридес. А оттуда направились на пляж, самый лучший на острове.

– А ты умеешь плавать? – спросил Дамиан, когда Геро вышла из кабинки для переодевания в новом купальнике.

Геро кивнула, смущенная его взглядом, который скользил по ее стройной фигурке.

– Тебе надо бы немного поправиться, – сказал Дамиан, а Геро, чтобы скрыть смущение, поспешно объяснила:

– Я умею плавать. Отец научил меня, когда я была еще маленькая. – В ее голосе зазвучали печальные нотки. – Они с мамой хорошо плавали.

Дамиан заметил ее печаль и сделался очень предупредителен. А ее не покидало какое-то странное чувство. Геро почему-то вспомнила свою первую встречу с Дамианом, когда он, такой богатый и важный, дал ей денег на туфли. Как она тогда выглядела? Нищая девчонка в поношенной одежде, с выражением безысходного отчаяния на лице от мысли, что ей вскоре предстоит стать женой неграмотного деревенского парня. Геро вспомнила великолепный дом Евгении, его роскошь и богатство. Потом в памяти всплыл эпизод с Петросом, когда она не смогла убедительно солгать ему, и тот ужас, который она испытала, когда Дамиан, казалось, предоставил ее собственной судьбе. Вспомнив о том, что за этим последовало, Геро залилась краской стыда. Ведь Дамиан просто купил ее. Купил, как в далеком прошлом покупали рабынь.

Потом мысли Геро переключились на ужасную сцену, что разыгралась в доме Ставросов, когда Дамиан представил Клео свою «жену». Он не предупредил девушку, что ее ждет, но Геро благополучно справилась со своей ролью, несмотря на ужас, с которым все, кроме Кристины, смотрели на нового члена благородной семьи Ставросов. Ведь ни один из них не решился бы на то, что сделал Дамиан, лишь бы показать бабушке, что ее слово ничего не значит.

Хотя первая встреча с Клео была далеко не из приятных, Геро скоро перестала трепетать перед старой дамой. Что такое Клео по сравнению с той участью, которой девушке удалось избежать? Она готова была встретиться с сотней Клео, лишь бы не выходить замуж за Такиса.

– Плыви сюда! – крикнул Дамиан, нарушая размышления Геро. Она подошла к воде, но Дамиан заплыл уже далеко, и ей стало страшно.

– Я побуду у берега, – крикнула она в ответ, сама недоумевая, как она могла держаться с Дамианом на равных. Геро никогда не считала себя ровней ему. Она находилась в его доме лишь до тех пор, пока была ему нужна, поэтому ни на мгновение не причисляла себя к этой семье. Девушка всегда чувствовала, что она здесь чужая, что ей, как незваному гостю, не место в этом доме.

– Делай, что тебе велят! – Строгий приказ долетел до нее через разделявшее их пространство, и опять Геро крикнула в ответ, что она останется у берега. Тогда Дамиан подплыл к ней и, назвав ее трусихой, убедил девушку отплыть подальше от берега. Чтобы ей не было страшно, он поплыл с ней рядом. Геро смущало его странное отношение к ней, совершенно не похожее на обычное снисходительно-равнодушное. Неожиданно Геро осознала, что эта перемена не была внезапной; все началось после несчастного случая. С тех пор поведение Дамиана стало постепенно меняться: исчезли резкость и безразличие; он начал смотреть на девушку как на личность, а не как на орудие своей мести Клео. Интерес к Геро, сначала едва заметный, вскоре усилился. Дамиан не только настойчиво проверял все письменные работы, но и всякий раз, когда она делала ошибку в речи, поправлял ее. Геро пыталась выяснить причину такой перемены, но Дамиан уходил от ответа. Если она настаивала, он строго одергивал ее.

Море было теплым и ласковым; Геро плавала с удовольствием и ощутила легкую досаду, когда пришло время ленча, и Дамиан повез ее в небольшой приморский ресторанчик, скрывавшийся в тени оливковых деревьев.

Столы были накрыты на увитой виноградом веранде. С гор дул легкий ветерок, приносивший запахи мирта и можжевельника, смешанные с ароматом страстоцвета. Отсюда открывался чудесный вид на бирюзовое море, спокойное и сверкающее, по глади его, как белые морские птицы, скользили парусные лодки. По пляжу бродили немногочисленные отдыхающие. Воздух был прохладен и свеж. Во всем чувствовалось такое блаженное спокойствие, что Геро показалось, будто она находится в каком-то волшебном мире, где время остановилось и куда нет доступа таким людям, как Клео и Такис.

Лицо девушки светилось таким счастьем, что, взглянув на нее, Дамиан невольно улыбнулся. Он тоже был в прекрасном настроении, что немало удивило Геро. Она была уверена, что он повез ее на прогулку лишь потому, что своей чрезмерной требовательностью и усиленными занятиями сам довел ее до переутомления и теперь хотел загладить свою вину и дать ей отдохнуть.

– Не хотите ли отведать омара? – предложил официант. – Можете сами выбрать, а потом его для вас приготовят.

– Любишь омаров? – Дамиан забрал из рук Геро меню и положил его на стол, как будто вопрос о выборе блюд был уже решен.

– Да… но… Дамиан улыбнулся.

– Ты не хочешь его выбирать?

– Я не могу, – ответила Геро, качая головой. – Мне это кажется жестоким.

– Что – выбирать омара или есть его?

– Ой, не надо! – Все же Геро весело рассмеялась мелодичным смехом, похожим на звон колокольчика. В глазах ее спутника мелькнул странный огонек. – Лучше сам выбери омара, Дамиан, и не говори мне больше об этом, а то я не смогу его есть.

Она впервые так разговаривала с ним, и хотя Дамиан взглянул на нее с некоторым неудовольствием, он все же встал и последовал за официантом к бассейну, где ползали омары.

Геро и Дамиан пили вино и разговаривали, ожидая свой заказ. Имя Дамиана легко слетало с уст девушки, удивляя их обоих, – ведь до этого она называла его по имени только при посторонних. В остальных случаях Геро вообще никак к нему не обращалась.

Наконец принесли омара, потом землянику со сливками, а на десерт кумкват – засахаренные миниатюрные апельсины, растущие только на Корфу и в Японии. Потом Геро и Дамиан пили ароматный кофе, любуясь морским пейзажем.

Стало прохладнее. Волны в белой пене мягко набегали на прибрежный песок, легкие облака скользили над морем. С одной стороны пляж окаймляли скалы, лилово-красные в лучах яркого южного солнца. На вершине дальней горы был виден монастырь – белоснежный корабль на фоне ослепительно синего, словно море, неба.

– Какое чудесное место, – вздохнула Геро, когда Дамиан предложил вернуться домой. – Я навсегда его запомню. – «И этот день тоже», – мысленно добавила она, удивляясь острой печали, кольнувшей сердце. Откуда она взялась? Это было не в первый раз, и Геро никак не могла понять, почему.

Хозяин ресторана случайно услышал слова девушки и с улыбкой сказал:

– Все говорят, будто это место – самое красивое во всей Греции, мадам, так что у вас хороший вкус. – Он говорил по-английски и с любопытством поглядывал на спутника Геро. – Самый удивительный комплимент этому месту я слышал от мистера Даррелла[3]. Знаете, что он сказал? – Хозяин ресторана посмотрел на девушку. Геро помотала головой, но Дамиану, очевидно, это было известно, потому что он с напряженным вниманием следил за той, кого он спас от унизительной участи рабыни. – Мистер Даррелл сказал, что это лучшее место «для принятия важных решений и для встреч тех, чья любовь робка и молчалива». …Чья любовь робка и молчалива… Смущение, неуверенность, недоумение, все это смешалось в душе Геро, и она никак не решалась поднять глаза на Дамиана. Кажется, именно эти чувства и были причиной странной печали. Они же напомнили Геро о замешательстве, которое она ощущала каждый раз, когда Дамиан случайно прикасался к ней. Чувствуя на себе пристальный взгляд Дамиана, но по-прежнему не решаясь взглянуть ему в глаза, Геро продолжала разговор с хозяином ресторана. Она сказала, что пока не видела других мест в Греции, поэтому не может сравнивать, но уверена, что здесь и вправду самое красивое.

вернуться

3

Даррелл, Джералд Малколм – знаменитый английский зоолог, автор множества книг о животных.

16
{"b":"11543","o":1}