ЛитМир - Электронная Библиотека

– А вы уже были в монастыре? Там такие чудесные иконы!

– Я бывал там, – ответил Дамиан, – а леди – еще нет.

– Вы отвезете ее туда?

– Возможно, – улыбнулся Дамиан и, поблагодарив хозяина за прекрасный обед, встал из-за стола. – Пойдем, – сказал он Геро и, взяв ее под руку, направился к машине.

– Мы уже едем домой? – разочарованно спросила Геро.

– Тебе еще надо сделать уроки, – насмешливо ответил Дамиан.

– Уроки!

Забыв на мгновение, что Дамиан не виноват в смятении ее чувств, Геро бросила на него сердитый взгляд и заявила, что ничего страшного не случится, если она сегодня пропустит занятие. Дамиан грозно прищурился, и девушка приготовилась выслушать целый поток упреков, которые не замедлили на нее обрушиться.

– Ты становишься дерзкой! – заявил Дамиан. – Сдается мне, это общение кое с кем из нашей семейки не лучшим образом сказывается на твоих манерах. Тебе придется исправиться, а то – пеняй на себя!

Покраснев от стыда, Геро молчала. Наконец она сказала:

– Извини, если мои слова показались тебе дерзкими…

– Показались? – Взгляд Дамиана помрачнел.

– Если я была дерзка… – поправилась она, искоса глядя на Дамиана. Увидев, что он больше не сердится, она решилась спросить: – Можно мне сегодня не заниматься? – Умоляющий тон, кажется, не подействовал на ее сурового ментора, и Геро добавила: – Завтра я позанимаюсь побольше, клянусь. – Она с надеждой ждала ответа, но Дамиан довольно долго молчал прежде чем сказать, что, так и быть, свезет ее в монастырь.

По дороге домой они остановились в бухте Эрмонес, и Дамиан предложил еще раз искупаться. Он сразу же бросился в воду, и Геро вдруг испугалась за него, видя, как быстро он удаляется от берега. Девушка не могла бы объяснить, почему она так беспокоится за человека, который в скором времени станет для нее совсем чужим. Ведь как только не станет Клео, ее, Геро, сразу же отправят в Англию. Там у нее начнется новая жизнь, в которой Дамиана уже не будет, и ей придется забыть его. Нет, она никогда не сможет забыть своего спасителя. В ее душе навечно останется благодарность.

Сердце Геро почти остановилось от страха, но немного отошло, когда она наконец увидела, что Дамиан плывет к берегу. Девушка так побледнела, что Дамиан сразу это заметил и озабоченно спросил:

– С тобой все в порядке?

– Да, теперь все в порядке, – машинально ответила она.

– Теперь?

Девушка с удивлением почувствовала, что готова расплакаться.

– Я хочу на берег, – запинаясь произнесла она, выходя из воды. Дамиан пошел за ней и остановился рядом: он – такой высокий, мускулистый, загорелый; она – маленькая, хрупкая, бледная. – Мне не нравится, когда ты заплываешь так далеко, – ответила она на безмолвный вопрос Дамиана. – У тебя могли н-начаться судороги, а я… я не смогла бы тебе помочь…

– Из-за этого ты так побледнела? – прервал ее Дамиан, заглядывая прямо в глаза.

Геро кивнула; слезы застилали ей глаза, и она украдкой смахнула их.

– Ты был так далеко, Дамиан, что я боялась потерять тебя из виду.

Геро замолчала, но Дамиан видел, что она очень обеспокоена. Вдруг он взял ее за руку и ободряюще пожал.

– Ты не потеряешь меня, девочка моя, – произнес он таким тоном, что Геро удивленно подняла на него глаза. – Так что выброси эти глупые страхи из головы.

Все еще держа ее за руку, он сел на песок и потянул ее с собой.

– Вот здесь встретились Одиссей и Навсикая, – немного успокоившись, заговорила Геро. – Здесь его выбросило на берег после кораблекрушения. А она купалась со своими служанками, и тут Одиссей вдруг вышел из-за кустов.

– В чем мать родила он выглядел чрезвычайно привлекательно, – со смехом вставил Дамиан.

– Разве на нем ничего не было?

– Ничего.

– Значит, поэтому все девушки с криком разбежались?

– Вероятно. Но Навсикая была смелее. Она осталась. Она решила, что Одиссей – один из богов Олимпа, и захотела выйти за него замуж.

– Она вышла за него? – спросила Геро, подумав при этом, что Дамиан, наверное, был прав, когда сказал, что ей надо больше читать.

– Нет. Папа-царь был против – ведь Одиссей был уже женат и к тому же провел семь лет на острове с прекрасной нимфой.

– Какая грустная история! – воскликнула Геро, которая всегда была очень романтичной. Она часто воображала, как в нее влюбляется симпатичный англичанин, приехавший на Кипр на каникулы, и увозит ее в Англию. Но история с Такисом быстро избавила ее от романтических иллюзий, и с тех пор Геро не позволяла себе даже думать о замужестве. – Мне больше нравятся счастливые концы.

– Счастливые концы, – задумчиво повторил Дамиан и больше ничего не добавил, только чуть насмешливо посмотрел на Геро.

Его взгляд смутил девушку. Легкий румянец выступил у нее на щеках, придав еще больше очарования ее милому личику, которое обещало в скором времени стать по-настоящему прекрасным. У Дамиана перехватило дух.

– Переоденься. Нам давно пора домой, – отрывисто велел он.

Глава шестая

Сердечный приступ уложил Клео в постель, но только на три дня. Она отчаянно цеплялась за жизнь – к великому неудовольствию почти всей семьи. Но, по крайней мере, двое в доме не желали ее смерти: Кристина, у которой не было никаких обид на Клео, и Геро, хотя старая дама относилась к ней с неприязнью.

Что касается остальных, то они открыто выражали свое раздражение, а Нико даже получил за это выговор от жены:

– Как бы ты себя чувствовал, если бы все вокруг желали твоей смерти?! – возмущалась она. – Нельзя быть таким жестоким, Нико!

Пеппо и Георгиос в изумлении смотрели на Кристину, удивляясь переменам, которые происходили в ней, причем не только по отношению к мужу, но и ко всем остальным. Всегда мягкая, покладистая, она вдруг начала отстаивать свои права, но никому не приходило в голову, что перемены эти начались с тех пор, как в доме Ставросов появилась Геро.

– Это вовсе не жестокость, – раздраженно бросила Пеппо, сердито глянув на свою невестку. – Клео – только обуза в доме!

– Это ее дом… пока она жива, – заметил Дамиан, входя в гостиную.

– А я считал, что ты первый обрадуешься ее… уходу, – пробормотал Нико, избегая смотреть на жену. – С тобой она ссорится чаще, чем с прочими.

Наклонившись, Дамиан достал сигарету из сигаретницы на журнальном столике.

– А может, мне нравится ссориться. – Он закурил и взглянул на Катрину.

Та улыбнулась ему и машинально посмотрела туда, где сидела Геро. Девушка увлеченно беседовала о чем-то с Маркосом. Торжествующее выражение появилось на лице Катрины, когда она увидела, что Дамиан тоже обратил внимание на свою «жену».

– Ей уже в третий раз за четыре месяца удается пережить сердечный приступ, – с нескрываемой досадой произнесла Пеппо. – Она доживет до ста лет!

– Упаси Бог! – воскликнул Маркос. – Так я никогда не получу своих денег!

– На твоем месте я не стал бы беспокоиться об этом, – сухо заметил Дамиан. – Все равно они долго не задержатся у тебя.

Маркос покраснел от возмущения.

– Не такой уж я мот! Я расходую свои деньги экономно!

– Потому что у тебя нет другого выбора, – все так же сухо сказал Дамиан.

– А если Клео доживет до совершеннолетия Андрулы, мне придется жениться на этой девушке! – в отчаянии воскликнул Маркос. – Я бы не возражал, будь она хоть чуточку красивее!

– Красота – это деньги, – неожиданно сказала Кристина, опять удивив всех. – Разве не приданое считают все Ставросы главным мотивом женитьбы? – В запальчивости Кристина не подумала, что своей прямолинейностью обижает Нико. Но она не смотрела в его сторону, и не видела, что он нахмурился.

– Не все, Кристина. – Резкий тон Пеппо заставил Геро взглянуть на нее. – Дамиан женился… по любви… – Она с вызовом посмотрела на старшего брата.

– Во всяком случае, я женился на девушке, которую выбрал сам, – спокойно ответил тот.

– Тогда почему я не могу жениться по своему выбору? – обиженно спросил Маркос.

17
{"b":"11543","o":1}