ЛитМир - Электронная Библиотека

– Значит, ты веришь, что я видела их в павильоне?

– Даже если так… значит, у них были свои причины. Однако, сделай, как я прошу: не повторяй никому того, что рассказала мне.

Елена подняла на нее взгляд и медленно произнесла:

– Я не скажу, тетя Геро, обещаю тебе.

– Ты же знаешь, – напомнила ей Геро, – что тебе нельзя уходить так далеко от дома.

Елена все поняла.

– Да, тетя Геро. Я никому ничего не скажу.

Геро посмотрела вслед девочке. Елена не ошиблась, в этом она была уверена. Но почему Катрина встречается с учителем танцев? Совершенно непонятно. Разве она не говорила Пеппо, что Дамиан любит ее и непременно женится на ней, когда разведется с Геро? Неужели она относится к тем женщинам, которые не прочь завести интрижку на стороне? Геро нахмурилась. И такая женщина станет женой Дамиана? Просто неслыханно!

Геро никак не удавалось сосредоточиться на танцевальных па. Ее мысли все время возвращались к тому, что она только что услышала от Елены. Девушка несколько раз сбивалась, и Росарио сделал ей несколько замечаний. В довершение ко всему в зал зашел Дамиан, но и тогда Геро не смогла сосредоточиться.

– Будь внимательнее! – резко сказал Дамиан. Геро вздрогнула и окончательно сбилась с ритма.

– Мадам Ставрос сегодня не в духе, – заметил Росарио. – Может быть, мы перенесем урок на другое время? – Сказав это, он посмотрел на часы, а потом непроизвольно перевел взгляд на окно, туда, где среди кипарисов и оливковых деревьев стоял Большой павильон.

– Продолжайте, – приказал Дамиан, не отрывая недовольного взгляда от разгоряченного лица Геро. – Будь внимательнее.

Геро взяла себя в руки и вполне сносно повторила все движения, но урок показался ей бесконечным. Дамиан стоял рядом и внимательно следил за ней, отмечая каждую ее ошибку.

Наконец урок кончился, и девушка вздохнула с облегчением. Но не успела она дойти до двери, как Дамиан взял ее за руку и вернул в зал. Он был превосходным танцором – это Геро поняла сразу и занервничала еще больше, но на удивление быстро успокоилась. Подчиняясь партнеру, она скользила по залу, точнее сказать, порхала, отдаваясь ритму танца. Однако в танце ли было дело? В душе Геро росло волнение, которое она не могла себе объяснить… разве что близостью партнера…

Поразмыслив насчет уроков вождения, Геро наконец набралась храбрости и пошла в кабинет к Дамиану. При ее появлении он на мгновение оторвал взгляд от бумаг, но тут же вернулся к своему занятию.

Геро робко вошла в кабинет, заметила, что Дамиан не в духе, и сразу же пожалела о том, что решила его побеспокоить.

– М-можно мне п-поговорить с тобой, Дамиан?

Он ответил не сразу. Девушке было неловко, что она отвлекает его от дела.

– В чем дело, Геро? Ты же видишь, что я занят. – Лишь раздражение, никакого интереса. Геро смутилась.

– Я насчет уроков вождения…

– Уроков вождения? – недовольным тоном переспросил он. – Ты отвлекаешь меня только для того, чтобы поговорить об этих уроках? – Судя по его тону, этот вопрос его совсем не занимал.

– Может быть, мне лучше зайти в другое время, – робко сказала Геро, направляясь к двери. – Я не хочу тебе мешать.

– Так что же ты хотела, узнать? – сердито бросил он, небрежным жестом отодвигая одну бумагу и доставая другую.

– Разве мы не будем больше заниматься?

– Боюсь, что нет. – Категоричность ответа исключала всякое продолжение разговора, но после минутного колебания Геро все же сказала:

– Мне казалось… ты как-то говорил, что у меня все получится, если я буду настойчива.

– Разве? – Дамиан нахмурился. – Тебе, наверное, послышалось. Что-то я не заметил у тебя настойчивости. – Он не отрывал взгляд от бумаг.

– Я буду стараться… если ты согласишься снова учить меня, – тихим голосом пообещала Геро.

Опять молчание. Девушка смущенно переминалась с ноги на ногу. Наконец Дамиан поднял на нее взгляд.

– После твоей дикой выходки, – холодно сказал он, – о занятиях не может быть и речи.

Геро опустила голову и тихо извинилась, слишком поздно вспомнив замечание Дамиана насчет легковесности ее извинений.

– Я и вправду хочу учиться, – умоляюще произнесла девушка, стараясь не обращать внимания на иронично поднятые брови Дамиана. – Если… если ты дашь мне еще один шанс…

– Я уже сказал, что не намерен заниматься с тобой.

– Никогда? – в отчаянии спросила Геро.

– Поразмыслив, я пришел к мнению, что ты сможешь обойтись и без вождения, – сказал он категоричным тоном. – Ты не слушаешь добрых советов…

– «Советов!» – возмутилась Геро, забыв о сдержанности. – Ты называешь советами те капральские команды, которые мне отдавал? Ты так кричал на меня, что я начинала нервничать и ничего не могла понять. Тогда ты сердился еще больше и называл меня глупой! А теперь оказывается, что это я во всем виновата! – Геро редко плакала – жизнь в доме Петроса закалила ее, но сейчас слезы сами полились у нее из глаз, крупные слезы обиды и отчаяния – ведь Дамиан несмотря ни на что не хотел ее простить. – Ну и ладно! Я выучусь дома, в Англии, у хорошего инструктора! – Она подняла залитое слезами лицо и посмотрела в глаза Дамиану. – А ты – черствый и бесчувственный и ничего не понимаешь! – бросила на прощание Геро и быстро пошла к двери.

– Вернись!

Она лишь помотала головой и открыла дверь.

– Делай, что тебе велят!

Только тогда девушка вернулась.

– Мне не следовало хлопать дверцей машины, – сказала она, делая последнюю отчаянную попытку смягчить Дамиана. – Я погорячилась.

– Да, но забудем об этом. А что до моих черствости и бесчувственности… это меня удивило. Я считаю, что проявил исключительное терпение! – Вежливая холодность его тона сменилась негодованием, и это придало Геро смелости.

– Дамиан, – улыбнулась она сквозь слезы, – как ты можешь так говорить? Ты же просто запугал меня! – Это было, конечно, преувеличением, и девушка смущенно покраснела, когда Дамиан скептически взглянул на нее.

– Я этому не верю! – Он окинул ее взглядом и сурово добавил: – Это твоя горячность, а вовсе не страх, заставила тебя выскочить из машины. Отвратительное проявление скверного характера, которому нельзя потакать…

– Обещаю, – произнесла Геро как можно убедительнее, – что буду послушной и сдержанной, что бы ты ни… – Она смутилась и зажала себе рот. – О Боже, мне не стоило так говорить, – простонала она. – Ну почему я всегда говорю, не подумав!

– Придется обуздать твой характер и твой несдержанный язык, – проворчал Дамиан. – И ради Бога, не извиняйся! – Несмотря на его резкий тон, Геро почувствовала, что он немного смягчился, и воспрянула духом.

– Ты будешь учить меня? – вновь спросила девушка. – Я буду делать все, как ты велишь, и больше не буду бояться.

Дамиан нахмурился и вдруг спросил:

– Ты и вправду боялась?

– Не машины… – начала Геро, но вовремя спохватилась. – Если бы… если бы ты был хоть чуточку терпимее…

– Неужели я так много требую? – поинтересовался Дамиан.

Девушка кивнула.

– Да. Ты с самого начала требуешь совершенства.

– Возможно, я был слишком строг, – признался он наконец. – Ладно, дам тебе еще один шанс.

– Спасибо! – радостно воскликнула Геро. – Сегодня?

– Завтра.

– Хорошо. Утром?

Дамиан улыбнулся.

– Ладно, утром.

– Ты не пожалеешь, – заверила его Геро.

Мир снова обрел краски, когда Дамиан улыбнулся ей.

Дамиан действительно не пожалел, что продолжил занятия с Геро. Он сам стал терпимее, а временами – даже мягким, и вскоре ученица достигла несомненных успехов.

– Мне будет не хватать этого, когда я вернусь в Англию, – со вздохом сказала однажды Геро, когда после долгого пути мимо апельсиновых рощ и оливковых плантаций, крошечных деревушек с яркими домиками, утопающими в цветах, они наконец остановились в бухте Аюк-Гордис. – Мне больше никогда не придется водить такой роскошный автомобиль… если я вообще когда-нибудь сяду за руль. – Мысль о возвращении в Англию уже давно навевала на Геро грусть, а сейчас ей не хотелось думать об этом. – Вон там маленькая таверна. Зайдем чего-нибудь выпить?

22
{"b":"11543","o":1}