ЛитМир - Электронная Библиотека

Дамиан ничего не ответил. Он встал с кресла и направился к двери, разделяющей их спальни. На пороге Геро окликнула его:

– Дамиан… А Муцо… он и вправду в комнате Клео? – Дамиан оглянулся и кивнул. – Что же она ему говорит? – спросила девушка. Вдруг ей в голову пришла дерзкая мысль, которая просто поразила ее.

– Почему бы тебе не спуститься вниз и не послушать самой? – сказал Дамиан и исчез за дверью спальни.

Геро долго сидела, держа шитье на коленях. Новая идея не давала девушке покоя. «Клео разговаривает с Муцо? А о чем говорил Маркос? Что Клео пригрозила лишить его наследства, но дала время подумать. Она изменилась… да, определенно изменилась. А что если попробовать? Терять-то все равно нечего…»

Через полчаса, взяв машину, Геро подъехала к дому Ниобы и вежливо пригласила девушку в имение Ставросов на чай. Польщенные родители с радостью отпустили дочь. Мать девушки лишь попросила Геро подождать, пока Ниоба переоденется в нарядное платье.

Только когда обе девушки уже сели в машину, Геро заговорила о том, что задумала:

– Перед чаем нам предстоит встреча, – сказала она и объяснила, что хочет познакомить Ниобу с бабушкой Маркоса.

– Ой, я слышала, что она очень строгая! – испуганно воскликнула Ниоба. – Неужели мне обязательно надо знакомиться с ней?

– Это очень важно, Ниоба, и особенно важно, чтобы ты ей понравилась… – Геро смолкла, сама испугавшись своего дерзкого намерения. – Если она закричит на тебя или даже начнет ругаться, пожалуйста, оставайся вежливой и спокойной. Прошу тебя, Ниоба, ты не представляешь себе, как это важно. – Может, стоило сказать о том, что Маркос будет лишен наследства, и это лишь отчаянная попытка спасти положение? Нет, если план Геро сорвется, и Маркос все потеряет, он не решится сказать об этом родителям девушки до самой свадьбы, иначе они отдадут ее за другого парня, у которого положение более прочное. – Ниоба, сейчас главное – произвести на бабушку хорошее впечатление.

– Хорошо, – дрожащим голосом пообещала девушка, – я постараюсь.

Геро задумалась и замолчала. Ее план был рассчитан на то, что Клео немного изменилась. А если не получится? В этой игре им нечего было терять, зато выигрыш маячил огромный.

«Не съест же она нас, – уговаривала себя, Геро не без внутреннего трепета представляя себе предстоящую встречу. – Надеюсь, она не запугает до смерти бедняжку Ниобу».

Наконец машина остановилась у дома.

– Пойдем, – сказала Геро девушке, взяв ее за руку. – И не бойся. Я с тобой. Не дрожи!

В этот день Клео ждала своего адвоката и была у себя в комнате. Геро постучалась, и ей ответил резкий голос, от которого Ниоба вся затряслась. Геро пришлось потянуть ее за руку и ободряюще ей улыбнуться.

– Кто это? – Клео устремила на вошедших сердитый взгляд. – Что вам нужно?

– Бабушка, это Ниоба, девушка, на которой хочет жениться Маркос.

– Вон отсюда! – приказала Клео.

Ниоба вздрогнула и повернула к двери, но Геро потянула ее назад.

– Разве вы не хотите, чтобы я вас познакомила?

– Ты уже сделала это!

Молчание. Геро ждала. Почему же нет нового приказа покинуть комнату. Веки Клео дрогнули, пронзительный взгляд остановился на миловидной хрупкой девушке, которую Геро держала за руку.

– Ниоба, это бабушка Маркоса. Ей нравится, когда ее называют Клео. – Геро повлекла Ниобу поближе к застывшей в кресле Клео. Старая дама окинула девушку оценивающим взглядом.

В комнате воцарилась напряженная тишина. Ниоба побледнела и дрожала от страха, Геро держалась вполне уверенно, а Клео критически изучала стройную, как нимфа, незнакомую девушку, очень похожую на ту, что ее привела.

– Говори, – шепнула Геро Ниобе, и та с трудом вымолвила:

– Я очень рада познакомиться с вами.

– Что мне полагается отвечать? – Вопрос был обращен к Геро. Девушка приободрилась. Пока все шло хорошо – их не выгнали из комнаты.

– Я надеялась, что вам будет приятно познакомиться с Ниобой. Правда, она красавица? – Серые глаза Геро смотрели с мольбой. Клео, чуть прищурившись, смотрела на нее, и девушка чувствовала, что старая дама читает ее мысли, как открытую книгу. Это почему-то вызвало у нее легкую улыбку, а старческие глаза почти скрылись за опущенными веками. – Клео, теперь вы видите, почему Маркос влюбился в Ниобу? – Геро перевела взгляд на слегка ошарашенную девушку. – Маркос хочет жениться по любви. Любовь ведь так важна для счастья!

– Какое у тебя приданое, девочка? – спросила Клео, бросив при этом взгляд на Геро.

– Дом… небольшой дом и участок земли, – робко ответила Ниоба и добавила: – Но Маркос не хочет брать приданое, он женится на мне по любви.

– Небольшой дом и участок земли! – Клео презрительно посмотрела на Геро, потом на другую девушку, но Геро по-прежнему не теряла надежды: ведь Клео могла произнести эти слова в своей обычной презрительной манере, а они прозвучали лишь иронично, как будто старая дама хотела подчеркнуть, что для семьи Ставросов такое приданое не более чем горстка пыли.

– Мой отец небогат, – как бы оправдываясь, сказала Ниоба, – но для Маркоса не важно, что я родом из бедной семьи. Нашу семью уважают: мой отец – священник.

– Священник… – усмехнулась Клео. – И поэтому вас надо уважать?

Ниоба смутилась, и Геро сразу пришла ей на помощь:

– Вы же знаете, Клео, как почетно иметь в родне священника.

– Хватит об этом, – буркнула старая дама, вдруг утратив интерес к происхождению Ниобы. – Значит, Маркос женится на тебе по любви? Ну и дурак! А ты? Ты его любишь?

– Конечно, люблю, – последовал ответ.

– Вот как! Скажи-ка мне девочка: а он сообщил тебе, что у него нет ни гроша?

Геро затаила дыхание. К этому она девушку не подготовила. Как она поведет себя?

– Ни гроша? – удивленно повторила Ниоба. – Тогда почему он отказывается от приданого?

Наконец равнодушие Клео дало трещину; она даже наклонилась вперед, чтобы получше рассмотреть эту очаровательную античную кору.

– Тебя, кажется, не очень удивило то, что мой внук – нищий. Признайся, ты ведь думала, что он состоятельный человек, раз живет в таком доме?

Девушка кивнула.

– Да, я и вправду думала, что он богат, но меня не удивило то, что вы сказали. Ведь он – младший сын, а обычно младший сын ничего не имеет.

Геро готова была расцеловать Ниобу. Клео поколебалась! Какая замечательная победа!

– И ты готова всю жизнь прожить в нищете? – Пронзительные глаза Клео, казалось, проникали в душу, но Ниоба не отвела взгляд.

– Я всегда была бедна, – спокойно ответила она, – так что не буду от этого страдать. Я буду работать, но мне кажется, надо убедить Маркоса взять приданое… – Она замолчала, потом с надеждой добавила: – Может, вы сможете повлиять на него? Понимаете, он отказывается брать приданое, говорит, что женится на мне по любви, а не ради того, что за мной дают. Но дом может нам очень пригодиться… Если вы будете так добры и повлияете на него…

Взглянув на Клео, Геро быстро опустила голову. У старой дамы был такой вид, будто она собиралась хорошенько встряхнуть ее!

– Мне кажется, – мягко сказала Геро, – что вы утомились. Мы уже уходим…

– Не бойся, у меня не будет приступа, если тебя это беспокоит, – последовал язвительный ответ. – Хотя в этом доме есть, по крайней мере, один человек, который молит об этом судьбу.

Улыбнувшись, Геро покачала головой.

– Нет, вы ошибаетесь – он не хочет этого, – уверенно возразила девушка, хотя и не знала, так ли это на самом деле. С надеждой глядя в глаза старой даме, она произнесла: – Теперь ведь и повода нет, верно?

– Идите прочь! – велела им Клео, но уже спокойно. Впервые в ее голосе не было ни гнева, ни даже неприязни, хотя он и звучал чуть недовольно. – Я…

Она замолчала, и обе девушки повернулись в ту сторону, куда был направлен ее взгляд.

– Что здесь происходит? – спросил Дамиан, входя в комнату.

– Познакомься, это Ниоба, невеста Маркоса, – с радостной улыбкой сообщила Геро. – Ниоба, это брат Маркоса, Дамиан.

26
{"b":"11543","o":1}