ЛитМир - Электронная Библиотека

– Твой муж? Я очень рада с вами познакомиться.

Девушка робко протянула руку Дамиану. Он почти машинально пожал ее. Все его внимание было приковано к Геро.

– Не знаю, что тебе нужно, Дамиан, – недовольным тоном сказала Клео, – но все дела могут подождать! Я чувствую себя очень усталой. Подите все прочь и не беспокойте меня в ближайшее время!

Дамиан перевел взгляд с лица Геро на старинные часы и поинтересовался у Клео:

– Разве ты сегодня не ждешь своего адвоката?

– Сегодня я слишком устала, – сердито сказала Клео. – Позвони ему и скажи, что наша встреча откладывается.

– Откладывается? На какой срок? – спросил Дамиан.

– На неопределенный! – раздраженно бросила она, посмотрев сначала на внука, потом на Геро. – Уходите! – вновь приказала она, а когда все трое были уже у двери, Клео неожиданно произнесла, сверкнув глазами на Геро: – Послушай моего совета, Дамиан. Начинай учить свою жену уму-разуму, а то и не заметишь, как начнешь плясать под ее дудку!

Глава девятая

Бальное платье Геро было еще лучше, чем то, которое она так опрометчиво купила по совету Кристины. Дамиан повез девушку к портнихе, и хотя он позволил ей высказать пожелания насчет цвета и фасона, тут же забраковал все, что ему не понравилось. В результате родилось настоящее произведение искусства бледно-лилового цвета, с пышной юбкой из органди и кружев на нейлоновом чехле, ниспадающей мягкими складками. Лиф платья из кружев ручной работы сидел безукоризненно, плотно облегая стройную талию девушки.

Под пристальными взглядами гостей Дамиан вывел Геро на середину зала, и несколько минут они танцевали одни, а потом к ним присоединились и другие пары.

– У тебя очень хорошо получается, – сказал Дамиан. Смущенная похвалой, Геро разрумянилась. – Похвалы идут тебе на пользу, дорогая.

– Спасибо. – Радость, только что мелькнувшая на ее лице, сменилась серьезностью. – Знаешь, Дамиан, я никак не могу избавиться от воспоминаний о Кипре и своей жизни в доме Петроса. Я даже представить себе не могла, что меня ждет такая удача. Ты очень добр ко мне, и я всю жизнь буду тебе благодарна за то, что ты для меня сделал.

Однако Дамиан, выслушав ее короткую речь, почему-то нахмурился.

– Я хочу, чтобы ты забыла и о Петросе, и о благодарности, – буркнул он. – Я ведь уже говорил, что сделал это не ради тебя.

– Но ведь не было необходимости делать для меня так много, – возразила Геро. – Только подумай: теперь я умею водить машину и танцевать; ты доволен моими успехами в учебе… А какие замечательные платья ты мне купил!

– Я купил? – Его ироничная усмешка заставила девушку покраснеть. – Дорогая моя, я только оплачивал счета. Повторяю тебе: если бы ты на самом деле была моей женой, ты была бы строго наказана за мотовство.

– Это было только сначала, – запротестовала она. – Я не имела представления, сколько стоят вещи – раньше мне никогда не приходилось покупать себе одежду. – Она подняла на него серьезные глаза.

– Никогда? – Дамиан с необычной нежностью посмотрел на ее прелестное, совсем еще детское лицо. – Ты никогда не испытывала радости от покупки?

Геро покачала головой. Она не жалела себя. Жизнь с Петросом и Марией постепенно стала для нее привычной. И хотя прежние, более счастливые годы оказали на девушку немалое влияние, сформировав манеры и характер, воспоминания о них стали потихоньку меркнуть. Временами Геро казалось, что она не знала другой жизни, кроме жизни крестьянской девушки, выполняющей тяжелую работу, ночующей в грязном сарае на жестком тюфяке. Там же она мылась, нагрев воду на костре. Но работая в поле, где густая темная пыль быстро покрывала все вокруг, она недолго оставалась чистой. Грязь очень беспокоила девушку, как и то, что у нее не было туфель, а одежда вызывала косые взгляды богатых англичан, которые часто заходили в кофейню. Геро тоже наведывалась туда, чтобы выпить простой воды и посмотреть на новые лица, найти того, кто сможет спасти ее от нищеты.

Геро взглянула в глаза человека, который сейчас держал ее в своих объятиях. Странная вещь – судьба; девушка никогда не думала, что ее спасителем может стать не англичанин. Дамиан увидел полные слез глаза и нахмурился.

– Девочка моя, что с тобой? Разве ты не счастлива? Ты ведь царица бала.

Девушка улыбнулась ему и, переполненная благодарностью, сжала его руку. Дамиан нежно ответил на пожатие.

– Да, я счастлива. – «Пока счастлива», – подумала она, отказываясь размышлять о будущем, когда Дамиан больше не будет центром ее мироздания.

Танец кончился. С другой стороны зала к ним подошли Маркос и Ниоба, веселые, счастливые.

– Геро, ты выглядишь потрясающе! – восторженно воскликнул Маркос. – После Ниобы ты самая красивая женщина в зале!

– Спасибо, – засмеялась Геро, подняв глаза на Дамиана, который стоял возле ее стула. Он ответил на ее улыбку, как бы прочитав ее мысли. Ведь перед балом, когда он, как обычно, зашел в комнату Геро, чтобы помочь ей застегнуть молнию на платье, он так же, как и сейчас, стоял позади нее. Их взгляды встретились в зеркале, и Дамиан прошептал, почти касаясь губами ее уха:

– Сегодня ты будешь самой красивой дамой на балу.

– Дамиан, – Маркос поморщился, заметив женоподобного мужчину у одной из мраморных колонн, – зачем ты пригласил этого парня? Я его терпеть не могу.

– Я тоже, но он самый лучший учитель танцев на острове. Правда, Геро уже усвоила все необходимое, и я теперь не нуждаюсь в его услугах. Он больше не придет сюда.

– Но почему он сегодня здесь? – допытывался Маркос.

– Мое приглашение было данью вежливости, не более.

– Кажется, он слишком уж по-дружески держится с Катриной. Он влюблен в нее? – прямо заявил Маркос.

Геро затаила дыхание и осторожно взглянула на Дамиана. Прищурившись, он следил за итальянцем.

– Какие странные выводы ты делаешь, – сдержанно ответил Дамиан. – Почему ты решил, что он влюблен в Катрину?

– По тому, как он держал ее во время танца. Он почти целовал ее.

– Они разговаривали, это верно, но сказать, что они почти целовались, было бы преувеличением. – Странно, но в голосе Дамиана не слышалось гнева. Геро не заметила ревности ни в его словах, ни в поведении. – Теперь у тебя есть компания, – сказал он, улыбнувшись, Геро, – а я пойду поговорю с Клео. – И он ушел в другой конец зала, где в платье из черных кружев, с бриллиантами на шее и руках сидела его бабушка.

– Она растаяла! – Маркос сел между Геро и Ниобой, но почти сразу же к ним подошел Нико и пригласил Ниобу на танец.

Девушка неуверенно взглянула на Маркоса, как будто спрашивая его, принимать ли ей приглашение. Мужчины засмеялись. Покраснев от смущения, Ниоба пошла танцевать с Нико.

Геро смотрела на девушку и завидовала ей. У нее был Маркос, и его любовь обещала ей безоблачное будущее. Острая боль пронзила сердце Геро: как легко она уладила дела Маркоса и Ниобы, а что будет с нею самой? Что ждет ее в будущем? Англия и работа; квартира на двоих с какой-нибудь девушкой… Потом замужество… Замужество? Геро непроизвольно взглянула в ту сторону, где рядом с Клео сидел Дамиан. В этот момент к ним присоединилась Катрина. Дамиан встал и уступил ей свое место, а сам пошел за другим стулом. Он поставил его совсем близко к тому, на котором сидела Катрина, и его рука, сначала лежавшая на спинке стула, опустилась на плечо девушки. Однако он быстро убрал руку, как будто понял, что неприлично вести себя так на публике, особенно в присутствии собственной жены. Но Клео заметила этот жест и посмотрела сначала на Дамиана и Катрину, а потом перевела взгляд на Геро. Но тут какие-то слова Катрины привлекли внимание старой дамы, и она вновь посмотрела на ту, что могла бы стать женой Дамиана, будь он послушным.

«Интересно, любит ли Дамиан Катрину? – думала Геро, пристально глядя на его строгий профиль. – Похоже, что так, но как же он мог причинить своей возлюбленной такую боль, заставив ее поверить, что он женат на другой? Такой поступок совсем не в его характере – ведь в глубине души Дамиан очень добр, несмотря на свой суровый вид».

27
{"b":"11543","o":1}