ЛитМир - Электронная Библиотека

– Беспокоит?

Кристина пристально посмотрела на подругу.

– Они уверены, что ты добьешься успеха, если станешь просить за Дамиана. – Геро промолчала, и тогда Кристина добавила: – Они уже привыкли к мысли, что разделят деньги Дамиана. И, конечно, боятся все это потерять.

Глаза Геро сердито сверкнули.

– Но Пеппо же его сестра! – возмутилась она. – И должна вернуть деньги Дамиану, как только их получит!

– Деньги для этой семьи – идол. Пеппо не вернет Дамиану ни гроша.

– Да он и сам не возьмет, – сказала Геро, поразмыслив немного. – Он слишком горд.

– Он бы взял, если бы они перешли к нему по наследству.

– Это другое дело. Ты бы тоже взяла то, что тебе завещано.

Обе девушки замолчали, потом Кристина смущенно произнесла:

– Я боюсь, что Нико тоже волнуется из-за этих денег. Он считает, что ты сможешь уговорить Клео изменить завещание.

– Нико? Нет… – Геро удивленно посмотрела на подругу. Неужели все Ставросы ставят деньги превыше родства? Кроме Маркоса, поправилась она. Он твердо сказал, что не стал бы брать деньги брата. – Неужели Нико и вправду хочет получить то, что принадлежит Дамиану?

Кристина пожала плечами.

– Дело в том, Геро, что Нико уже договорился о покупке венецианской усадьбы – одного из аристократических имений, каких много на острове. Место похоже на это, но дом практически разрушен, а участок вокруг зарос травой и кустарником. Понадобится целое состояние, чтобы привести все в надлежащий вид. Нико никогда не замахнулся бы на такое дело, если бы ему пришлось тратить свои деньги.

Геро посочувствовала подруге. Она видела, что Кристина хотела облегчить свою душу, что ей стыдно за мужа. Геро вздохнула и сказала:

– Они напрасно беспокоятся, Кристина. Я уже говорила с Клео, но она не уступила. Дамиан никогда не получит этих денег.

– От Маркоса я уже знаю, что твои резоны не подействовали на Клео, но другие этому не верят.

– Я уверена, что Клео никогда не изменит своего решения.

– Пеппо считает, что бабушка не прочь вернуть Дамиану наследство, только гордость не позволяет.

Геро кивнула. Она тоже так думала.

– Так или иначе, остальные наследники могут быть спокойны – они получат долю Дамиана.

– Иногда мне кажется, что Дамиану это безразлично, – задумчиво произнесла Кристина. – И все-таки он должен чувствовать себя обделенным.

Геро вспомнила о том, что услышала неделю назад, на балу.

– Это вполне естественно, Кристина. Только представь себе: сейчас он был бы нищим, если бы не преуспел в бизнесе. Возможно, ему даже пришлось бы продать этот дом.

– Интересно, догадывается он о том, что беспокоит всех? – пробормотала Кристина. – Если да, то все это должно беспокоить и его. Не понимаю, почему он ничего не предпримет.

Геро горько усмехнулась.

– А что он может предпринять?

Позднее, сидя за уроками в тишине библиотеки, Геро вернулась мыслями к этому разговору. Она понимала, что если Клео разозлилась, то значит, Дамиан тоже. Она нисколько не удивилась бы, узнав, что Дамиан готов придушить свою властную и вздорную бабку.

Днем Дамиан, как обычно, зашел в библиотеку, чтобы проверить у Геро уроки. Он задал девушке прочитать книгу по истории и предупредил, чтобы она была готова отвечать на вопросы. Но Геро, погруженная в свои мысли, никак не могла сосредоточиться и отвечала плохо. Дамиан так рассердился, что она, испугавшись, как бы он не хлопнул ее книжкой по рукам, поспешно убрала ладони со стола. Дамиан заметил это и спросил, пристально посмотрев на девушку:

– Чем ты занималась все утро?

– Размышляла, – честно призналась Геро.

– Все время? – Он недоуменно поднял бровь. – О чем же?

– О разном.

– Например?

«О тебе, – мысленно ответила Геро. – О тебе и Катрине… и о Клео, и обо всех обитателях: этого странного дома».

– Я не могу тебе сказать, – вслух произнесла она.

– Не можешь? – Дамиан помрачнел. – Эти размышления, очевидно, очень важны для тебя, если из-за них ты не приготовила урок? – Опять вопрос, но Геро только покачала головой. Тогда Дамиан добавил: И кажется, они не очень веселые. Что тебя печалит?

– Ничего.

Ей было грустно от того, что Дамиан и Катрина скоро станут мужем и женой. При мысли о расставании с Дамианом у нее становилось тяжело на душе, хотя одиночество в Англии – а именно это ждало ее в будущем, – было во сто крат лучше, чем рабская жизнь с Такисом и его родителями.

Дамиан не стал расспрашивать дальше, а взял в руки одну из ее тетрадей. Внимательно проверив упражнения, он вернул тетрадь на стол.

– Неплохо, – похвалил он ее. – За английский тебе можно поставить высший бал. А теперь займись чтением. Я вернусь через полчаса. Будь готова отвечать на вопросы. – С этим предупреждением он покинул библиотеку.

Почти сразу же в комнату вошла Елена и позвала Геро на прогулку.

– Пропадает выходной, – пожаловалась девочка, когда Геро отказалась. – Какой от него прок, если я не могу заняться чем-нибудь интересным? Почему дядя Дамиан не разрешает тебе уйти? Он же знает, что сегодня праздник.

– Наверное, он забыл. Но он все равно не отпустит меня, потому что я не сделала уроки. – Геро улыбнулась и потрепала девочку по голове. – Не огорчайся!

– Я не огорчаюсь, просто мне все уже надоело! – Она подошла к невысокому шкафчику со своими книгами – на английском и на греческом языках. – Даже не знаю, что бы мне почитать. – Девочка села на пол и стала рассматривать корешки. – Я бы хотела почитать письмо, как бабушка. Она получила письмо от тети Евгении. Оно только что пришло, и я ей отнесла.

Геро тут же подняла голову от книги.

– Почему ты думаешь, что письмо от тети Евгении?

– По почтовым маркам. Такие бывают только на Кипре.

Геро пронзило дурное предчувствие: Евгения и Кристос уже три недели отдыхали в Испании…

– Ты отдала письмо бабушке?

Елена сидела на корточках и перебирала книги.

– Да, отдала.

– Она его распечатала при тебе? – Напрасный вопрос – ведь Елена вряд ли могла описать впечатление Клео от письма.

– Нет. Она как-то странно посмотрела на конверт и велела мне уйти.

Геро стало по-настоящему страшно. Бледная и взволнованная, она встала из-за стола.

– Куда ты, тетя Геро? – спросила Елена. – Можно мне с тобой?

– Нет, Елена, у меня важное дело к твоему дяде. Что он скажет? Геро подошла к двери кабинета, где в это время обычно работал Дамиан. Ее сердце не билось так сильно с того самого дня, когда она пыталась убежать от опекуна. Девушка постучала в дверь так тихо, что Дамиан не услышал. Пришлось постучать еще раз.

– Войдите. – Взглянув на Геро, он сразу понял – случилось что-то серьезное. – Садись, дорогая. Какая ты бледная! Ты не заболела?

Геро глубоко вздохнула и без предисловий сказала:

– Дамиан, ты, наверное, будешь сердиться на меня.

Удивительно, но он явно успокоился от ее признания.

– Да? Ну, в этом нет ничего нового для нас обоих. Что ты натворила в этот раз? – Он взглянул на кулачки Геро, нервно стиснутые на груди.

– В тот вечер на б-балу… Клео расспрашивала меня о нашей с-свадьбе…

– Вот как? – отрывисто спросил он, так сверкнув глазами, что Геро на секунду лишилась дара речи.

– Да. Она хотела знать, где мы поженились.

– И что ты сказала? – Его взгляд стал пристальным, напряженным; руки машинально перебирали бумаги на столе. – Почему ты не сказала мне раньше? – В его голосе слышался упрек.

– Я боялась, что ты рассердишься. Понимаешь, я сказала ей что мы поженились в поселке Сент-Джон, в Кирении. Я не смогла придумать ничего другого: она спросила так неожиданно.

– Конечно, не смогла, – с пониманием ответил он, и Геро опять на время замолчала.

– Понимаешь, Дамиан, – сказала она наконец, – у меня было странное ощущение, будто Клео хотела запомнить название поселка; она дважды повторила его. – Девушка остановилась, удивляясь, почему Дамиан слушает так спокойно. Дело ведь очень серьезное. – Она, наверное, послала телеграмму Микису. Помнишь его? А сегодня получила ответ: Елена сказала мне, что Клео получила письмо с Кипра. Письмо ведь не может быть от Евгении, – добавила Геро, пытаясь убедить его в серьезности положения.

30
{"b":"11543","o":1}