ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, письмо, конечно, не от Евгении. – Дамиан улыбнулся.

«Улыбнулся! Почему?»

– Ты не понимаешь! Это письмо прислала не Евгения!

– Не кричи, – чуть поморщась, попросил он. – Я прекрасно расслышал тебя с первого раза. Геро только развела руками.

– Что может быть в этом письме? – спросила Геро, озадаченная его спокойствием.

– Откуда мне знать? Я ведь не читал его.

– Дамиан, – заговорила она с ним, как с ребенком, – ты похоже, не понял о чем я говорю. Это письмо наверняка пришло в ответ на телеграмму.

Его быстрый насмешливый взгляд еще больше озадачил Геро. Как могла такая новость развеселить Дамиана?

– Откуда ты знаешь, что она послала телеграмму Микису? У тебя есть какие-то доказательства?

Геро потеряла всякое терпение.

– Конечно, нет! – раздраженно ответила она. – Но здравый смысл подсказывает мне, что так оно и было! Каким образом могло прийти это письмо с Кипра, если не в ответ на ее запрос?

– Клео могла спрашивать и о чем-то другом, – заметил Дамиан, хотя по его поведению было видно, что он сам этому не верит.

– О чем еще она могла спрашивать? – У Геро мелькнуло подозрение. – И скажи мне: почему Клео так неожиданно спросила меня о нашей свадьбе?

– Из любопытства, я думаю. Женщины ведь любопытны, особенно, когда дело касается свадьбы.

Геро по-прежнему недоверчиво смотрела на него.

– Все равно я чего-то не понимаю, – сказала она. – Ведь сначала у Клео не было никакого любопытства; она вообще не интересовалась нашей свадьбой.

– Но тогда у нее не было никакого интереса и к тебе, – мягко сказал он. – Поначалу она знать тебя не хотела.

– Вот это мне и странно, – повторила Геро. – Если я права, то сейчас Клео уже знает, что мы не женаты.

– Интересно, какой ей прок от этого? – так тихо произнес Дамиан, что Геро пришлось напрячь слух, чтобы расслышать его слова. Почему Дамиан нисколько не огорчился, что Клео узнала правду?

– Как ты думаешь, она скажет об этом?

Дамиан нахмурился, как будто ее вопрос помешал каким-то его мыслям.

– О чем? – недовольным тоном спросил он.

– О том, что она узнала правду, конечно!

– Геро, – с опасной вкрадчивостью сказал Дамиан, – не разговаривай со мной таким тоном.

– Прости, – смущенно пробормотала Геро, и тут же робко посмотрела на него, вспомнив его слова насчет поспешных извинений.

– Ты напрашиваешься на неприятности, моя милая. Следующее предупреждение будет последним. Тебя ждет наказание, которое ты запомнишь надолго!

Геро покраснела, но ее глаза сердито сверкнули, и она гордо вздернула подбородок.

– Я не Елена, – с вызовом произнесла она.

– Берегись, – предупредил ее Дамиан. – Мое терпение имеет предел, и ты это знаешь.

Девушка вздохнула и замолчала. Дамиан откинулся на спинку стула и несколько минут молча смотрел на нее.

– А теперь вернемся к Клео и ее любопытству, – деловито сказал он. – Она могла послать телеграмму так, чтобы никто не узнал, только через дворецкого. Она всегда доверяла ему.

Дамиан позвонил, и Константин сразу же явился. Услышав вопрос о телеграмме, он явно насторожился. Уже одно это было достаточно красноречиво.

– Когда ты послал телеграмму? – спросил Дамиан, хотя дворецкий не признался в том, что посылал ее. – Не увиливай! Я знаю, что ты посылал ее по просьбе Клео.

– Это было на следующий день после бала, господин. Она предупредила, что я не должен никому об этом говорить.

Константин был очень расстроен, а Дамиан хотя и видел его состояние, продолжал свои расспросы:

– Ты знаешь, что было в телеграмме?

– Госпожа Ставрос вложила текст телеграммы в запечатанный конверт и велела отдать телеграфисту. Я так и сделал. Счет за телеграмму прислали потом, и я его оплатил.

Удовлетворенный ответом, Дамиан кивнул. Как бы Клео ни доверяла дворецкому, она ни за что не позволила бы ему узнать содержание телеграммы.

– Ты можешь идти, – разрешил Дамиан. Дворецкий пошел к двери, но там обернулся.

– Госпожа Ставрос просила меня ни с кем не говорить о телеграмме, – повторил он, и Дамиану пришлось заверить его, что от него никто ничего не узнает.

– Спасибо, – сказал Константин, вздохнув с облегчением.

– Значит, твои предположения оказались верны, – задумчиво произнес Дамиан, когда за дворецким закрылась дверь. – Она велела ему послать телеграмму.

Геро удивленно развела руками.

– Разве тебя не волнует, что Клео теперь знает о нас?

– Напротив, я рад этому. Мой план отлично сработал.

– Но…

– Ты уже закончила читать?

– Нет еще. А как же Клео?..

– Тогда иди и читай.

Геро закусила губу. У нее не было права задавать вопросы, это она знала, но не могла сдержать любопытства.

– Нечестно с твоей стороны держать меня в потемках, – начала она, но, встретив строгий взгляд Дамиана, смолкла. – Что я должна говорить, если Клео опять начнет меня расспрашивать? – спросила Геро в надежде, что это заставит его разговориться.

– Она не станет тебя расспрашивать. Ты же сама не должна упоминать об этом. Помни: мы должны делать вид, будто не догадываемся о том, что Клео узнала правду.

– Она же всем расскажет. – «Как обрадуется Катрина!» – Я не понимаю, почему ты решил, что Клео не будет меня расспрашивать. Это было бы естественно с ее стороны… а потом всем рассказать об этом.

Дамиан покачал головой.

– Клео будет молчать, а ты веди себя как обычно.

Удивительно, но Дамиан оказался прав, хотя это только усилило недоумение Геро. «Зачем Клео потребовалось хлопотать, узнавать правду, а потом скрывать ее от всех? – думала Геро. – И почему Дамиан был уверен, что она поступит именно так, а не иначе? Когда у Клео появилось сомнение в подлинности нашего брака». Может быть, в тот день, когда на насмешливые слова Дамиана о том, что супружеские пары обычно гуляют вдвоем, Геро напомнила ему, что они не женаты, а Дамиан прервал ее, заметив, что Клео стоит неподалеку и слушает их разговор. Да, вероятно, тогда у Клео и возникли подозрения.

А какие планы строит Дамиан? Он сказал, что все идет как задумано, и Геро, как ни старалась, не могла себе представить, в чем дело. Со временем, решила она, все станет ясно, а пока ей оставалось только ждать.

То, что случилось три дня спустя, заставило Геро забыть обо всем остальном. Закончив уроки, девушка собралась, как обычно, на прогулку. Неожиданно к ней подошла Катрина и, мило улыбаясь, спросила, не пойдет ли она в сторону Большого павильона.

– Нет. – Геро удивленно посмотрела на девушку, которая за все время ни разу не обратилась к ней лично.

– Та книга стихов, что ты оставила в библиотеке… я взяла ее почитать и забыла в павильоне. Я иногда хожу туда почитать – там тихо и спокойно, – объяснила она, и Геро с трудом удалось сдержать презрительное замечание, уже готовое сорваться с губ. Если Катрина и читала в Большом павильоне, то только в то время, пока ждала Росарио. Встречаются ли они сейчас, когда Росарио больше не бывает в доме? Геро была почти уверена в этом, но не стала далее размышлять на эту тему. – Книга отсыреет, если ее оставить там на ночь, – продолжала Катрина, – поэтому тебе лучше забрать ее, если ты пойдешь в ту сторону.

– Я же сказала, что не иду к павильону. – Щеки Геро вспыхнули от гнева. Книга была подарком Дамиана за успехи в вождении. Он написал на ней: «С любовью», и хотя Геро знала, что он не вкладывал в эти слова их истинного смысла, она дорожила этой книгой больше каких-либо других. – Ты не имела права брать книгу без разрешения. – Геро говорила резко, отбросив всякую сдержанность – ведь Катрина тоже перестала разыгрывать перед ней светскую даму. – Пожалуй, мне все же придется пойти туда, чтобы забрать свою книгу.

– Мне очень жаль, – промурлыкала Катрина. Это должно было насторожить Геро, потому что такая любезность была не в характере Катрины. – Я знаю, что поступила нехорошо, но я случайно открыла книгу, увидела в ней несколько моих любимых стихотворений, и мне захотелось их перечитать. Прости.

31
{"b":"11543","o":1}