ЛитМир - Электронная Библиотека

Девушка не слышала первых слов адвоката; она все еще смущалась из-за того, что ее пригласили сюда по ошибке. К тому же она волновалась за Дамиана – ему предстояло услышать, что целое состояние уходит от него к другим.

Чтение завещания, долгое и нудное, утомило Геро, и она отвлеклась, устремив взгляд на прекрасную панораму за окном. Тут адвокат чуть повысил голос. Девушка вздрогнула и оторвалась от созерцания сверкающих радугами струй фонтана. Верно ли она расслышала? Да, наверное… ведь все в немом изумлении уставились на нее. Только Дамиан сидел с довольным видом и загадочно улыбался. Геро увидела в его взгляде радость, триумф… но она не заметила той нежности, с какой он смотрел на нее раньше.

– Дамиан получает свою долю наследства, если женится на Геро? – вырвалось у Пеппо. – О чем вы говорите?

Наконец смысл этих слов дошел и до остальных. Взгляды всех присутствующих устремились на смущенную Геро. «Не может быть», – в полной растерянности твердила она себе. Разве Клео не корила Дамиана едва ли не каждый день за то, что он женился на совершенно неподходящей девушке? И все же… Геро задумалась. В последнее время Клео стала относиться к ней по-другому, смягчилась, как говорит Маркос. Геро тряхнула головой. Все по-прежнему смотрели на нее. Клео изменилась, но не настолько, чтобы в конце концов выбрать в жены Дамиану ее вместо Катрины. Но разве Кристина не говорила, что Пеппо опасается, как бы бабушка не изменила завещание, и о том, что только гордость не позволяет Клео вернуть Дамиану то, что принадлежит ему по праву? Геро вспомнила, что и сама пришла к такому же выводу, почувствовала, что старая дама сожалеет о своем суровом решении. Итак, Клео нашла способ вернуть Дамиану его деньги, не изменив при этом самой себе. Она приказывала ему жениться на той девушке, которую она ему выбрала! Клео являла свою власть даже после смерти. Но почему у Дамиана такой довольный вид? Да, именно довольный, словно он сам организовал все дело так, чтобы бабушка верила, будто она одержала верх. Неужели он хочет по-настоящему жениться на простой крестьянской девушке, которую он выкупил у опекуна? Он заговорил, и у Геро не осталось никаких сомнений.

– Все очень просто. – Дамиан улыбнулся сестре и добавил: – Деньги станут моими при условии, что я женюсь на девушке, которую выбрала Клео.

Адвокат откашлялся.

– Вы довольны условиями завещания?

– Целиком и полностью, – по-прежнему спокойно ответил Дамиан.

– Когда было составлено завещание? – требовательно спросила Пеппо, сердито взглянув на адвоката. – Ведь бабушка ни на минуту не покидала дом!

Повисла тишина; этот вопрос волновал всех.

– Мы с компаньоном приехали сюда рано утром десятого…

– Десятого? – Дамиан наклонился вперед. Он уточнил для Геро: – На следующее утро после письма от Микиса.

– Да.

– Какого письма? – вмешался Георгиос. – Кто такой Микис?

– Как вы вошли в дом? – спросил Дамиан адвоката, не обращая внимания на вопросы зятя.

– Нас ждал дворецкий. Мы вошли в личные апартаменты мадам Ставрос через веранду.

– Я одного не могу понять, – сказал Нико, – если Клео знала, что вы не женаты, почему она скрывала это?

– Клео узнала правду всего три дня назад.

– И сразу же изменила завещание, – задумчиво проговорил Маркос. – Мне почему-то кажется, что эта мысль возникла у нее гораздо раньше.

– У нее уже были кое-какие подозрения, – признался Дамиан, – а доказательства явились за несколько часов до того, как она изменила завещание.

– Но почему она скрыла это все от нас? – не унимался Нико, переводя взгляд с брата на Геро.

– У нее были на то свои причины, – улыбнулся Дамиан и, обратившись к адвокату, спросил: – Это все? – Тот кивнул.

Дамиан взглянул на Геро. Девушка молча встала и об руку с ним покинула гостиную, усмехаясь при мысли, что там сейчас начнется.

Но и за пределами гостиной напряжение не отпустило их. Взяв Геро за руку, Дамиан неожиданно сказал:

– Пойдем отсюда!

Все так же держа ее за руку, он повел ее к машине. Всю дорогу до Палеокастридеса они молчали. Дамиан остановил машину у ресторана.

– Хочешь чего-нибудь выпить? – с улыбкой спросил он.

Геро покачала головой.

– А можно нам… просто погулять?

Дамиан кивнул и пошел рядом с ней по берегу. Геро чувствовала себя потерянной, заблудившейся в сером тумане полнейшей неопределенности. Он, наверное, попросит ее выйти за него замуж, но что должна ответить она? Она обязана согласиться, чтобы помочь ему получить наследство; просто обязана – ведь он спас ее от рабства. Но как она сможет жить без любви?

Они отошли от берега. Неожиданно скалы приобрели резкие, зловещие очертания, и Геро нахмурилась. Она почти не думая повернула к морю, и они с Дамианом вновь оказались на берегу. Геро задумчиво смотрела на море, спокойное, сверкающее под лучами заходящего солнца. Ей хотелось как-то разрушить это напряжение, положить конец томительному молчанию.

– Ты, наверное, собираешься сделать мне предложение? – в лоб спросила она.

Дамиан замер от неожиданности.

– Почему ты так решила?

Геро встревожено посмотрела на него.

– Деньги… Иначе ты их не получишь.

– Я готов был обойтись без них, – спокойно напомнил он.

– Да… – В ее серых глазах появилось недоумение. – Но ведь ты сказал, что удовлетворен условиями завещания.

– Так оно и есть. – Они подошли к ресторану, и Дамиан направился к входу. – И все же я вполне могу обойтись без этих денег.

Вдруг Геро ощутила ноющую боль в сердце. Она ясно поняла, что готова даже на брак без любви, лишь бы не расставаться с Дамианом.

– Ты хочешь сказать, что такой брак тебе ни к чему? Что ты… можешь отказаться от денег?

– Совершенно верно. – Они вошли в ресторан, и Дамиан усадил Геро за столик. – Кофе?

– Да, пожалуйста.

Он сделал заказ и, откинувшись на спинку стула, внимательно посмотрел на девушку.

– Если… если ты не хочешь на мне жениться, – упавшим голосом сказала она, – тогда мне надо подумать о возвращении домой.

– Домой?

Геро подняла на него полные слез глаза.

– В Англию, – коротко пояснила она.

– Ты кажется позабыла, что я купил тебя. С чего ты взяла, что я разрешу тебе уехать в Англию?

Геро опустила голову. Она не могла понять ни его поведения, ни причин отчуждения, которое ощущалось с той минуты, как они вышли из машины.

– Но я не могу по-прежнему оставаться с тобой, – заметила девушка. – Это неприлично.

– До сих пор было прилично. – Дамиан замолчал при появлении официанта. Тот принес кофе в маленьких чашечках и каждому – стакан воды, неизменно подаваемой здесь к кофе.

Геро взяла стакан и отпила пару глотков.

– Это было сделано для Клео, а теперь в этом нет нужды. К тому же скоро все разъедутся, и мы останемся одни. – Дамиан молчал, и она продолжала говорить, хотя и чувствовала себя в глупейшем положении: слова ее, кажется, совсем не интересовали собеседника. – Мы не сможем остаться одни, если не поженимся.

Наконец Дамиан не выдержал:

– Ты, выходит, делаешь мне предложение? – сердито бросил он. – Ты понимаешь, что все испортила? Пора бы знать, что делать предложение – прерогатива мужчин!

От неожиданности Геро так вздрогнула, что расплескала воду из стакана на стол.

– Я не делала тебе предложения, – быстро возразила она, густо покраснев. – Я не смогла бы…

– Сдается мне, – язвительно прервал он ее, – что тебе просто невтерпеж!

– О! – Геро вскинула голову, и ее глаза сердито сверкнули. – Ты несносен! Я не выйду за тебя, даже если… – Она замолчала, глядя на него широко открытыми глазами. – Что ты имел в виду, говоря, что я все испортила?

Дамиан не мог долго сердиться на нее.

– Как ты думаешь, почему я привез тебя сюда? В это место? – Его взгляд стал нежен, и у Геро перехватило дыхание. – Палеокастридес – лучшее место для… для чего? – Дамиан насмешливо подмигнул, и Геро пробормотав ла срывающимся от волнения голосом:

34
{"b":"11543","o":1}