ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, Евгения, – тихо и твердо ответил ее брат. – Именно это я и хотел сказать.

Евгения покраснела; Геро тоже смутилась, но по другой причине. Дамиан велел ей встать, и теперь девушка послушно ждала, что ей прикажут делать.

– Иди за мной. – Ледяной тон Евгении заставил Геро вздрогнуть. Опустив голову, она последовала за хозяйкой дома.

– И найди ей какую-нибудь одежду, – сказал им вслед Дамиан. – На эти лохмотья тошно смотреть.

– Одежду? – Евгения обернулась и удивленно воззрилась на брата, очевидно, решив, что он сошел с ума. – Что ты так о ней беспокоишься? Кто тебе эта девушка? Я думала, она простая сельская девчонка, которую ты сбил машиной. Кто она? – повторила Евгения, недоверчиво глядя на Дамиана.

– Ты утомила меня своими расспросами. Найди девочке одежду и успокойся!

На щеках Евгении выступили красные пятна.

– Какую… – начала она, но Дамиан прервал сестру:

– Твои платья вполне подойдут ей по длине, – заметил он, окидывая взглядом фигуру Евгении, – хотя ты значительно выше Геро…

– Перестань, Дамиан, – возмутилась Евгения. – Я буду носить одежду, которая мне нравится, даже если она не устраивает моего строгого брата.

Усмешка тронула губы Дамиана.

– Если твой муж позволяет тебе одеваться, как шестнадцатилетней девочке, то кто я такой, чтобы критиковать тебя? Как я сказал, любое из твоих платьев будет ей впору по длине, а по ширине, конечно, велико – ведь девочка почти голодала. Найди ей какой-нибудь пояс, чтобы она могла завязать его на талии.

– Дамиан, – тихо спросила Евгения, – объясни мне, что ты замышляешь?

Дамиан устало вздохнул и глянул на Геро.

– Идите. Мы поговорим позднее.

Геро была озадачена тем, что происходило с ней, но слишком радовалась обретенной свободе, чтобы думать о чем-то другом. Сейчас будущее рисовалось девушке в радужных тонах, и она даже не могла себе представить, какие проблемы и трудности могут встретиться на ее пути.

Вслед за Евгенией Геро последовала через анфиладу светлых комнат в глубину дома. От всего увиденного у нее просто захватило дух. Пушистые ковры и шторы с ручной вышивкой, низкие банкетки и мягкие кресла, хрустальные люстры и серебро, бар с разнообразными напитками. Во всех комнатах стояли изысканные композиции из цветов и дорогие антикварные безделушки.

Наконец Евгения открыла дверь ванной. Геро застыла на пороге, остолбенев от восхищения. Выдержанная в розовых тонах ванная комната была такой же пышной, как всё в этом необыкновенном доме. Две стены были полностью зеркальными, на полу лежал розовый ковер, кругом вазы с цветами, а над огромной ванной раскинулись ветви пальмы, на которых висели крошечные цветные фонарики, их свет отражался в зеркалах.

– Я оставлю одежду в спальне, – предупредила Евгения. – Не забудь задернуть шторы, а то комары налетят… Да ты и сама знаешь.

– Спасибо, вы очень добры. – Геро вспомнила о своем сарайчике и насекомых, которые в нем водились. Она привыкла не обращать на них внимание.

– Тебе надо благодарить моего брата. – Голос Евгении был холоден, и девушка поспешила извиниться.

– Я прошу прощения за беспокойство. Я вполне могла бы обойтись без ванны и чистой одежды, но ваш брат решил иначе.

Евгения только вздохнула и ушла. Оставшись одна, Геро включила воду и, глядя как она заполняет розовую ванну, задумалась о возрасте хозяйки дома. Евгения была значительно старше брата – лет сорок, вероятно, тогда как Дамиану было на вид не более тридцати.

Среди какого богатства живет сестра Дамиана! Из слов Евгении Геро сделала вывод, что при каждой спальне есть своя ванная, а спален в доме не менее восьми. Неужели ее муж зарабатывает так много врачебной практикой? Геро не могла этому поверить. Вероятно, он владеет землей и распродает ее, как это делают многие на Кипре. Даже бедняк может быстро разбогатеть, если найдет состоятельного покупателя-иностранца.

Внимание Геро привлекли огромные полотенца, украшенные вышивкой. Они были слишком красивы, чтобы ими вытираться. Девушка поискала другие, попроще, но не нашла. Какое-то время она стояла в нерешительности, боясь совершить какой-нибудь промах. Выключив воду, Геро решила спуститься вниз и попросить у Евгении другие полотенца. Дамиан с сестрой были на веранде. Услышав, что они говорят о ней, девушка остановилась у двери.

– Да, я понимаю, что тебе пришлось повезти ее к врачу, – донесся голос Евгении. – Но почему ты проявляешь к ней такой интерес?

– У тебя, кажется, какие-то подозрения?

– Да, и сильные.

– В самом деле? – В голосе Дамиана зазвучал металл. – И что же тебе пришло в голову?

– Честно говоря, единственное, что могло прийти мне в голову…

Раздался смех, затем Дамиан произнес:

– Этой девочке всего семнадцать…

– Уже семнадцать? – удивленно воскликнула Евгения. – Она выглядит гораздо моложе. Я думала, ей не больше пятнадцати.

– Я же сказал тебе: ее выдают замуж. Хотя она и вправду выглядит очень молодо, – согласился Дамиан. – Она совершенно невинное дитя, Евгения, несмотря на условия, в которых жила.

– Ты удивляешь меня, Дамиан. Раньше ты интересовался только зрелыми женщинами. Ты не сделаешь этой девочке ничего плохого?

– О чем ты говоришь!

– Но что ты задумал? Ты не отпустишь ее домой? Последовало долгое молчание, потом Дамиан заговорил:

– Когда я предложил отвезти ее в больницу, у меня не было намерения оставлять ее у себя. Я просто хотел спасти девушку от разгневанной толпы. Она казалась маленьким загнанным зверьком, и во всем мире не было человека, который бы ей помог. Мне стало жаль ее; я поддался минутному порыву, но потом собирался отвезти девушку назад.

– Ты довольно быстро изменил свои намерения. Почему? – Не дождавшись ответа, Евгения заметила: – Сострадание не входит в число твоих добродетелей. Наверное, это для тебя новое ощущение.

– Ты права.

– Я не припомню, чтобы ты проявлял такое человеколюбие.

– Больше не повторится. Не могу же я каждый день спасать детей от жестоких опекунов. Что я буду с ними со всеми делать?

– Будь наконец серьезен, Дамиан! Ты что-то задумал, оставляя девушку у себя?

– Есть у меня одна идея, – задумчиво произнес Дамиан. – Она пришла мне в голову, когда Геро сказала, что готова сделать все что угодно…

– Что угодно?

– Дорогая Евгения, будь, пожалуйста, последовательной. Ты только что говорила о ее молодости…

– Я имела в виду возраст, а не нравственность. – Дамиан промолчал, и Евгения спросила: – Скажи, она и вправду серьезно ушиблась?

– Откуда я знаю? Надеюсь, твой муж скажет мне это.

– Мне кажется, Дамиан, что ты рассчитываешь на утвердительный ответ.

– Ты догадлива. Да, мне очень важно, чтобы Кристос подтвердил, что травма была.

Услышав эти слова, Геро непроизвольно вскрикнула, но тут же зажала себе рот рукой. К счастью, на веранде ее не услышали, потому что Евгения заговорила опять:

– Но это же неэтично. Зачем тебе все это? Дамиан, я начинаю сердиться! Расскажи мне все начистоту!

– Я понял, что эта девушка может быть мне полезна, поэтому я оставляю ее у себя. Больше мне нечего тебе сказать.

– Судя по выражению твоего лица, все остальное ты просто утаил.

– Ты правильно поняла.

Евгения грустно вздохнула.

– Хорошо… Но может быть ты расскажешь мне, как ты думаешь забрать девушку у ее опекуна? Ты же не можешь ее похитить. Я думаю, тебе не надо напоминать, что в этой стране помолвка фактически означает замужество.

– Не совсем, Евгения. Известны случаи, когда помолвка бывала расторгнута.

– Я никогда о них не слышала. Но вернемся к опекуну девушки. Что ты придумал?

– Мой план очень прост… если, конечно, твой муж не заупрямится, как это с ним часто бывает.

– Только не перед тобой. Никто не может так хорошо ладить с Кристосом, как ты. Для тебя он все сделает. Но ты не ответил на мой вопрос. Чем Кристос может помочь тебе?

– Я суну его заключение под нос этому Петросу… а остальное будет совсем просто. Ни он, ни его будущий зять не станут держаться за девушку, которая осталась калекой на всю жизнь.

5
{"b":"11543","o":1}