ЛитМир - Электронная Библиотека

Геро бросилась за машиной, Петрос – за ней.

– Не оставляйте меня! – Слезы градом катились по щекам девушки, сердце готово было выпрыгнуть из груди. – Только не теперь! Вы же обещали, что я буду свободна! Вы не можете так обойтись со мной!

Девушка судорожно цеплялась за дверцу машины, и Дамиану не оставалось ничего другого, как остановиться. С минуту он молча смотрел на Геро, потом, когда Петрос подбежал к девушке, вышел из машины.

– Сколько? – коротко спросил он, доставая бумажник. Петрос удивленно уставился на Дамиана.

– Что вы имеете в виду?

– Сколько вы хотите за нее?

Геро покраснела, но смолчала. Разве важно, каким образом она получит свободу?

– Вы что, хотите купить девушку?! – возмущенно воскликнул Петрос, но его глаза с жадностью следили за бумажником, который достал Дамиан. – Но это же незаконно!

– Многое в этой стране делается незаконно. Незаконно насильно выдавать замуж английскую девушку. Так сколько? Не тяните, я ведь могу передумать.

– А сколько вы дадите?

Дамиан презрительно взглянул на Петроса.

– Назовите вашу цену. Если она окажется слишком высока, можете оставить девушку себе.

Петрос назвал цену. Дамиан уже готов был отказаться, но перехватил полный ужаса взгляд Геро – и заплатил. Петрос схватил деньги и начал их пересчитывать, бормоча себе под нос, что Такис не расстроится, когда узнает, что Геро изуродована на всю жизнь. Уж он-то сумеет его убедить.

– О деньгах я ему ничего не скажу.

Только закончив считать деньги, Петрос увидел, что Дамиан и Геро уже подошли к сарайчику, где все эти годы жила девушка. Она зашла внутрь, а Дамиан только заглянул туда.

– Ты и спала здесь? – удивленно спросил он, когда девушка вышла оттуда с небольшой картонной коробкой.

Она кивнула. Дамиан взял у нее коробку и поставил ее в машину. Потом Геро вынесла еще одну коробку и тоже передала Дамиану.

– Вот и всё, – сказала она.

– Всё? – Дамиан нахмурился. – В этих коробках все твои пожитки?

– Да. – Геро улыбалась, и в голосе ее не было грусти. Когда Дамиан открыл перед ней дверцу машины, девушка робко коснулась его руки. – Спасибо, – просто сказала она и, откинувшись на мягком сиденье, с радостью осознала, что навсегда покидает эти места, где провела пять самых безрадостных лет.

Глава третья

К усадьбе вела аллея высоких кипарисов. Их устремленные ввысь кроны в сумерках, сгущавшихся над долиной Вале-ди-Ропа, казались почти черными. Геро стояла на широкой террасе и смотрела вдаль на уже привычный пейзаж. Справа поднимался утес Пелека, слева дорога уходила в сторону и терялась среди густо поросших лесом холмов, которые приближающаяся ночь окрасила в синие и лиловые тона.

Девушка задумчиво вертела на пальце кольцо, вспоминая, как примерно месяц назад по дороге из аэропорта в Кастелло-Триенда – величественную усадьбу семнадцатого века венецианской постройки, – Дамиан сообщил, какую роль ей предстоит сыграть. Сначала Геро не поняла его. Она так изумилась, что даже лишилась дара речи. Когда она наконец заговорила, ее голос дрожал.

– Вашей женой… б-без брака? – У Геро замерло сердце, когда она вспомнила, как сама обещала Дамиану сделать все что угодно, если он спасет ее. – Я не имела в виду… то есть…

Ее испуг заставил Дамиана слегка улыбнуться.

– Ты будешь только изображать мою жену, и хотя наши спальни будут рядом, уверяю – тебе нечего бояться.

– Но зачем это? – поинтересовалась Геро. Дамиан сразу помрачнел.

– Так мне нужно, – строго сказал он.

Геро сникла и послушно замолчала. Интересно, догадывался ли Дамиан, что характер у нее куда более сильный и независимый, чем могло показаться на первый взгляд. В те два дня у нее просто не было случая проявить свою самостоятельность и решительность. К тому же чувство благодарности к Дамиану возобладало над всеми прочими эмоциями.

Громкие голоса отвлекли ее от воспоминаний. Геро взглянула вниз. На лужайке разговаривали Нико и его молодая жена Кристина. Нико был такой же высокий, как и Дамиан, но ему явно не хватало решительности и энергичности брата. Кристина была невысокой изящной женщиной с темными волосами и широко расставленными карими глазами, доброй и отзывчивой. Она обожала своего мужа, несмотря на то что их брак был заключен по настоянию Клеопатры, деспотичной бабушки Нико.

К этой паре присоединилась другая – Георгиос и Пеппо. Для своей внучки Пеппо мужа выбрала тоже Клео. Сейчас все четверо весело смеялись у колоннады. Кристина заметила Геро и помахала ей рукой. Геро улыбнулась ей в ответ. С первого дня знакомства Геро и Кристина почувствовали взаимную симпатию, а вот с другими женщинами семьи Ставросов отношения никак не складывались.

На веранду вышел Дамиан. Геро, обернувшись к нему, указала на долину, где в маленькой деревушке зажглись первые огоньки.

– Как красиво! Огоньки, кажутся разноцветными!

Дамиан ничего не сказал. Он удобно устроился в кресле, лишь мимоходом взглянув на беседующих внизу родственников. Свет из окон виллы мягко освещал фонтан и многочисленные статуи, украшавшие главный парк.

– Тебе здесь трудно живется? – вдруг спросил Дамиан.

Этот вопрос, заданный как бы между прочим, заставил Геро пристально посмотреть на Дамиана. Она и не предполагала, что он замечает такие нюансы.

– Да, нелегко, – честно призналась девушка. – Но я все равно благодарна тебе за то, что ты привез меня сюда.

– Все еще благодарна?

– Я всегда буду благодарить тебя. И никогда не забуду твоей доброты.

– Это вовсе не доброта. Я увез тебя ради своих целей.

– Я уверена, что ты помог бы мне все равно, даже если бы никаких целей не было.

– Ты приписываешь мне качества, которыми я не обладаю, – медленно произнес он. – Твоя судьба меня нисколько не интересовала.

Легкая улыбка тронула губы Геро, но она не стала напоминать ему, что слышала его разговор с сестрой. Тогда ведь он сам сказал Евгении, что, увидев девушку в окружении разъяренных мужчин, решил непременно спасти ее. Геро опустила глаза. Взгляд упал на туфли – дорогие и очень красивые. Платье на ней было тоже далеко не дешевым. Оно было пошито так, чтобы скрывать худобу.

– Я счастлива, – почти про себя пробормотала Геро. – Так счастлива, что ни их слова, ни их поведение не задевают меня.

– Что же они делают и говорят? – Дамиан глянул вниз. Теперь там появился еще и Маркос, самый младший из братьев. Ему было всего девятнадцать лет, и он еще не был женат, но Клео уже нашла ему невесту. Девушка была из богатой семьи, но пока еще училась в школе. – Нечего их покрывать, – сказал Дамиан, видя, что Геро не хочет жаловаться. – Я хорошо знаю свою семью. Это женщины, верно?

– Я лучше промолчу.

Дамиан удивленно поднял бровь.

– Ты и так сказала достаточно. Клео, конечно, хуже всех?

Геро прислонилась к одной из колонн, поддерживающих навес веранды. Она посмотрела на Дамиана – лицо его стало мрачным. Вероятно, он тоже вспомнил, как представлял свою «жену» бабушке.

Это был ужасный день!

В семье Ставросов издавна царил матриархат. Признанная главой семьи мать пользовалась большим уважением и неограниченной властью. Любое ее приказание беспрекословно выполнялось. Положение Клео упрочнялось еще и тем, что она распоряжалась всем имуществом семьи и домом, в котором жила семья. Прежде вилла и поместье были феодальным владением венецианских аристократов и перешли в собственность Ставросов как приданое девушки-итальянки, на которой женился один их предок. В семнадцатом веке на Корфу жило много итальянских семей. С ними сюда пришли феодальные отношения и доныне сохранившиеся на острове. Время шло. Многие поместья разорились, но владение Ставросов устояло. И мать, а в данном случае – бабушка, по-прежнему сохраняла положение главы семьи, и никто из домочадцев ни разу еще не осмелился перечить ей.

Клео, как вскоре узнала Геро, приказала Дамиану жениться на его кузине Катрине, которая после смерти родителей поселилась в доме Клео. Он отказался. Но это был не первый случай, когда желания бабушки и ее мятежного внука не совпали. С самого раннего возраста, едва осознав бытующий в семье порядок, Дамиан начал бунтовать, используя любую возможность, чтобы подорвать авторитет Клео. Это стоило ему наследства. Однако бабушка не могла забрать у него дом – по праву майората он переходил Дамиану и его наследникам. Строптивость Дамиана дорого ему обошлась, все состояние оказалось в руках Клео. Тогда он занялся торговлей и преуспел, но это еще больше обострило его отношения с Клео. В доме Ставросов торговлю считали постыдным занятием.

7
{"b":"11543","o":1}