ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Отбор для Темной ведьмы
Истинная вера, правильный секс. Сексуальность в иудаизме, христианстве и исламе
Ангелы спасения. Экстренная медицина
Альдов выбор
Нелюдь
Дзен-камера. Шесть уроков творческого развития и осознанности
Один плюс один
Взлом маркетинга. Наука о том, почему мы покупаем
Народный бизнес. Как быстро открыть свое дело и сразу начать зарабатывать
Содержание  
A
A

Все другие переживания, которые имеет душа в физическом мире, в ментальных сферах, становятся неким миром вокруг нее. Душа живет в самом центре его; хотя она ни на мгновение не чувствует, что нечто является «я». Это «я» она получила и отдала в плен одной вещи – своему телу. Обо всем остальном душа думает, что это нечто другое, нечто отличное; «это рядом со мной, это дорого мне, поэтому я с этим связана; это так близко мне, но это не я». «Я» стоит как отдельная сущность, удерживая, собирая все, что получает человек и что создает его собственный мир.

По мере того, как человек становится более чутким в жизни, эта концепция становится богаче. Она расширяется, и таким образом человек вдруг видит, что «не только тело, но также и мысль, которую я думаю, является моей мыслью; воображение – это мое воображение; мои чувства также являются частью моего существа; и, следовательно, я семь не только тело, но я – это также мой ум». На этом следующем шаге, сделанном душой на пути осознания, она начинает чувствовать: «Я – это не только физическое тело, но и нечто иное». Это осознание в своей полноте заставляет человека заявлять: «Я – это дух», что означает: «Тело, ум и чувства, все вместе, с чем я отождествляю себя, именно это является мной».

Когда душа идет дальше по пути знания, она начинает обнаруживать, что существует нечто, что ощущает себя или чувствует склонность называть себя «я сам», это чувство самости; но в то же время, все, с чем она отождествляет себя, не является им. И в тот день, когда эта идея рождается в сердцу человека, он начинает путешествие по пути истины. Тогда возникает анализирование, и он открывает, что «это мой стол, а это мое кресло. Все, что я называю „моим“, принадлежащее мне, в действительности не является моим

». Затем он также начинает говорить: «Я отождествляю себя с этим телом; но это не я, а „мое тело“, так же как „мой стол“ или „мое кресло“. Значит, существо, которое говорит „я“, в действительности что-то другое: это нечто, взявшее тело для собственной нужды; это тело – всего лишь инструмент». И человек думает: «Если то, что я называю телом, не есть „я“, тогда что же это „я“? Может быть, „я“ связано с моим воображением?» Но даже тогда он говорит «мое воображение», «моя мысль» или «мое чувство». Так что поэтому даже мысль, чувство или воображение не являются настоящим «я». То, что есть «я», остается тем же самым даже после того, как человек обнаруживает ложное тождество.

Вы можете прочитать в «Десяти Мыслях Суфия», что совершенство достигается аннигиляцией ложного эго. Ложное эго – это то, что не принадлежит настоящему Эго, и то, что это Эго ошибочно считало своим собственным существом. Когда это разделено лучшим пониманием жизни, тогда ложное эго аннигилируется, уничтожается. Для того, чтобы аннигилировать это тело или чтобы аннигилировать ум, человек должен проанализировать себя и спросить: «Где нахожусь я? Есть ли я некое, стоящее за всем внешним, индивидуальное существо? Если я существую как индивидуальность, мне нужно найти реального себя». Тогда возникает вопрос: как найти?

Если однажды это осознано, реализовано, тогда работа духовного пути выполнена. Как для того, чтобы заставить глаза увидеть самих себя, надо взять зеркало и посмотреть на отражение глаз, так для того, чтобы заставить реальное существо проявиться, все существо, тело и ум должны быть сделаны подобно зеркалу, чтобы в них это реальное существо могло видеть себя и осознавать свое независимое бытие. То, чего мы достигаем на пути посвящения, дорогой медитации, духовным знанием, есть реализация этого с помощью превращения самих себя в совершенное зеркало.

Для того, чтобы объяснить эту идею, факиры и дервиши рассказывали такую историю. Однажды лев, странствуя по пустыне, обнаружил маленького львенка, играющего с овцами. Так случилось, что маленький львенок был воспитан вместе с овцами, и поэтому у него никогда не было возможности или случая осознать, кто он такой. Лев был очень удивлен, увидев, как львенок испугался его и убегает прочь в том же страхе, что и овцы. Лев прыгнул в самую середину овечьего стада и взревел: «Стой! Стой!» Но овцы бежали, и маленький львенок бежал тоже. Лев преследовал только львенка, а не овец, и говорил: «Подожди, я хочу поговорить с тобой». Детеныш отвечал: «Я дрожу, я боюсь, я не могу стоять перед тобой». Лев сказал: «Почему ты убегаешь вместе с овцами; ведь ты сам маленький лев». «Нет, – сказал львенок, – я овца, я дрожу, я боюсь тебя, отпусти меня, дай мне уйти с овцами». «Пошли, – сказал лев, – пошли со мной, я покажу тебе, кто ты такой, прежде, чем отпущу тебя». Беспомощно дрожа, маленький лев последовал за ним к пруду. Там лев сказал: «Посмотри на меня и посмотри на себя. Разве мы не похожи, разве мы не близки? Ты не похож на овцу, ты похож на меня».

То, чему мы учимся во время всего духовного процесса, есть разрушение иллюзий ложного эго. Аннигиляция ложного эго – это разрушение его иллюзий. Когда однажды иллюзии будут разрушены, тогда истинное Эго осознает свое собственное достоинство. Именно в этом осознании душа входит в царство Божие; именно в этом осознании душа рождается снова; и это рождение открывает двери в небеса.

Для того, чтобы осознавать себя, чтобы существовать, душа не нуждается в уме или теле; она не зависит от них в своем бытии, в своей жизни, также как глаза не зависят от зеркала в своем существовании; они нуждаются в зеркале только для того, чтобы видеть свое отражение. Без него они видят все вещи, но никогда не увидят самих себя. Также и интеллект. Интеллект не может осознать себя до тех пор, пока у него не появится чего-нибудь понимаемого, что он может удерживать; только тогда интеллект реализует, осознает себя. Человек, обладающий поэтическим даром, рожденный поэтом, никогда не ощутит себя в этом качестве до тех пор, пока не выразит свои идеи на бумаге, и его стихи не затронут некую струну в его собственном сердце. Именно в это время он подумает: «Я поэт»; до этих пор у него был дар к поэзии, но он не знал этого.

Глаза не делаются сильнее от смотрения в зеркало; они всего лишь узнают, на что они похожи, когда видят свое отражение. Удовольствие человек получает от реализации своих достоинств, своих даров, того, чем обладает; и именно в реализации их и заключается достоинство. И несомненно, было бы очень жаль, если бы глаза подумали: «Мы такие же мертвые, как и зеркало», или если бы, смотря в зеркало, они думали: «Мы не существуем, кроме как в зеркале». Поэтому ложное эго является величайшим ограничением.

Если душа чувствует себя отделенной от других существ, чувствует ли она себя единой с Богом? Нет. Как она может? Душа, плененная ложной концепцией, душа, которая не видит, что барьера между ней и ее окружением не существует, как может такая душа убрать барьер между собой и Богом, которого она еще не знает? Поскольку вера такой души в Бога, в конце концов, является только концепцией: это то, чему учит священник и что написано в писаниях, потому что родители сказали, что существует Бог, – и это все. Эта душа знает, что где-то есть Бог, но она всегда подвержена тому, что может изменить ее веру; и, к сожалению, чем сильнее она развивается интеллектуально, тем дальше отходит от самой веры. Вера, которую чистый интеллект не может удерживать всегда, не зайдет далеко. А между тем, цель жизни выполняется именно посредством понимания этой веры. В книге «Гайян» есть высказывание: «Снятие покровов с души есть открытие Бога».

Для души нелегко отделаться от ума и тела во время смерти, когда даже в жизни человек не может отделаться от своих мыслей о депрессии, печали и разочаровании. Счастливые и грустные впечатления прошлого человек держит в своем сердце; предубеждение и ненависть, любовь и преданность, – все, что глубоко вошло в человека. Если Эго удерживает свою тюрьму вокруг себя, то оно забирает эту темницу с собой; и есть только один способ освободиться из нее: истинное знание себя.

Само Эго никогда не разрушается; это единственная живая вещь и это признак вечной жизни. В знании Эго заключается секрет бессмертия. Когда в «Гайян» вы читаете: «Смерть умирает, а жизнь живет», то именно Эго является жизнью, а ложное состояние эго является смертью. Ложное однажды должно отпасть; реальное всегда пребывает. Так же и с жизнью: истинное живое существо – это Эго; оно живет; а все, что оно заимствует из различных планов и сфер и в чем оно теряется, – все это утрачивается. Разве мы не видим этого в нашем собственном существе? Вещи, не принадлежащие ему, не остаются в теле – ни в крови, ни в венах, нигде; тело не будет хранить их; оно будет отвергать их. Аналогично и во всех других сферах; душа не принимает то, что не принадлежит ей. Все внешнее она держит снаружи. Принадлежащее земле содержится на земле; душа отвергает это. А «разрушение эго» – это просто слово. На самом деле это не разрушение; это открытие.

15
{"b":"11544","o":1}