ЛитМир - Электронная Библиотека

"Как бы пожара не случилось", - подумала я.

"Не беспокойся. Я умею себя контролировать".

Телепат!

"Для нас это норма жизни".

– А почему вы - Штирлиц?

"Потому что имя мое тебе все равно не удастся воспроизвести. А Штирлицем - потому что я служу внешним разведчиком".

Что же, в чувстве юмора денебцу не откажешь.

"А почему Иззя изъяснялся с нами на инфразвуке, а вы - только мысленно?"

"От моего инфразвука люди умирают".

"Вот поэтому вас сюда и не пускают?"

"И поэтому тоже", - немного печально, как мне показалось, ответил Штирлиц. - "Но еще из-за некоторых несознательных субъектов", - кивнул он в сторону серого сопланетника. - "Этот вот - сбежал из колонии особого режима. Ладно, ответственный момент подходит, рад был познакомиться".

Я осмотрелась кругом. Коридор был пуст, и это было весьма кстатиВолхв буравил взглядом серое облако, потрясающее какой-то бумаженцией. Атмосфера между тремя собеседниками явно накалялась. От волхва исходили флюиды еле сдерживаемого гнева, настолько сильные, что мне становилось не по себе. От разведчика отлетали искры. Зря все же волхв не взял с собой огневиков - вот бы им, ценителям плазмы, счастье привалило - целый homo sapiens, начиненный интересующей субстанцией!

Позади меня послышалась мощная поступь металлиста.

– Местные сисадмины на ушах стоят, сеть поднять пытаются, - без особой радости сказал Илья. - Мучить их дальше мне совесть не позволяет. А кто это? - пихнул он меня локтем в бок.

– Денебцы, - зашептала я. - Помнишь Иззю?

"Полковник Штирлиц".

– Илья.

– Хорошо, сворачивай операцию, - сказал волхв.

– Да мне и сворачивать нечего, я особенно ничего и не делал, ломать ничего по-крупному не хотелось, - пожал плечами металлист. - Просто не давал системе работать. Если я перестану действовать в этом направлении, само все через минут десять наладится.

– Вот и чудесно. Раз все в сборе, отправляемся.

– Куда?

– На Валаам.

Серое облако, висящее в воздухе ранее с видом существа, имеющего право, сникло. Штирлиц наоборот, так и пошел искрами по всему объему. У меня, чувствующей зловещие признаки приближающейся аллергии, поднялось настроение. Куда угодно, только отсюда!

Волхв открыл переход, и в него буквально засосало всех нас - и тех, кто шел добром, и того, кто было просился наутек. Десантировались мы на площадку перед домом верховного волхва Терентия, очень даже небольшого на вид, но весьма и весьма поместительного внутри. Борис Иванович подошел к крылечку, и позвонил в привязанный там же валдайский колокольчик. Раздался негромкий мелодичный звон. Никто не вышел.

– Нет дома? - огорчилась я.

Серый воспрял духом, извлек из собственных недр будильник, поставил на один час.

– Чего это он? - удивилась я.

"Хочет сказать, что мы его вправе задержать всего на один час по местному времени", - раздался у меня в голове голос Штирлица.

– Может, я Терентия разыщу? - неуверенно предложила я.

Борис Иванович отрицательно покачал головой:

– Извини, Лиса, но объект этот тебе не по зубам, ты его даже засечь не сможешь. Я ему позвонил, он сейчас будет.

– Как же он этот хилый колокольчик услышит? - озадачилась я. - Мне, и то еле слышно было.

– А вот посмотришь, - заговорщицки подмигнул мне волхв. - Кстати, по-моему, я его вижу.

– Где?

– А во-он, там, волна на озере аномальная. Видишь? Идет к берегу?

– Это он? - недоверчиво спросила я, напрягая зрение для того, чтобы разглядеть крохотный бугорок в километре от берега. - А что он там делает?

– Купается, наверное, - пожал плечами Борис Иванович. - Если он верховный волхв, то что же ему, простые радости жизни недоступны?

В самом деле, почему нет? Вон, мое начальство с каким наслаждением летом купалось, пока я ПТ осваивала. Пока я вспоминала о летних приключениях, волна уже подкатилась практически к самому берегу, и стал виден человек, устроившийся на ее гребне, аки на троне.

– Вот это Посейдон, - восхищенно выдохнул металлист.

– Завидно?

– Ага, - честно ответил товарищ.

Волна с мягким шуршанием выкатилась на площадку, с нее сошел волхв, и она с шуршанием убралась обратно.

– Ба! Какие люди! - широко раскинул руки в стороны верховный волхв. - Как дела, дружище? - радостно повернулся он к Борису Ивановичу. - Лиса, Илья, гроза некромантов, привет! О, и полковник… (непроизносимый набор звуков) тоже тут!

Штирлиц вежливо поклонился в ответ.

А потом Терентий повернулся к серому денебцу, и улыбка сползла с его лица.

– А ты что тут делаешь?

"Это не в вашей компетенции", - раздалось в моей голове. - У меня есть разрешение.

Судя по сощурившимся глазам волхва, ответ инопланетянина был слышен и ему.

Интересно, как денебцам удается общаться одновременно со всеми?

– Все, что происходит на Валааме, входит в мою компетенцию, можешь мне поверить, - недобро усмехнулся верховный волхв. - Давай индульгенцию.

"Не имеете права!" - завопил было денебец без искры, но было уже поздно. Свиток вылетел из недр тумана, коим было его тело, и полетел в руки Терентия.

Несколько минут волхв внимательно изучал свиток, потом в его руке материализовалась чернильница, и волхв прямо на весу черканул пару строк, после чего бумага благополучно возвратилась к владельцу. Тот от радости чуть было не засветился, но, увы, не смог - как потом выяснилось, он продал свой огонь за разрешение пребывать на Земле.

– Извини, друг, - обратился Терентий к Штирлицу, - но его вы обратно не получите. - Впрочем, можешь передать своему командиру, что этого преступника, - указал волхв на денебца, лишенного искры, - ждет не самое лучшее существование.

– И что же, этот беглый заключенный останется на территории Москвы? - удивилась я. - А что он там вообще делает?

– Я ограничил его свободу перемещения, - пояснил верховный волхв. - Но выгнать с Земли я его не в силах, поскольку он пожертвовал практически всю свою жизненную силу ради права остаться в нашем измерении. Я проведу расследование на острове, виновные в нелегальном разбазаривании индульгенций понесут наказание. Все.

– А заниматься он будет тем же, чем и занимался, - вступил в разговор Борис Иванович. - Рекламой, у его сопланетников вообще на диво развита способность впаривать все, что угодно, и кому угодно.

– В "Известиях"?

"Это были не "Известия", девочка", - раздалось в моей голове. - "Редакция газеты располагается этажом выше".

– Спасибо за пояснение, - ядовито изрекла я. - Значит, на него мы вышли совершенно случайно, я так понимаю, - повернулась я к своему начальству.

Волхв ответил не сразу - открыл портал, отправил преступного денебца на его рабочее место, только после этого повернулся к Штирлицу:

– Не хватало ему еще присутствовать на военном совете. Что у вас там стряслось?

"Ваш месяц назад у нас метеоритом разметало колонию преступников", - медленно подбирал он слова, близкие по смыслу к положению дел на своей планете, - "большинство из них не уцелели, а те, что выжили, были отброшены взрывной волной, и угодили в портал, ведущий в ваш мир".

– Да-а, - протянуло мое начальство. - И ведь, что самое плохое, описание преступников ты нам дать не сможешь.

"Не смогу", - потупился денебец. - "У нас органы чувств разные".

– Ну хоть фотографии у вас есть? - не удержалась я от вопроса.

В ответ Штирлиц предстал в образе вполне российской старушки, одетой в ситцевое платье в горошек. Одежка немедленно пошла дырами, а потом и вовсе сгорела. Тело у бабульки было, как у Памелы Андерсон.

– Прими свой истинный облик, - прогудел Терентий. - А то картина уж больно несообразная получается.

Старушка повела точеным плечиком, и превратилась в сгусток мрака с искорками.

10
{"b":"11545","o":1}