ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Что посеешь
Моя гениальная подруга
Путы материнской любви
Белый квадрат (сборник)
Гвардия в огне не горит!
Сила Instagram. Простой путь к миллиону подписчиков
Народный бизнес. Как быстро открыть свое дело и сразу начать зарабатывать
Афера
Рожденная быть ведьмой

"Жаль, но ничего не поделаешь", - вздохнул ящер. - "Очень жаль".

"Ну и обычай", - поежилась я. - "А по-другому нельзя?"

"Не мной это заведено", - отозвался ящер. - "Не мной и окончится".

"А смысл?" - невольно подражая ему, спросила я.

"Великий", - с наслаждением ответил мне дракон. Но потом все же продолжил: - "Смысл в том, что мы возвращаем наш заимствованный огонь, а за это увековечиваемся в стихии. И, потом, иногда, мы получаем возможность начать жить в новом теле".

"Это как?" - не поняла я.

"Сложно объяснить", - ответил дракон. - "Память сгорает, личность обновляется, тело молодеет. Но тебе этого не понять, ты ведь не дракон".

"Так ты не умрешь?" - обрадовалась я.

"Не надейся", - усмехнулся собеседник. - "Я, как таковой, в любом случае исчезну. Вместо меня может появиться новый дракон или драконесса, но на моей памяти такого ни разу не случалось. А жил я немало, даже по нашим меркам".

"А вдруг?"

"Не надейся", - повторил ящер. - "Кроме того, ты ведь дружишь с огнем?"

"Ну да".

"Может, навещу тебя в качестве элементала".

"Слабое утешение", - поморщилась я. - "Все равно я никогда не узнаю, ты это, или нет".

"Какое уж есть", - философски ответил ящер. - "И, потом, мы сможешь вспоминать обо мне всякий раз, когда будешь смотреть на огонь".

Что-то мне напоминал этот разговор. Но я так и не смогла вспомнить, что именно, потому что перед моим мысленным взором, заслоняя все остальное, встал маленький, но очень горячий вулкан…

* * *

Дракон улетел. Мы стояли на узеньком крылечке дома, и смотрели ему вслед, пока он не скрылся из виду. Я смахнула непрошенную слезу, но она сменилась другой, третьей, четвертой…

Ко мне подошла хозяйка дома, дотронулась до моего плеча рукой в перчатке. Горячо! Только сейчас я вспомнила, что до этого она избегала тактильного контакта.

Перед крыльцом возник денебец, замер навытяжку - даже искры трепетать перестали.

– Штирлиц! Это ты?

"Да".

Потом разведчик "повернулся" к Илане, и выражение лица ветеранки начало меняться. Из спокойного оно сделалось изумленным, потом негодующим. Денебка оглянулась на нас:

– На дракона вашего напали. Неслыханное дело!

– Кто?

– Колдунья нашего мира.

Я вспомнила отталкивающий на вид домик, и пожелание дракона не смотреть на него. Неужели?

"Некромантов такой силы", - между тем "говорил" Штирлиц уже для всех. - "У нас нет".

– Мы можем помочь? - отреагировал металлист.

"Нет", - четко ответил разведчик. - "Вы сгорите заживо".

– Совсем нет вариантов? - начал допытываться друид.

– А, может, мы все-таки попробуем? - вступила и я в обсуждение. - У нас есть опыт борьбы с некромантами. И кстати, откуда взялся второй дракон?

– Вы сможете только посмотреть, - ответила Илана. - На последние минуты жизни вашего друга. Если захотите, конечно. И это драконесса, судя по докладу, а не дракон.

"Мы сможем их прикрыть", - услышала я неуверенное возражение Штирлица.

"Это слишком рискованно", - отозвалась Илана.

– Дракона жалко, - вслух произнесла я. - Может быть, стоит попробовать?

Денебцы, как по команде, уставились на меня.

– Ты хоть представляешь, о чем идет речь? - спросила, наконец, Илана.

– Тушение пожара огнем? - предположила я.

– Представляешь, значит, - неуверенно отозвалась денебка. - Что скажешь,… (непередаваемое сочетание жутких звуков).

"Я думаю, попытаться стоит", - отчеканил Штирлиц. - "Если, они, конечно, еще не передумали".

– Я все еще "за". А как вы, ребята?

Ребята не были против. По лицу Иланы снова прошла волна эмоций - от отчаяния до уважения.

– Я сейчас, - пропищала она. - Защиту вам принесу, - выговорила она по слогам редко употребимое слово. - Я мигом. Надо торопиться.

Через каких-то пять минут мы были облачены (я переодевалась отдельно от парней, за дверью) во вторую, теплоизолирующую, как нас уверяла денебка, искусственную кожу. На голове у нас тоже была маска, вот и поди, поколдуй в таком виде.

– Вообще-то, по-хорошему их надо надевать постепенно, чтобы тело привыкло, - пищала над ухом ветеранка, быстрее молнии облачаясь в такой же костюмчик, что и я. - Но времени на полноценное переодевание у нас нет. И так не факт, что успеем.

Эти слова придали мне энергии.

– Пошли, - даже поторопила я денебку. - А то опоздаем.

– Сейчас, - пропищала она. - Поспешишь - мужчин насмешишь.

– Почему только мужчин? - несмотря на гонку, оторопела я.

– А вас все женщины имеют чувство юмора? - в свою очередь удивилась Илана. - У нас только мужчины.

– А вы?

– А я логикой понимаю, когда нужно улыбнуться, а когда - нет. Но это - большой секрет, - приложила она палец к губам.

Я кивнула, преисполняясь ответственности за чужую тайну.

* * *

Мы успели, и, судя по всему, вовремя - наш старый знакомый с трудом взмахивал крыльями, загораживая собой свою спутницу. Окруженные плотным кольцом пышущих жаром денебцев, эдаких сгустков темного пламени, появились мы между драконами и некроманткой. Конечно, проку от нас было мало, но держать анти-некромантскую защиту умели все трое, причем на шесть баллов из пяти. Да и магичка местная была в невыгодных для себя условиях, и тоже в защитной одежде, правда обходилась она без плотного кольца денебцев. Мы блокировали доступ колдуньи к двум ящерам - старому знакомому и его спутнице.

"Спасибо", - услышала я. - "Мое имя - Огненный Рассвет. Прощай".

"До свидания", - ответила я.

"Упрямая", - констатировал бесспорный факт дракон, и оба дракона, обменявшись жутким шипением (точь-в-точь как два модема), один за другим нырнули в кратер маленького вулкана - только лава шибанула в разные стороны.

Наша делегация, забыв обо всем на свете, даже про несусветную жару, с ошеломлением уставилась на акт добровольного самосожжения.

Однако долго ротозейничать нам не пришлось. Магичка опомнилась от удивления (вероятно, не ожидала противостояния), и напала на нас.

Некромант - он и на Огненной некромант. Обычно вся его волшба нацелена на то, чтобы отнять жизненные силы у противника. Надо отдать должное местной кудеснице, техника ее была побогаче той, что нам довелось повстречать на изнанке своего родного мира.

Держа (тающий уже) щит вместе с товарищами, и проклиная в душе жару, я увидела, как в заклинания колдуньи вплетаются различные стихийные нотки.

"Интересно, зачем?" - думала я, наблюдая, как магичка призывает водных элементалов.

Ответ нашелся, и очень быстро - две огромные ледяные сосульки пробили брешь в нашем щите. И. поскольку сил у нас было не так уж много, мгновенно их затянуть мы не успели, и я почувствовала знакомые приступы упадка сил, мрачной депрессии, поняла, что я - полное ничтожество. Мы разъединили защиту, и мне даже удалось восстановить свой кокон, но тут выяснилось, что друид потерял сознание, и покоится на руках металлиста. Как впоследствии выяснилось, древесный наш товарищ банально не выдержал жары.

Неизвестно, чем бы все это кончилось (то есть, понятное дело, что печально, только вот как именно?), если бы к нам на помощь не подоспели армейское подразделение.

Под руководством Иланы искристые облака окружили колдунью с тыла, и испепелили. И только спустя какое-то время я узнала, что для этого простого действия им пришлось пойти на страшное преступление, невозможное для денебца - они убили женщину. Никогда еще в истории Огненной не совершалось подобной казни, женщины здесь приравнивались чуть ли не к богиням. Если бы не легендарная ветеранка внешней разведки, мужчины, будь они хоть трижды военные, никогда не пошли бы на это, гори мы, земляне, ярким пламенем.

19
{"b":"11545","o":1}