ЛитМир - Электронная Библиотека

– А как ты ее понимаешь? - вдруг озадачилась я. - Она же по-русски, поди, не говорит еще.

– А разве для понимания язык нужен?

Ну да… Мы же тут все маги, как это я забыла…

– А по поводу Ильи твоя дочь ничего не говорила? - решилась наконец-то задать самый главный вопрос я. - У него все будет в порядке?

– А что с ним может случиться? - удивилась Жозефина. - Зелье вполне безобидное. Или он все же что-то натворил?

Я отрицательно покачала головой. Еще чего не хватало - беременную женщину тревожить. А вот и он, легок на помине!

– Лиса, - очень вежливо обратился ко мне металлист. - Тебя Борис Иванович просил зайти. А, ты уже и с моей сестренкой успела познакомиться?

Я покосилась на ведьму. Та кусала губы, чтобы не расхохотаться. Я не выдержала, и показала ей украдкой кулак.

– Вот уж не ожидала, что на него так странно подействует зелье, освежающее чувства, - весело расхохоталась Жозефина, когда ее братец вышел за дверь, предварительно окинув меня оценивающим взглядом с ног до головы.

– Тебе смешно, - не выдержала я. - А мне… Проехали, - вовремя прикусила я свой болтливый язык.

– Да ты договаривай, что уж там! - подмигнула мне ведьма. - Что я, не пойму, что ли?

– Нет, - помотала я головой. - Не сейчас. Я после тебе расскажу, - сделала я многообещающие глаза. - Ладно, мне пора.

И, не дожидаясь ни возражений, ни согласий со стороны Жозефины, побыстрее вышла из дому.

* * *

– Ну, как он? - спросила я у Бориса Ивановича.

– Это ты о своем наставнике по металлу? - уточнил волхв.

– Бывшем, - внесла свои поправки я. - О нем, ком же еще? Это зелье не отразится на испытании?

– Думаю, что нет. Это же тебе испытание, а не ему, - резонно возразил Борис Иванович. - Не ты же его поила, значит, не отразится.

– Тогда ладно, - успокоилась я. - А что вы мне хотели сообщить?

– Вы днем отправитесь в село Щедринка, - ответил волхв. - Что-то там у кузнецов творится непонятное, проверить не мешало бы.

– Вдвоем? - уточнила я.

Бодрый стопятидесятилетний дедушка подмигнул мне лазоревым глазом:

– Да. Твоему кавалеру хочется прокатить понравившуюся ему даму.

– Вот… - поспешно зажала я рот рукой.

Чуть было не упрекнула товарища в том, что он гад ползучий! Это что же, ревность? И она меня терзает, несмотря на то, что моему другу понравилась я же сама?

– Осторожнее, - погрозил мне пальцем волхв. - Считай этот эпизод маленьким довеском к испытанию. И вообще, расслабься, и получи удовольствие, мой тебе совет. За тобой всего лишь хотят поухаживать.

– Знаю, - немного резко отозвалась я. - Но порой так трудно бывает сдержаться!

– Только не смей в дурацкие мечты убегать, - внезапно нахмурился волхв.

– Это вы про дракона, - утвердительно произнесла я. - И вы, и Илана… - вспомнила я, как напрягалась ветеранка из-за ящера. - Я что-то не так делаю?

Борис Иванович побарабанил пальцами по столешнице, видимо, прикидывая, стоит мне рассказывать, или нет.

– Подождем пока, - так и не решился он. - Сейчас мы с тобой отправимся вместе в Китай, мне нужно посоветоваться с твоим наставником по ушу.

Вот так и вышло, что жарким сентябрьским днем на тренировочной площадке, расположенной в Южном Китае, стояли оба моих наставника, заповедный и ушуистский, и, не обращая внимание на разминающихся тут же китайцев, самозабвенно о чем-то препирались. На китайском. Я понимала хорошо, если половину. Но и этого мне хватило, чтобы создать полную картину.

– Я не понимаю, - говорил Лин-лаоши, - ну, подумаешь, станет она драконом. Почему тебя это так волнует? Это же так почетно!

– Ты что, приятель, с головой поссорился? - хватался за седины волхв. - Совсем со своим дао все человеческое растерял!

– А мне, наоборот, кажется, что вы, европейцы со своей душой намудрили, - сузив и без того узкие глаза, отвечал китаец. - Ее кто-нибудь вообще видел, эту вашу душу?

– Только ее отражение в зеркале, - издевательски ответствовал волхв. - И, знаешь ли, ваша ци тоже глазом не очень-то различима…

Дальше вникать в дискуссию я не стала. И так все было понятно: оба моих наставника почему-то были уверены в том, что я мало-помалу превращаюсь в зверя. То бишь, дракона. Странно… С чего это они так? Я же не знала, как звучит на самом деле имя Рассвета - только его русскоязычный аналог, а этого, как я поняла со слов волхва, было недостаточно. Да и в поединки я с драконом не вступала, с чего это мне - да такая честь?

"Ну и пусть себе дискутируют", - глядя на размахивающего руками Бориса Ивановича, решила я. - "Разомнусь пока".

Мах. Прямой ногой, носком в лоб. Как хорошо ни о чем не думать. Шаг - мах. Шаг - мах.

Сотый мах ногой. Боковой. Шаг - мах. Шаг - мах.

Кстати, о смысле жизни… Вот не буду я залетать впопыхах, дабы прикрываться ребенком, аки щитом. Да, можно предположить, что с момента заведения ребенка жизнь моя изменится кардинально, и времени на то, чтобы убегать в жизнь дракона просто не останется. Взять хотя бы ту же Жозефину - ее сейчас носит по орбите вокруг еще не рожденной дочки. Но ведь в ее случае это было сделано по любви. А в моем случае - со страху. Не годится это. Моя это битва, и ни чья более.

Стопятидесятый мах. Снаружи внутрь. Шаг - мах. Шаг - мах.

Впрочем, волхв не стал бы меня подбивать на срочное рождение ребенка, да еще и не по любви. Значит дело не в этом. А в чем?

Двухсотый мах ногой. Изнутри наружу. Шаг - мах. Шаг - мах.

Может, начальство имело в виду, что не только матери живут ради детей, но порой и дети ради родителей? И что у меня попросту нет своей жизни, а подчиняюсь я неведомо чьей воле?

Волхва? От случая к случаю.

Металлиста? Это вряд ли.

Мастера Лина - лишь постольку поскольку…

Вот нравилось мне тренироваться. Конечно, не Смысл Жизни, но все же… Может, сказать об этом волхву, он и успокоится?

– Лиса? - мягко обратился ко мне учитель Лин. - Ты уже лазмялась?

Я кивнула головой.

– Это холосо. Иди, выполняй фолму длакона.

– Ты что, с ума сошел? - сдавленно прошипел волхв.

– Если тело плохое внутли, надо его сделать плохим сналужи, - изрек местечковую медицинскую мудрость китаец. - Лиса, иди, тленилуйся!

– Я остаюсь, - демонстративно уселся на неудобную металлическую скамейку Борис Иванович.

– Пожалуйста, - картинно пожал плечами мастер Лин.

Уж не знаю, что эти два умудренных магической и жизненной премудростью человека себе вообразили, а только я ничего особенного не почувствовала. Пар из ноздрей не валил, огонь изо рта не вырывался, в небо я не взлетала. Хорошо хоть, корявостью давно уж не отличалась, а то перед волхвом было бы неудобно. Короче, все, как всегда. Потно. И конечности болят - форма дракона представляет собой прыжок вверх с замысловатых корточек, и приземление в ту же позу, только со сменой стойки.

На сотом прыжке ноги одеревенели и затряслись. Я покосилась в сторону Лина. Тот мне отечески улыбнулся: "Продолжай!"

"Я же тут подохну!" - возмутилась я про себя. - "Договориться со стихией, что ли, пущай поможет прыгать".

Самой доступной стихией, как всегда, оказался огонь. Он занимал большую часть моего существа, и без него жизнь была не в радость. Его-то я и призвала. Как всегда, я почувствовала теплоту в области сердца, прыгать стало легче на порядок. Правда, окружающие меня краски как-то поблекли, но это я приписала к тому, что не заметила, как сумерки наступили. И тут оно меня нашло. Или он?

"Вот где ты прячешься", - раздался голос в моей голове.

Неприятный, свистящий, запоминающийся. Я начала озираться по сторонам, ища источник звука, прекратила прыгать, и… обнаружила, что рядом со мной стоит волхв и со всей дури хлещет меня по щекам. Это было так неожиданно, что я проморгала еще один удар прежде, чем возмутиться.

– Ай! За что?!

– Слава богам, очнулась, - как ни в чем ни бывало, отреагировал Борис Иванович. - А то я уже не знал, что и подумать.

28
{"b":"11545","o":1}