ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Неправильные
Разумный биохакинг Homo Sapiens: физическое тело и его законы
Руководство по DevOps. Как добиться гибкости, надежности и безопасности мирового уровня в технологических компаниях
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Нелюдь
Девушка, которая читала в метро
Психология влияния и обмана. Инструкция для манипулятора
Академия черного дракона. Ставка на ведьму
Ведьмы. Запретная магия

– Понятно, - тоном человека, которому ничего как раз не понятно, сказал металлист.

– А вы нам от себя ничего сказать не хотите? - спросила я, видя что старик как будто в чем-то сомневается. - Не случалось ли чего загадочного в последнее время кроме этих пропаж человеческих?

Дед с сомнением поглядел на меня, поскреб полысевшую маковку, потом тяжело вздохнул и бодро порысил вглубь дома.

– Что-то я не пойму, - шепнула я своему спутнику. - На вид ему лет восемьдесят, а по всем остальным признакам не скажешь…

– Я тоже заметил, - зашептал в ответ товарищ. - Несовпадение налицо.

И вот что интересно - не был этот старик магом. Отнюдь.

Вернулся хозяин почти сразу, нес что-то, тщательно завернутое в бумагу.

– Вот, - с видом человека, держащего ядовитого слизняка, произнес он. - Только руками не трогайте.

Он положил ношу на стол, и аккуратно, стараясь не задеть содержимое, развернул обертку.

– Какой красивый тенгу! - восхищенно завопила я, бросаясь к маленькой статуэтке. - И живой такой!

Японский бог фехтования, симпатичный ворон с мечом на боку, застыл в позе готовности. Того и гляди, меч выхватит, и порубает всех в капусту.

Металлист схватил меня, протянувшую обе конечности, поперек туловища.

– Да это же на редкость уродливая железяка, - с гримасой отвращения произнес Илья. - Что это на тебя нашло?

– И не только на нее, - изучающе глядя на моего спутника, сказал старикан. - Все, кто к этой штуковине притронулся, раньше или позже либо подались отсюда, либо с собой покончили.

Я поежилась. Еще чуть-чуть, и влипла бы! Теперь я отчетливо видела предмет, лежащий на столе. Больше всего он походил на кривобокий, полный некрасивых изъянов ножик. Мне даже показалось, что он живой и строит рожи (если, конечно, у ножа есть лицо). Кто же сподобился сковать такую мерзость? И из чего?

– Спасибо, - от души поблагодарила я товарища. - Гадость-то какая! Еще чуть-чуть…

И тут до меня дошло. Точно такое же впечатление "строимых мне глазок" было у меня от беса форменного, по вине которого погиб злосчастный журналист из "Известий". Я обернулась к металлисту, чтобы сообщить ему эту новость, и увидела, что он смотрит на меня так, как будто чуть было не пережил самую огромную потерю в своей жизни.

Дедуля посмотрел на нас обоих, хмыкнул, осторожно, двумя пальцами принялся заворачивать опасную железяку в бумагу.

– Постойте, - очнулся металлист. - Я след сниму.

Я напряглась - не хватало ему, злосчастному, еще и под влияние этой мерзости попасть. Но он, видимо, знал, что делал, да и странный старикан отнесся к затее моего товарища спокойно. Не мог же этот дедуля, в самом деле, позволить металлисту погубить себя?

– Силы хватит? - только и спросил он.

– Думаю, да, - ответил Илья.

– Ну, смотри, - пожал плечами дед, и отошел в сторонку.

А металлист протянул руку по направлению к подлой железке, подержал так с минуту. Ничто не выдало усилий, только струйка пота сбежала по щеке, и пальцы на руке так и заходили ходуном…

– Ну вот и все, - облегченно вздохнув, заявил мой боевой товарищ.

Опустил дрожащую руку.

Когда мы, попрощавшись, выходили за калитку музея кузнечного ремесла, я спиной чувствовала эдакое настороженное уважение со стороны странного деда.

Впрочем, я скоро о нем забыла - ведь мне предстояло еще сумасшедшая поездка на мотоцикле.

* * *

А вечером погода испортилась. Пошел мелкий, но крайне противный дождь, загнал разыгравшихся было не на шутку эмпатов в Тролля, а вдохновенно что-то там сажающих друидов - в Дерево. Огневиков не нужно было никуда прогонять - они и так изучали плазму в своем корпусе. Мы же с металлистом сидели в домике у волхва, и слушали его витиеватые ругательства на тему о фашистах вообще и нехороших денебцах в частности.

– Наверняка эта зараза уже успела хорошенько распространиться, - ворчал Борис Иванович. - Поздновато они там, на Огненной, спохватились…

– А в чем опасность-то?

Ситуация была, конечно, аховая. Но ведь не такая аховая, как с тем же СПИДом.

Однако, волхв был со мной не согласен:

– Эти горячие денебские тугодумы, судя по тому, что вы мне рассказали, выдумали способ сделать из людей себе подобных, практически бессмертных зомби.

А вот это было уже неприятно.

– А разве из нашего тела может получиться что-нибудь более-менее вечное? - усомнился металлист. - Оно же сгниет через год, не говоря уже о том, что вонять будет так, что…

– А кто тебе сказал, что у людей останется человеческое тело? - вкрадчиво поинтересовался волхв. - Судя по тому, что негодяи связались с кузнецами, люди могут быть превращены в подобие нержавеющего железа с парой мыслишек и всего одной эмоцией.

– Это точно?

– Это предположение, - мрачно ответил Борис Иванович.

Настолько мрачно, что в домике стало темно, и появился перепуганный Гоша.

– Валерьянки не желаете? - поджав полосатый хвост, осведомился домовой. - А то я уже и стакан с водой заготовил…

При виде самоотверженной мелкой нечисти, потрясающей техногенным аптечным пузырьком с валерьянкой, волхв усмехнулся. Он отрицательно качнул головой домовому (того тут же как ветром сдуло), и уже куда более жизнерадостным тоном донес до аудитории то, что ей пришлось иметь дело с умнейшей денебской элитой. И что рядовой денебец отличался от Штирлица так же, как китайская торговка на базаре от китайского же императора. И что количество мыслей у денебцев в голове, действительно, стремится к нулю, зато они упрямы, как ослы, и общительны, как старушки на лавочке у подъезда.

– Нет, нам этого не надо, - уверенно заявила я. - Давайте искать это новое кузнечное поселение. И будем надеяться, что эти металлические… амулеты еще не поступили в продажу.

– А тот тип в "Известиях", - подал голос молчавший все это время металлист, - он, вроде как рекламщиком был. Может, он тоже как-то с ними связан?

– Нет, скорее всего, - поморщился волхв. - Но проверить все же не мешает.

– И все же я не пойму, как это можно жить всего с парой мыслей? - спросила у начальства я. - Это же подохнуть со скуки можно.

– Ну, во-первых, денебцы гораздо более медлительные по сравнению с нами, - ответил мне Борис Иванович. - И поэтому им самим от себя скучно не становится. А, во-вторых, у рядового землянина дельных мыслей тоже не так много.

– Это как это?

– А вот так, - грустно усмехнулся Борис Иванович. - Те, что действительно способствуют нормальной жизнедеятельности, обычно не превышают десятка, а все остальные - игры разума. И не надо так удивленно на меня глазеть, я знаю, о чем говорю. Можно сказать, денебцы менее ментально загрязнены по сравнению с нами. Вот поэтому тот серый, как ты выражаешься, тип, и работал рекламщиком - его продукция была проста, как сибирский валенок, но била точно в цель.

– Я не согласен… - возмутился было металлист.

– А ты подумай, многими ли мыслями управляется твоя жизнь? - вкрадчиво поинтересовался волхв. - Это сначала тебе покажется, что много, но я уверяю тебя, ты сведешь все их к минимуму: делать - не делать. Ну и еще парочке команд в том же духе. Еще раз повторяю, у денебцев, кроме командных мыслей, нет других. Это иные существа, и не надо их с собой сравнивать.

На металлиста снизошло озарение. Он постоял, поморгал - вероятно, к мыслительным процессам прислушивался.

– Пойду, мысли свои пересчитаю, - сказал Илья. - Так мы собираемся завтра с утра?

– В восемь, - подтвердил волхв. - За завтраком и решим, что к чему.

* * *

Не успела я войти в избушку, как услышала надрывающийся телефон.

– Привет, Тань! Как дела?

– Отлично! - оптимистично заявила подруга. - На свадьбе свидетелем будешь?

– Твоей? С Вадиком? - как можно нейтральнее переспросила я. - А… когда? Я, конечно, пойду, если смогу… И, потом, разве сейчас нужны свидетели?

30
{"b":"11545","o":1}