ЛитМир - Электронная Библиотека

Веля отправилась на помощь супругу, мы же - присматривать подходящие лавки для ночлега. Только укладываясь спать, я вспомнила, что оставила ящерку-талисман спокойного сна в Заповеднике. Посмотрела на металлиста, тихонько посапывающего на соседней лавке, достала носовой платок из котомки, повязала вокруг рта, чтобы ненароком что-нибудь не брякнуть во сне, и вырубилась. Шла пятая ночь испытания.

* * *

…Тираннозавры напали, когда я вышла к бескрайнему синему морю. Крыло еще не окрепло, и улететь я по-прежнему не могла. Оставалось только хорошенько разбежаться, и прыгнуть в море с обрыва, гадая в полете, умею ли я плавать, или нет. Оказалось, что умею, и неплохо. Да и вынырнула я на поверхность, как пробка. Только вода на вкус была ужасно горькая, и это немного омрачало радость от наблюдения за метанием громадных хищников по обрыву. Наконец один из них поскользнулся, пару раз взмахнул хвостом, не удержался, и, завывая, загремел в море. Не вынырнул. Его сородичи толпились на берегу, обменивались малоприятным для моего слуха рыканьем. Потом развернулись, и ушли. Но мгновением раньше я не то услышала, не то почувствовала разочарование грозных исполинов…

Проснулась я от того, что кто-то тряс меня за плечо. Вскочила, озираясь. За окном серело небо, из полумрака проступали детали интерьера, рядом со мной стоял металлист, выпучив на меня глаза. Моря не было, тираннозавров - тоже. Во рту было горько, сама я была абсолютно мокрая. На дощатом полу образовалась небольшая лужа.

– Ты что, заболела? - с тревожной ноткой в голосе осведомился металлист. - Тебе не кажется, что ты как-то аномально потеешь?

– Не кажется, - стащила я со рта промокший в горькой воде платок. - Это сон во всем виноват.

– Какой сон? - вопросил подошедший волхв.

– Не знаю точно, - честно ответила я. - Но, по-моему, так драконий.

– Как это ты умудрилась? - вытаращился на меня металлист.

С лица Глеба Макаровича слетели остатки сна:

– И как давно тебе подобные сны снятся?

– Не помню, - пожала плечами я. - Не больше недели. Вчера вот не снилось ничего, но мне и талисман Ярославов помогал. А сюда я его не взяла…

Вместо ответа хозяин избушки подошел к стене, провел по ней рукой, и нашим глазам открылся стеллаж, уставленный амулетами всех мастей от пола до потолка.

– Поделки Ярослава, - догадался металлист. - Сейчас тебе что-нибудь подберут.

– Здесь только ранние работы моего ученика, - с досадой в голосе ответил волхв. - Шибко большой силы в них нету, но в твоем случае и самый мощный амулет - лишь отсрочка.

После недолгих поисков Макарыч взял с полки талисман, выполненный из кусков дерева и куриных перьев, протянул мне.

– Надень на шею, и не снимай, - строго сказал он. - Потом с Иванычем посоветуешься. А сейчас давайте спать. Еще два часа до подъема.

И, укоризненно качая головой, удалился. Я же, как могла, просушила постель и отправилась во двор выжимать одежку. На улице стоял такой густой туман, что, казалось, его можно резать ножом, а потом на хлеб мазать. Я сняла с себя штаны, выжала, вспомнила, что маг, высушила горячим ветром. Потом пришла очередь футболки. Из лесу все это время доносилось какое-то невнятное бормотание. И, хоть я и была на территории волхва, а все одно предпочла убраться в дом, и поскорее.

Когда я вернулась в горницу, товарищ поджидал меня, и судя по выражению его лица, у него был десяток-другой вопросов, которыми он хотел меня озадачить.

– Может, лучше спать, а? - взмолилась я.

– Как знаешь, - тут же надулся металлист. - Я к тебе по-дружески, а ты…

– Я же все равно не знаю ничего, - со вздохом ответила я. - Просто дракон со мной поделился своими воспоминаниями, а потом… Короче, теперь мне иногда снятся такие вот сны.

– Да, информации действительно негусто, - разочарованно ответил Илья. - Как попадем в Заповедник, лично у начальства поинтересуюсь, в чем дело. Спокойной ночи.

"Попробуй", - усмехнулась я про себя. - "Интересно, что оно тебе скажет?"

Не успела я уснуть, как мне казалось, а меня снова разбудили. Проснулась я человек-человеком, сухая и недовольная по поводу несвоевременной побудки. Металлист с волхвом крутились возле уже знакомого нам по прошлому приключению коврика. Судя по их лицам, коврик не хотел понимать, куда ему лететь надобно.

– Он направление по свитку определяет, - вздохнув, сказал волхв. - Не получится.

– А может, я смогу как-нибудь на свиток повлиять? А тот, в свою очередь, на ковер?

– Не думаю, что это у тебя выйдет. Ты не нашего мира.

– А мне показалось, что он разумный, - рискнула вмешаться я. - Может, ты будешь озвучивать "вправо-влево", а коврик - слушаться?

– Точность подобного метода низка, если на большой скорости лететь, - не поворачивая головы, отозвался мой компаньон. - Но, с другой стороны, другого выхода у нас просто нет.

А чуть позже коврик взмыл над гостеприимным домом волхва, замер в ожидании команды, после чего взял курс на север. Поначалу леса, поля и деревеньки проплывали внизу важно и степенно, потом заметно ускорились, а вскоре и вовсе слились в одну многоцветную полосу - металлист и коврик нашли общий язык. По мере лета наше транспортное средство набирало высоту. Обозревать окрестности стало неинтересно. Металлист был занят, и я, воспользовавшись случаем, решила обмозговать последние события. Но, как только я устроилась поудобнее, ко мне в голову проникли какие-то совершенно непонятные мне звуки и мысли, среди которых была только одна ярко оформленная "пока движемся прямо и без изменений".

Это что еще за хрень?

"Сейчас чуть направо", - выделила я четкую команду из белого шума, - "еще чуть, теперь прямо".

"Это же команды металлиста", - дошло до меня.

Выходит, я теперь телепат? Жуть какая. Не хочу. Как же мне от всей этой галиматьи, что меня окружает, закрываться? Ехидное подсознание не подкачало - извлекло из своих недр фильм "Чего хочет женщина", и я увидела себя, закрывающую уши руками посреди супермаркета, вместо Мэла Гибсона. Участь печальная сия меня определенно не устраивала.

"Может, мое подсознание что-нибудь конструктивное все-таки предложит?" - подумала я. - "Не все же ему надо мной издеваться-то?"

Но как это конструктивное оттуда извлечь?

Вопрос сей так и остался без ответа, я же, прослушав еще десяток команд "влево - прямо -вправо- прямо…" принялась с горя вспоминать теоремы и их доказательства из университетского курса математики - уж лучше так себя развлекать, чем слушать чужие мысли.

Я как раз вспоминала о том, по каким пунктам кусочно-гладкая функция коварнее просто гладкой, когда меня окликнул металлист:

– Прилетели!

– Куда? - спросила я по привычке. - Впрочем, сама знаю. Мы почему-то застряли в лесу, а кругом - ни замка, ни даже захудалой деревеньки. Лишь небольшой пригорок посреди чащи.

– Ты как будто мои мысли прочла, - изумился боевой друг и товарищ. - Или ты вдруг поумнела?

– Не дождешься, - мстительно ответила я. - Это все… Впрочем ладно, проехали… Осторожнее!

– Что? Что ты кричишь?!

– Не иди туда! Они хотят… вселиться?

– Ты о чем? - выпучил на меня глаза металлист. - Мы почти у цели. Тот кузнец, что ковал железку, должен быть где-то недалеко.

– Наверное, - отозвалась я. - Но на твоем пути куча бесов, каждый из которых жаждет разжиться транспортным средством. Лично я - пас!

Металлист остановился, и недоверчиво посмотрел на меня:

– Ну что ты выдумываешь? Откуда такая осведомленность?

– Я их слышу, - заговорщицким шепотом ответила я. - И кое-кто из них не прочь погонять на мотоцикле.

– Шуточки у тебя, - отмахнулся товарищ. - Ты со мной?

– Туда я не пойду, - упрямо покачала я головой. - И тебе не советую.

– Ну, как знаешь, - презрительно скривился товарищ, поворачиваясь ко мне спиной.

36
{"b":"11545","o":1}