ЛитМир - Электронная Библиотека

И на этот раз оказался прав - в осеннюю лужу, окатив меня водой с ног до маковки, плюхнулся огромный крылатый змей. Последним усилием воли он повернул голову ко мне, глаза закатились, из пасти вывалился серый язык. Из-под него ползло пурпурное пятно, на его фоне синяя с серебром чешуя смотрелась по-восточному красиво… Очень красиво…

И тут до меня дошло, что я тупо смотрю на того самого дракона, который вылетел из Источника взамен Огненного Рассвета.

– Борис Иванович! - рванула я в "подразделение "орхидея".

А волхв и так уже стоял на крылечке -очевидно, уже заметил происшествие, сам спешил на подмогу.

– Не стой столбом, зови старшего друида, - оттер он меня в сторону. - Я один не справлюсь.

– Может быть, я помогу, - потянулась я к амулету на шее.

– Я тебе сейчас помогу! - Вызверился на меня волхв, глаза полыхнули багрянцем. - Ремнем по заднице! Мало тебя в детстве…

Я благоразумно удалилась от разбушевавшегося волхва. Бегом. В сторону Дерева.

– Да повыведутся на… - начала было я воспроизводить пароль.

– Иду уже, иду!

Дерево раскрылось, выпуская друида Макса с посохом.

– Видел я этот плюх. И вот что я тебе скажу… Держалась бы ты подальше от всего этого безобразия.

За старшим друидом шел целый отряд целеустремленных помощников. Я не послушалась, примкнула к хвосту процессии, спряталась за спину широкоплечего гривастого мага.

Синий был без сознания. Волхв стоял на коленях посреди пурпурной лужи, и, положив руки на живот змея, пытался совладать с кровотечением. Получалось у него не ахти.

"Не выживет", - мрачно подумала я. - "Кто это его так, хотела бы я знать?"

– Пусти-ка, Иваныч, - подвинул начальство посохом дед Макс. - Дай мне попробовать.

Шедшие за ним следом друиды обступили дракона плотным кольцом, скрыв от меня священнодействия лекаря Макса.

Что-то мне это напоминало. И я даже вспомнила, что именно: где-то год назад друиды точно также обступили плотным кольцом истекающую смолой Маню, покалеченную "презренными древогубцами" вкупе с сильнейшим некромантским амулетом. Остановить-то они тогда смолу остановили, а вот вылечило ее мое воспоминание о первой любви, извлеченное из глубин подсознания при помощи волхва. Оставалось только надеяться, что в этот раз все обойдется лишь усилиями волхва и друидов.

От грустных дум меня оторвал появившийся на крыльце моей избушки металлист.

– Лиса, - позвал он.

И что он там забыл?

– Мы тут с Антоном совещание устроили в твое отсутствие, - прояснил он мне ситуацию. - Ему в Слитке не по себе, а мне лишний раз в Дерево соваться неохота. Не хочешь к нам присоединиться?

– Только после того, как ты мне скажешь, что там у них с драконом получилось, - кивнула я в сторону толпы друидов.

– А что, тебя не пускают? - хитро прищурился товарищ.

– Можно сказать, даже гонят, - надула я губы.

– Эх, куда ты без меня? - выпятил грудь Илья. - Так и быть, посмотрю…

– О, кого-то лечат, - появился на крыльце Антон. - Пойду, гляну, может, пригожусь…

Я с завистью смотрела в след парням, без труда просочившихся сквозь кольцо друидов. Я попробовала было подслушать мысли старшего друида, но пробиться через слаженное песнопение на языке Дерева было не так-то просто. Пришлось смириться, и подождать более благоприятного момента.

И он не заставил себя долго ждать. Кольцо друидов распустилось, выпуская спорящих волхва и деда Макса. Речь шла обо мне. Друид говорил, что, мол, "совсем ты Иваныч совесть потерял", а Борис Иванович ему возражал, что если "она не попробует узнать, в чем дело, то Заповедник промарширует стройными рядами под знамена российской Армии, и в числе первых пойдут друиды".

– Ничего, удержим ее, в случае чего, - поставил Борис Иванович точку в споре. - Лиса, пойди сюда.

– Я вся внимание, - чуть ли не попятилась я назад под горящим взглядом волхва.

Друид Макс кинулся ко мне, потрясая посохом, норовя загородить собой от начальства. Потом спохватился, взял себя в руки, встал рядышком.

– Снимай амулет, - сверля меня глазами, сказал волхв. - Будешь потерпевшего ящера из небытия вытаскивать. Стой! Дай, я возьмусь за твою правую руку. Максим, хватит переживать, как только она снимет побрякушку, хватай ее за другую руку.

Я, схватив за руку волхва, сдернула с себя "побрякушку", как он изволил выразиться, и тут же оказалась в том же безвременье и вне пространства, что и в прошлый раз, во время тренировки в Сямыне. Где верх, где низ - не ясно. Кругом туман, ни зги не видно. Как звать дракона? Я ведь даже имени его не знаю.

"Разящая Молния его имя", - внезапно услышала я голос в своей голове.

Такой знакомый…

– Рассвет, ты что ли? - неуверенно произнесла я.

Слова вязли в тумане.

"Я", - спокойно ответил голос.

"Шизофрения", - поставила я себе диагноз. - "На почве жалости к говорящим ящерам".

"Не выдумывай", - услышала я в ответ. - "Давай-ка лучше, Молнию зови".

–Погоди ты с этой Молнией, - попыталась махнуть я рукой. Ничего у меня не вышло по причине отсутствия руки как таковой. - Скажи лучше, ты как?

"Хорошо, чего и тебе желаю", - послышался ироничный ответ. - "А теперь зови Молнию".

Ладно. Я прочистила горло, вобрала в несуществующие легкие побольше воздуха, и заорала:

– Разящая Молния!!!

Из моей несуществующей пасти вырвались незнакомые переливчатые звуки. Безрезультатно.

– Разящая Молния!!!

С тем же эффектом.

– Разящая…

– Это ты, Рассвет, - послышался знакомый свистящий голос. - Давненько не виделись.

– Рассвета нет, я за него, - ответила я. - Что-нибудь ему передать?

"Это Черный Дракон", - услышала я в голове комментарий Рассвета. - "Осторожнее с ним, если в жизни встретишь, это та еще подлюга".

"Шаман тот, что ли?" - догадалась я. - "С которым ты на кислотной планете сражался?"

"Он самый".

Прямо передо мной возник сгусток тумана. Простой вроде сгусток, но мне почему-то захотелось убраться от него, и подальше.

"Здесь он тебе ничего не сделает", - услышала я голос Рассвета. - "Но постарайся закрыть от него свои мысли".

"Я не умею".

"Это просто. Думай… О! Думай о бабочках".

– Бабочки - это приятно, - не смогла не улыбнуться я.

Вскоре вместо тумана передо мной мельтешили насекомые всевозможных расцветок. Неприятный сгусток тоже пошел бабочками. Я посмотрела на него, и прыснула - бояться такое было просто невозможно.

– Еще увидимся, Рассвет, - плюнуло в меня махаоном из сгустка. - Вот твой протеже. Мне проблемы не нужны.

– Ты звал меня, Старейший? - услышала я голос махаона.

"Вроде бы я не курила никогда, и не кололась", - думала я, глядя, как трансформируется махаон в клочок тумана.

– Я тебя звала.

– Зачем? - нагло осведомился туман. - Я буду разговаривать только…

– Нету здесь никого, кроме меня, - прервала я Молнию.

– А я отказываюсь говорить с человеком.

– Тогда оставайся туманом, - усмехнулась я.

– Я дракон!

– Дракон лежит раненый в луже собственной крови. Без сознания. Его лечат люди. А разговариваю я с наглым зарвавшимся мальчишкой.

Сгусток, раздувшийся было поперек себя раза в два, ужался до прежних размеров. Но продолжал упорно хранить молчание.

"Что дальше?" - спросила я у Рассвета.

"Спроси у него, кто это его так отделал".

– Кто тебя ранил?

Молчание.

"Из него хотели сделать самолет, в уральских горах, на вашей планете. Но он вырвался в самый последний момент. Этого хватит твоему боссу, если он поторопится".

"Зазнайка поправится?"

"Через неделю будет как новенький. Поселите его в мою пещеру, а как вылечится, гоните в шею. Тебе пора, Лиса. До свидания".

58
{"b":"11545","o":1}