ЛитМир - Электронная Библиотека

Никак ожил - ты гляди, снова ругается, и куда только смурной вид и вселенская печаль подевались? Я пожалела, что так быстро простила металлюгу, но строить из себя оскорбленную невинность было уже поздно. Нелогично как-то.

– Ты пойми, - глядя на меня, как на дорогого сердцу, но безнадежно отсталого в развитии ребенка, говорил металлист. - Это раньше все зависело от твоего решения. А теперь тебя заколдовал шаман, будь он неладен.

Вообще-то в словах металлиста была доля истины. Вот и дракониха меня птенцом невылупившимся признала. Кстати, язык у нее был на редкость шершавый, что твоя наждачная бумага - еще чуть-чуть, и сняла бы слой кожи с лица.

– И что ты предлагаешь? Биться с ним? Али есть другая альтернатива?

– Ну… - протянул боевой друг и товарищ. - Вообще-то я тут думал…

– О чем?

Вместо ответа Илья пододвинулся ко мне, сильно, и в то же время предельно нежно сжал в объятиях.

– Я тебя никому не отдам. Слышишь?

Его лицо, совсем-совсем близко. Его практически черные глаза. По мне пробегает искра - я раньше встречала про такое поведение человеческого организма в литературе, но никак уж не верила в то, что это возможно. Его губы. Минута, другая. Господи, боже ты мой! Почему этого не случилось раньше?

– Где я был раньше? - эхом моим мыслям спрашивает Илья. - Почему?

– Ну вот, зато теперь у меня есть мотивация, - усмехнулась я в ответ.

– О! У меня есть идея! - вскочил с кровати металлист, принялся мерить шагами комнату.

– Какая?

– Мы спросим у того дракона, которого я уже почти расколдовал, как можно победить шамана. Может, он знает его имя?

– Вообще-то я сама знаю его имя, - вспомнила я. - Надо бы спросить…

– Оно тебе не поможет, - вошел в избушку Борис Иванович. - Во-первых, его надо произносить на драконьем языке, чего ты делать в этом мире не сумеешь, а в том, куда ты периодически попадаешь, это бесполезно. Во-вторых, шаман убил слишком много драконов и людей, ты не сможешь пробиться сквозь эту броню. Да что уж там, даже я не смогу, даже если надумаю стать драконом. Вечер добрый всей честной компании. К вам можно?

"Войдите вы на пару минут раньше, и я бы покраснела".

"Начинай. Я ждал под дверью целых пять".

– Конечно, присоединяйтесь, - сделала я широкий жест рукой. Кожа на лице начинала гореть. - С чем пожаловали?

– Хотел обсудить ситуацию.

– Давайте что ли, вместе думать, - тут же загорелся энтузиазмом металлист. - Это нам ничего не известно, но вы-то, Борис Иванович, должны побольше нашего знать.

– Мне немногим больше твоего известно, - покачал головой волхв. - И уж никак не больше того, что уже известно нашей с тобой общей знакомой. Лиса, ты не могла бы еще раз встретиться с Рассветом?

– Кто такой этот Рассвет? - немедленно напрягся металлист.

– Это тот самый дракон, что жил у нас.

– Тот, что самосожжегся на Огненной?

Я кивком подтвердила его предположения. Волхв взял меня за руку, велел снять Ярославов талисман. Честное слово, это было излишне - "побрякушка" уже на меня не действовала. Закрыв глаза, я попыталась войти в меж-пространство, но у меня ничего не вышло.

– Странно…

– Не выходит?

– Да. Может, ящерицу эту убрать куда подальше? - кивнула я в сторону еще одного творения Ярослава.

Металлист взял в руки поделку из авантюрина, провел пальцем по хребту.

– Теплая. Пойду, отнесу на кухню. Кому чай?

Чай нужен был всем.

– Это не она, - глядя на дверь, в которую вышел Илья, сказал волхв. - Тут наверняка какое-нибудь правило есть. Например, видеть Старейшину не чаще пяти раз в столетие. Или еще что-нибудь в этом роде. Драконы - жуткие буквоеды.

– Боже, я туда не хочу!

– Хватит ныть, надо думать. Наверняка ты знаешь ответ.

– На что? - скептически уставилась я на свое начальство.

– Черному Дракону что-то нужно от Рассвета, об этом мы уже, кажется, говорили. Осталось узнать, что именно. Скажи, тебе что-нибудь странное не снилось?

– Ну… мне много чего снилось. Например, я училась управлять огнем.

– Я знаю, - кисло улыбнулся волхв. - Встречался с объектом твоих экспериментов.

Да уж! Погоня двух дедов за одним призраком брала все призы.

Волхв погрозил мне пальцем - нечего, мол, потешаться над старыми людьми.

– О чем это вы? - вошел с подносом, уставленным чашками, металлист.

– Ты видел, как эта девица управляется с огнем?

– Видел, но меня по-прежнему куда больше впечатляет то, как она издевается над металлом, - пожал плечами Илья. - Кстати, Борис Иванович…

– Что еще?

– Я тут драконов этих расколдовывал…

– И?

– По-моему, те железные киборги, с которыми мы в прошлый раз имели дело, и эти железные птички - дело рук одного мастера.

– А стражей делали в твоей конторе, - разом посерьезнел волхв. - Кстати, мне докладывали, что в одной из сибирских тюрем не досчитались заключенных.

– Мать честная! - ахнул дверной проем голосом Антона. - Какой гад осмелился?

– Так… - с угрозой в голосе протянул металлист. - Давно стоишь?

– Минут десять, - отделился от косяка друид. - А что? У вас от меня есть секреты?

Не избушка, а проходной двор какой-то!

– Кстати, пока я не забыл… Моська, то есть Жозефина просила передать вам, Борис Иванович, очередной пророческий бред.

– Ну-ка, ну-ка? - с интересом уставился на друида волхв лазоревыми глазами.

– Что-то такое о дождливой планете и сломанном крыле Змея Горыныча. Вы как хотите, а у меня никаких идей на этот счет нету.

– Зато у меня есть, - мгновенно узнала я сон, что снился мне, и не один раз.

– Вот как? - так и впился в меня взором Борис Иванович. - Может, поделишься?

Мне было не жалко, я поделилась. Рассказом о том, как уворачивалась от исполинов, как сломала крыло, долго куда-то шла под проливным дождем, как просыпалась, вся мокрая насквозь, как купалась в океане, и как утонул тираннозавр.

– Я думаю, Рассвет что-то обнаружил на этой планете, - изрек волхв по окончании рассказа. - Причем, наверняка какое-нибудь сокровище.

– Терентий упоминал и про власть тоже.

– У Черного Дракона достаточно власти, - покачал головой волхв. - Нет, все дело в презренном металле. И не смотри на меня так, Илья. Я не виноват, что и люди и драконы настолько падки на золотишко. Значит, так. Ящерицу долой, - забрал волхв противо-кошмарный амулет, поставленный металлистом обратно на полку. - Лиса укладывается спать. Ты, - повернулся он к Илье, - напишешь мне отчет о сходстве киборгов и псевдо-самолетов.

– А я?

– До утра свободен, в восемь часов жду у себя, скелет собирать будешь, - ответил волхв. - Боже, как хочется курить!

С этими словами он повернулся, и вышел вон из комнаты. Антон обреченно вздохнул, надвинул на голову капюшон мантии, и, пожелав нам доброй ночи, удалился. Я начала усиленно сомневаться в том, что смогу попасть в одно и то же сновидение еще один раз. Металлист, обошел избушку, и, удостоверившись, что никого в ней больше нет, снова подошел ко мне.

– Ложись спать, и постарайся увидеть правильный сон.

– Ты уходишь?

– Нет. Я покараулю на кухне. Тем более, мне надо писать отчет, - достал он наладонник из неоткуда. - Спокойной ночи, Лиса.

Глава 15.

Я напрасно сомневалась в себе и своих сновидческих способностях - как только я закрыла глаза, так обнаружила себя под проливным дождем. На сей раз высоко-высоко в горах. Как я сюда забралась, было загадкой, потому что крыло у меня все еще как следует не работало.

Передо мной виднелся вход в пещеру, от которой за версту разило магией. Она притягивала к себе подобно магниту, и я целенаправленно шла сюда в течение недели, никак не меньше. След был обнаружен мною, как только я вышла из моря-океана, того самого, что спасло меня от тираннозавров.

Вход был опечатан - я не смогла войти внутрь, боль скрутила мое драконье существо, заставила, шипя, отскочить назад. Я переступила лапами, подобрала камешек, запустила им в пещеру. Тот не встретил на своем пути никакой преграды, упал на пол, зазвенел, покатился. Стоп! Зазвенел? Я обострила до предела и без того нехилое магическое зрение. Пещера была полным-полна золота. Это оно звало меня? Из такой дали? Никогда раньше не чуяла в себе тягу к элементу с порядковым номером семьдесят девять, если классифицировать его по Менделееву. Ну и мысли у тебя, дракон! И кто он такой, этот Менделеев?

70
{"b":"11545","o":1}