ЛитМир - Электронная Библиотека

В подсобке, другой части избенки, у меня была крошечная кухня, санузел, и даже сауна. Кухней, я, правда, не особо пользовалась – ну там, чайник вскипятить, бутерброд горячий приготовить – питалась-то я все равно в столовой. А вот к сауне я пристрастилась, и парилась душевно и подолгу. Правда, только по воскресеньям, все равно в остальные дни времени не было.

Вот в таком вот чудесном месте я проснулась, потянулась, облачилась в спортивный костюм и отправилась на первую в жизни тренировку с настоящими боевыми магами.

И пришлось мне удивиться. Причем, очень сильно. Во-первых, ребята, как один, были рослые, накаченные до такой степени, что могли бы шутя взять призовые места на соревнованиях по бодибилдингу. Возможно, даже международного класса.

– Смотри, как это у нас делается, – играя рельефными мышцами, сказал боевой маг Роман.

И нанес удар по бетонной стенке как минимум двадцатисантиметровой толщиной. В точке приложения сил нового коллеги образовалась дыра.

– Магический удар второй степени, – хвастливо пояснил он. – Повторить сможешь?

Я энергично затрясла головой. Помялась, и брякнула то, что по моему мнению, должно было пояснить столь категоричный отказ:

– Не в форме.

Наверное, (когда-нибудь!) она у меня все же появится.

И, потом, меня волновал (и даже очень) вот какой вопрос:

– Ром, а твоему кулаку ничего не делается?

Вместо ответа боевой маг показал мне свою руку, венчавшуюся невиданных размеров пятерней. И эта самая пятерня представляла собой одну сплошную мозоль.

О-хо-хо…

– А она у тебя хоть что-нибудь чувствовать может?

– Сейчас – нет, но к вечеру оживет.

Та-а-ак…

– А еще чего-нибудь покажете?

– Да не вопрос, – подмигнул мне «коллега», и жестом подозвал еще одного боевого мага.

Очертания обоих ребят изменились, по форме оба стали походить на арахис, по ощущениям – на гоблинов. Один из них размахнулся, и что есть дури нанес прямой удар той кувалдой, что отросла у него вместо кулака, по корпусу товарища. Тот слегка осел, принимая мощь, и судя по всему, пропуская ее через себя в землю.

– Ну как? – повернулись они ко мне.

Голос у ребят не походил на человеческий.

– Впечатляет, – честно ответила я. – Нет, повторить сейчас не смогу, и не надейтесь.

Короче, вся тренировка свелась к демонстрации боевыми магами своей недетской силы. К концу ее я устала не столько физически (да и не делала я ничего), сколько морально – уворачиваться от лестных предложений «попробовать». Наконец до меня дошло, что можно у ребят выяснить, что делать новичкам. Что я и сделала. Боевые маги воззрились на меня с неподдельным изумлением.

– Так ты не маг? – с неопределенной интонацией протянул гоблиноподобный, кажется, все же Роман. – То есть, не тренировалась магически с детства?

– Нет, но я пришла учиться, – с вызовом ответила я.

– Долго же тебе придется постигать эту науку, – ответил он, принимая изначальные очертания. – И стоит ли? Ты уже сформировалась…

Я ничего не ответила, хотя именно этот вопрос терзал меня на протяжении всей тренировки. Становиться гоблином? Бр-р-р!

***

– Как прошла первая тренировка? – осведомилось начальство, когда я появилась у него в кабинете для получения дальнейших инструкций.

– Ну… – замялась я.

– Говори как есть, – пристально посмотрел на меня Борис Иванович. – Чем меньше ты от меня будешь скрывать правду, тем быстрее из тебя выйдет что-нибудь путное.

– У меня возникли сомнения, – честно призналась я. – В том, что из меня получится боевой маг.

– Что так?

– Да вот, не знаю, что надо сделать для того, чтобы научиться прошибать кулаком бетонные стены.

И, кроме того, не горю желанием наращивать полсотни килограммов мышечной массы. Как минимум.

– Не беда, – бодро отозвалось начальство. – Чтобы прошибать стены, много мышц не требуется. Пойдем, покажу.

Конечно же, у него получилось. Но на свой лад – он просто приложил руку к стенке, надавил не нее чуть заметным глазу движением, и кусок бетона отвалился сам собой.

– С элементалами так легко столковаться… – пробормотал он.

– Повторить не смогу, – быстро опередила я возможный вопрос.

– Ничего, через полгодика сможешь, гарантирую, – отозвался собеседник. – Знаешь что… Отдам-ка я тебя лучше на обучение одному китайцу. Ну их, как ты выражаешься, этих гоблинов…

– Я на соревнования не пойду, – уперлась я.

– Какие еще соревнования? – вскинул на меня желтые глаза собеседник.

– По ушу, – растерянно ответила я. – Мне уже предлагали, я отказалась.

Ага. Потому что видела, как спортсмены ломают конечности и рвут мениски. И потому что знала свою «страсть» к занятиям из-под палки.

– Вот уж куда ты точно не попадешь, так это на соревнования, – рассмеялся Борис Иванович. – Тебя обучать будут не спортивному ушу, и даже не традиционному, а самому что ни на есть внутреннему. Пошли.

Я молча направилась вслед за начальником. В телепорт.

Меня охватил калейдоскоп радужных брызг, настолько ярких, что я зажмурилась. А когда открыла глаза, то обнаружила себя стоящей в жалкой тени незнакомого мне длиннохвойного дерева. Все кругом было залито солнцем, куда ни глянь, сновали китайцы. Иногда под зонтиками. Иногда в оранжевых монашеских одеяниях. Но чаще все же в гражданской одежде.

Итак, я очутилась в Поднебесной.

В мгновение ока. Это обстоятельство казалось настолько невероятным, что я никак не могла поверить в его возможность. Рот открывался и закрывался, но слова не шли на язык.

– Ты хочешь меня спросить? – иронично осведомился мой проводник. – О чем же?

– А вы что, тоже тут учились?

Ну и вопрос! Я почувствовала, что заливаюсь краской. Но мой провожатый ничуть не удивился.

– Где я только не учился! – ностальгически вздохнул он. – А вот в этом конкретно месте не довелось. Просто здесь один мой хороший приятель, специалист по стихиям, живет. После культурной революции ему и его выжившим коллегам пришлось здорово шифроваться. Поэтому он и работает на местной кафедре физкультуры. Кажется, даже заведующим.

Видать, нелегко приходилось магам в коммунистическом да социалистическом Китае. Но…

– Это же давно было. В смысле, культурная революция давно была.

– А привычка осталась, – назидательно ответило начальство. – Тем более, публичные казни в Поднебесной еще никто не отменял.

Я не нашлась, что возразить. И осведомилась:

– А что это за учебное заведение?

– Точно не помню, – оборачиваясь в поисках разъяснительных надписей, ответил провожатый. – Университет. Сямыньский, кажется. Идем?

Я беспрекословно пошла следом. Не пройдя и двух сотен метров, мы остановились перед зданием из красного кирпича. От крыши здания к земле вели железные растяжки.

«Странная архитектура у китайцев», – на автомате отметила я для себя.

– У них тайфуны часто случаются, и наводнения нередки, – ответил на невысказанный вопрос спутник-телепат.

Мы поднялись на третий этаж, прошли мимо каких-то кабинетов, и остановились перед дверью с испещренной иероглифами табличкой.

– Нам сюда, – прислушиваясь к своим ощущениям, сказал Борис Иванович. – Он сейчас у себя.

Не успели мы постучаться, как на пороге кабинета возник мой будущий учитель ушу. Немаленький такой китаец, даже по европейским меркам. Скользнул по мне ничего не выражающим взглядом, и радостно уставился на моего спутника.

– Болис? Осень лад тебя видеть! И твою спутницу, – произнес он по-русски. – Плоходите в кабинет, нет в ногах плавды.

За чаем мы обговорили все подробности. Точнее, говорило начальство, мне была уготовлена участь помалкивать, да пить ароматный напиток маленькими чашечками. Что я и делала, слушая мяукающего по-китайски Бориса Ивановича.

Кабинет у местного «специалиста по стихиям» был зауряден. Кроме деревянного дивана и чайного столика в нем размещался письменный стол, компьютер, принтер и шкаф. Обычный кабинет. Периодически дверь отворялась, и входила молодая китаянка в спортивном костюме. Иногда с бумажками, иногда без. Наставник, не меняясь особо в лице, мяукал указания. Китаянка кивала, и удалялась легкой спортивной походкой.

13
{"b":"11546","o":1}