ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как это «не совсем темный эмпат»? – осведомилась я вслух.

– Потому что он не эмпат вовсе, – отрезало начальство.

– А кто же? Вампир, что ли?

– Никогда не видел вампиров, – задумчиво протянул молодой друид.

– Антон, не сбивай человека, – покачал головой начальник. – Лиса, никакой он не вампир. Довольна?

– А кто тогда? – не сдавалась я.

– Кто-кто, – смутился заваривший кашу дед Макс под укоризненным взглядом Бориса Ивановича. – Узнаешь, когда придет время, кто. На-ка, Маня, примерь!

– Что это? – старательно удивилось начальство. – Никак, седло?

Маня, увидев такое дело, заторопилась к выходу. Пришлось деду пустить в ход все свое красноречие на языке сосновых. Киса оглянулась на меня, наклонила голову набок. Кивнула…

Седло пришлось ей впору. Прилаженное на спину, оно напоминало перевернутую букву «П» – чтоб человеку было удобно держаться. Никаких поводьев и уздечек было не предусмотрено – управлять многоножкой было невозможно, но с ней можно было договориться. Для этого требовалось ментальное (или духовное, как в моем случае), слияние со стражем.

– Ну вот, будете теперь вместе дозором ходить, – довольно оглядывая результат, сказал друид.

– А если я тоже захочу? – не удержался Антон.

– Вдвоем, али как? – подколол ученика дед.

– Как получится, – зарделся Антон.

– Тогда щелкнешь здесь, и седло раздвинется.

Седло разрослось до очертаний объемной буквы «Ш».

– Оно рассчитано максимум на троих. Так же я его снабдил антивесом, – показал друид на еще один рычажок, – чтобы вам таскать это сооружение было удобно. Осталось только лямки для заплечной переноски приладить…

Не знаю, как Маня, а я от дедовой выдумки пришла в полный восторг – аж про «вампира» позабыла. В свернутом виде седло напоминало рюкзачок, для приведения его в рабочее состояние нужно было лишь передвинуть маленький рычажок. Я так вдохновилась предстоящей поездкой, что немедленно почувствовала себя здоровой. По крайней мере, ко мне пришла несгибаемая уверенность в том, что уже завтра буду на ногах.

– Симулянтка, – прокомментировал внимательно наблюдавший за мной Антон.

– Нет, что ты, это просто твой наставник настоящий волшебник!

Начальство наблюдало «обмен любезностями» с отеческой, но снисходительной улыбкой.

– Ну что, готовы беседу продолжать? – осведомилось оно наконец. – Ладно, с Мыколой я как-нибудь сам разберусь… Но что вы думаете насчет металлистов?

– А то и думаю, что наши соседи из Слитка что-то химичат у нас прямо под носом, – снова проворчал пожилой друид. – Тоже мне, благородные выискались.

– Просто ты к ним предвзято относишься, – усмехнулся Борис Иванович.

– Согласен, – пожал плечами старый друид. – Но ведь и они раньше на Маню не нападали.

– Так ведь атаковали извне, разве нет? – удивилась я. – Да и магами эти лазутчики были хреновенькими, иначе бы я с ними не справилась…

– Это я и без тебя знаю, – уведомил меня дед. – Но меня беспокоит то, что амулетами их снабдили высочайшего уровня. И магией металла от них разило за версту.

Борис Иванович отрицательно покачал головой.

– Это не наши. Нет среди тех, что в Слитке, мага с таким почерком.

– Но, может, они к кому-то из наших, Заповедных металлистов, направлялись? – не сдавался древесный дед. – Неужто просто так забрались? На Маню посмотреть, себя показать?

– А что им там было надо?

– Да что угодно! Может, они и вовсе не хотели нападать на стража, и не знали о его существовании. А, допустим, хотели амулет этот передать в Слиток. Чтобы там еще сотню таких же наделали.

Маня вздрогнула. На пол посыпались ошметки коры. Антон оглянулся на меня, болезную, пошел подбирать. А я смотрела на старших, и думала. Что такой вот беседой ничего не добьешься. А значит…

– Борис Иванович, а давайте я на разведку схожу, – предложила я. – В Слиток. Элемент соответствующий изучать стану.

Борис Иванович оглядел меня с ног до головы.

– Рано тебе еще, – вынес безапелляционный вердикт он. – Маг из тебя покамест нулевой. Да и известна ты у нас, как защитник Мани.

– Вы меня просто недооцениваете, – не сдавалась я. Хотя в глубине души была полностью согласна с руководством.

– В тебе же почти нет металла, зато дерева хоть отбавляй!

– Вы же сказали, что хотите сделать из меня неповторимого в своем роде специалиста!

– Так сделать специалиста, а не убить! Вот непуганая идиотка! – вконец озверел наставник. Но потом все же взял себя в руки, и абсолютно спокойно произнес: – Одну не пущу. Точка.

Я затравленно оглянулась на друидов в поисках помощи. Никогда не видела свое ненаглядное начальство в ярости. Может, и впрямь, не зря он так распалился-то?

Старший друид пихнул молодого в бок. Тот согласно кивнул:

– Борис Иванович, разрешите, я с нею пойду. Во мне тоже огня хоть отбавляй. Да и драться я умею получше некоторых. Отобьемся, в случае чего.

Начальство осмотрело друида со всех сторон – точно пытался найти в нем серьезный изъян какой. Не нашел. Хмыкнул.

– И чем же ты мотивируешь свое желание?

– Скажу, что катану соратнице подарить хочу, или в компьютере получше разобраться, или… Да мало ли что?

– Только если катану ковать будешь, делай тупую, а то мне уши жалко, – озаботилась я.

– Нет уж! Куй острую, пускай отрежет себе нос, зато соваться, куда не просят, перестанет! Завтра с утра ко мне! Изучать магию искажения пространства! А вам, ребята, – свирепо посмотрел Борис Иванович на притихших друидов, – придется потрудиться. Чтобы уже через час эта избушка вместе с ее обитательницей стояла рядом с моей. Все понятно?

И, вылив в рот полный чайник элитного китайского напитка, исчез.

Вместе с чайником.

***

На следующий день я проснулась ни свет, ни заря. Выпила чашку горячего чаю, чтоб не очень мерзнуть, упаковалась в гортекс, нацепила рюкзак-седло, и припустила бегом по утреннему морозцу. В лес, к Мане!

О, доложу я вам, это было что-то! Маня неслась немыслимым зигзагом среди сосен, я попыталась было уследить за ходом событий, но не смогла. Рыжие деревья вокруг так и мелькали – вот-вот впаяемся, еще чуть-чуть, и… Но в последний момент многоножка неизменно уворачивалась, и прямо по курсу оказывалась новая сосна. Где-то на тысячном дереве я привыкла к тому, что мы удачно вписываемся во все повороты нашей безумной траектории, и расслабилась. А потом и рассмеялась – я «соединилась» с Маней, и поняла, как она движется. Она не уворачивалась от сосен, но общалась с ними. Скользя, приветствовала свою родню. Многоножка распознавала преграды так, как это делают летучие мыши, а потому авария была просто не возможна! Я от радости научилась воспринимать ультразвук не ушами, а всем своим существом.

И когда я, слегка укачанная, но невероятно счастливая, сползла на снег, то пообещала себе, что кататься буду так часто, как позволят обстоятельства и Маня.

– Пока, Маня, – помахала я многоножке на опушке. – Пора мне грызть гранит науки пространственных искажений.

Та, наклонив голову набок, смотрела на меня зелеными очами…

К начальской избушке я подходила с некоторой опаской – уж больно не понравилось мне его вчерашнее настроение. Но, вопреки моим ожиданиям, Борис Иванович был спокоен, весел и голубоглаз.

– Ну-с, приступим, – потирая руки, оптимистично начал он. – Начнем со стояния столбом.

– Я же не на тренировке, – воспротивилась я такому повороту событий.

– Это ничего, – ответило мне начальство. – Для того, чтобы стоять неподвижно, много места не надо. Хочешь знать, для чего стоять? Изволь… Гоша! Манекен принеси мне, пожалуйста!

В комнате появилась огромная кукла, обряженная в длиннополую рубаху. На ей подобных борцы броски отрабатывали. Но только те снаряды были раза в три поменьше…

– Попробуй, сдвинь, – с отеческой улыбкой обратился ко мне Борис Иванович.

Я скептически посмотрела на куклу. Покачала головой. Пнула ее от души.

21
{"b":"11546","o":1}