ЛитМир - Электронная Библиотека

– А где у вас туалет?

Где заведение, мне все же объяснили. Перед тем, как обменялись многозначительными взглядами. На этом уровне, всего один поворот направо, а потом два налево.

– Я же никогда не найду дорогу. Заблужусь, помру с голоду, превращусь в приведение, и буду тут металлистов пугать!

– Ну у тебя и фантазия, – расхохотался «пугливый» металлист. – Не мудрено, что у тебя с металлом не лады. В нашем деле четкость и порядок важен.

Я чуть было не показала ему язык. Но потом спохватилась, пожала плечами, и вышла из лаборатории.

В «заведение» я, понятное дело, не пошла. Ибо не нужно было. Но решила все же отойти на пару поворотов, а потом вернуться обратно. И… заблудилась. Плутала уже минут пять, а нашей лаборатории все не было. Поняв, что потеряла направление, я остановилась, постаралась сосредоточиться на образе друида, и хоть так отыскать ребят.

И тут из-за соседней приоткрытой двери послышался голос:

– А ты уверен, что этому парню можно доверять?

– А почему ты решил, что я ему доверяю?

– А зачем же тогда…?

– Тише, дверь закрой!

Я метнулась за угол, и на всякий случай установила над собой полог невидимости. Этому простейшему трюку домовых меня Гоша еще месяц назад научил, вероятно, в пику хозяину. Замерла, не дыша. Послышался слабый щелчок, дверь закрылась. Я подождала еще пару минут, вызвала к жизни огонек, подкоптила стенку коридора на уровне колена. И только тогда оправилась искать лабораторию. Под пологом, на всякий случай.

***

Я застала парней над кузницей. Похоже, они нашли общий язык – так увлеченно о чем-то беседовали. Я не стала снимать полог – может, услышу что-нибудь интересненькое?

– Так какой, ты говоришь, процент углерода нужен? – спросил Илья.

– Не меньше двух, как всегда, – ответил друид. – Но и не больше.

– Сталь неоднородная?

– Ну да, внутри мягкая, к лезвию прочная.

– Легирующие добавки? Хром исключаем?

– Конечно! Он же хрупкость придает!

– Так в Японии руда всегда только с хромом была. Забыл?

Дальше шло в том же духе. Я оставила спецов общаться по душам, а сама села. Призадумалась. Очнулась я минут через десять от того, что разговор пошел обо мне:

– Где она там бродит? Уж не провалилась ли? – забеспокоился друид.

– А я-то думаю, что же так тихо и спокойно, – отозвался мой новый наставник. – А что, она всегда такая язва?

«Вот ты значит, как!» – подумалось мне. – «Ну-ну… Еще чего скажешь?»

– Да смотря с кем, – пожал плечами Антон. – Со стражем Маней – так сама дружелюбность… Куда она все-таки запропастилась?

– Не съедят ее тут, не переживай. Разве что заплутает и проголодается. Подождем еще минут пять, а потом будем волноваться.

Что же, в разумности ему не откажешь.

Впрочем, я обнаружила себя раньше – как-то не подумала о том, что при включении компьютер издаст характерный завывающий звук.

– А вот и она, – не оборачиваясь, прокомментировал металлюга. – Давно подслушиваешь?

– Фи, как некрасиво! – скривился Антон.

Я все же показала ему язык.

Новый наставник ничем не выразил своего удивления по поводу моего несообразного поведения:

– Что же… Приступаем к обучению.

Я старалась преуспеть в изучении несговорчивого первоэлемента, как могла. Держала железяку перед легкими. Ведь, согласно мировоззрению китайцев, именно там было сосредоточие металла в человеческом организме. Но, судя по всему, жители Поднебесной ошиблись, и в легких все же обитал воздух, а не металл.

Элементалы молчали, и никак на меня не реагировали. Когда я пыталась пользоваться доступной мне магией, я их не ощущала. Когда я пыталась воспользоваться головой, магия исчезала. Через двадцать минут я взмокла. Через сорок у меня опустились руки.

– Не выходит, – грустно констатировала я.

Металлист все это время просидел рядом со мной. Иногда он чуть-чуть подогревал кусок железки, который я держала в руках. Иногда охлаждал. Мне это не помогало.

– Да… Дела… А как у тебя с почвой?

Друид, услышав наши голоса, отошел от кузницы, где пытался совладать с металлом:

– О, она – существо на редкость приземленное.

– Сам ты это слово, – обиделась я. – Тебе бы такие мучения!

– Какие?

– Тихо вы, горячие древесные парни! У меня идея.

– Вся внимание, – буркнула я.

– Представь, что ты что-то, боящееся огня в ожидании ковки.

– Ого! Тут прям садо-мазо какое-то…

– Вот откажусь от тебя, и будет тебе садо-мазо у Николая Петровича, – зловеще пообещал наставник.

Это был сильный аргумент. Я прекратила валять дурака, и постаралась сосредоточиться. Отрешилась от всего. Представила себя, скованной, неподвижной, не хотящей перемен… Боже, как же это было мрачно и тоскливо…

…Очнулась я на полу, вся облитая водой.

– Эй, вы чего?

– А ты чего?

Я вспомнила. Пояснила.

– Да у тебя, мать, клаустрофобия! – подал голос друид.

– Сам ты это слово, – огрызнулась я.

Металлист озадаченно смотрел на меня. Я на него.

– Знаешь что, ступай-ка ты к своему учителю, расскажи ему все, а завтра еще раз в то же время попробуем, – сказал наконец он.

– Да, я пойду, пожалуй… Тем более… – я вспомнила про подслушанный разговор, и про то, что его не мешало бы пересказать Борису Ивановичу.

– Что?

– А, Маньку надо проведать, – соврала я, не моргнув глазом. – Я ей обещала.

Парни только недоуменно переглянулись и пожали плечами.

– Я, пожалуй, с тобой пойду, – озадаченно сказал друид. – А то ты сегодня странная какая-то…

Я ждала, что металлист откажется. Ан нет.

– Да, пойдем, – сказал он. – Заодно со стражем Заповедника познакомлюсь.

Я изобразила на своем лице подобие радости.

– Договорились. Только вам придется подождать меня, пока я не оденусь, я не для леса наряжалась.

– Ладно, встречаемся у твоей избушки через пять минут.

А до меня с опозданием дошло, что я зря впутала в эту историю Маню – вдруг этот металлист и есть тот самый недруг, к амулету имеющий отношение?

Но обещание парням было уже дано, встреча назначена, и, раз уж так вышло, я решила взять с собой седло – покататься в случае положительного исхода дела. А то и, отключив опцию «антивес», двинуть им по башке новому наставничку, если что-то пойдет не так, как надо.

***

На полпути к сосняку Антона перехватил собрат по корпусу – мой друг срочно потребовался в Дереве. Я оглянулась на металлиста – мол, ты не передумал ненароком? Тот кивнул, как ни в чем ни бывало, продолжил путь.

В лесу было очень хорошо. Недавно прошел снегопад, деревья были укутаны снегом. Из-за туч выглянуло солнце, и было понурый лес засиял, заискрился. Там и сям по деревьям сновали белки, я пару раз останавливалась, чтобы на них посмотреть.

А новый наставник все это время молчал, ни слова не вымолвил, и мне это, признаться, не нравилось. В конце концов я престала обращать внимание и на белок, и на снег, но шла вперед, мучимая сомнениями о причастности металлиста к нападению на многоножку.

Конечно, Маня его должна была раскусить, у нее на всякого рода магию нюх. И на авторство волшебных побрякушек тоже – она неоднократно приносила эмпатам-растеряшам потерянные артефакты, и никогда не ошибалась в том, кому какой амулет принадлежал. Вот только мне снова драться придется. И Мане мое «лекарство» может не помочь. Во второй-то раз…

…Металлист Мане понравился. Она внимательно обползла байкера, принюхалась, заглянула в глаза… И неожиданно потерлась основанием уха о его поясницу. Значит, друг! У меня отлегло от сердца – не хватало мне еще с этим парнем сражаться! Он, поди, в два раза меня тяжелее. Да и маг, наверное, не последний. Иначе, почему мне в его наставники выделили?

Жизнь снова расцветала яркими красками.

– Прокатимся?

– На ней, что ли? – не понял металлист.

23
{"b":"11546","o":1}