ЛитМир - Электронная Библиотека

– А на ком же еще? – удивилась я. – Не на мне же!

Я сняла седло-рюкзак, щелкнула рычажком. Илья внимательно следил за моими действиями.

– Дай, я сам прилажу, – неожиданно попросил он.

Я уступила. Человек с техникой на «ты», разберется. Металлист с благоговением взял седло в руки. Провел пальцем по изгибам, бережно прикрепил к Мане. Я молча за ним наблюдала. Если честно, такого отношения к вещам и животным, если это слово применимо к Мане, я от него не ожидала. И вообще Илья на вид был какой-то толстокожий. И косуха эта его, толстый свитер из-под нее торчащий, длинные волосы. Классический байкер, одним словом. Существо грубое, немытое, матом ругающееся.

– Зови меня Илюхой, – повернулся он ко мне.

Такой большой, и такой… открытый в этот момент. Чуть ли не беззащитный.

– Хорошо, давай дружить, – согласилась я, протягивая руку.

– Садись вперед, – великодушно предложил Илья, сжимая мою конечность своей медвежьей лапой.

Мы сели, киса привычно взяла с места в карьер. Скажу честно, ТАК я еще не ездила! К привычным для Мани внезапным поворотам добавились столь же внезапные ускорения, торможения, развороты на сто восемьдесят градусов. От металлиста она этого набралась, что ли? Сначала меня такая манера езды ошеломила. А потом я поняла: металлист каким-то образом умудрялся управлять многоножкой, и мне даже понравилось это вкрапление человеческой логики в привычно спонтанный процесс езды. Я загорелась Илюхиным азартом, принялась отслеживать направление движения…

…Наконец мы остановились.

– Вот это да! – с восхищением произнес металлист за моей спиной. – Это круче, чем на байке!

Все-таки, я не ошиблась – мой новый наставник оказался мотоциклистом.

Да и как мне ошибиться, если ему подобные личности на Воробьевых горах каждые выходные небо коптили, и я изрядно на них в свое время насмотрелась…

– Понравилось?

– А как же! Можно мне еще как-нибудь прийти?

– Ну, Маня-то общественная, да и ты с ней сдружился… – несколько удивилась я вопросу. – Приходи, конечно.

Я слезла с кисы, приняла из рук нового наставника собранное седло. В доказательство моих слов Маня потерлась сперва об меня, потом о металлиста.

– Не, у меня такого чудесного устройства, как у тебя, нет.

– А сам чего не сделаешь? – хитро улыбнулась я.

– Не смогу, к сожалению. Я только по металлу мастер, а Маня железо не примет.

– И деда Макса ты просить не будешь, – уточнила я.

– Так это он сделал? Наслышан о нем… Круто!

– Могу я за тебя попросить.

– Нет, не надо, – решительно отказался металлист. – Во-первых, старый друид нас, металлюг, недолюбливает…

– Ну… Это, безусловно, у него присутствует в характере, – согласилась я. – А во-вторых?

– А во-вторых… – он как-то странно посмотрел на меня. – Во-вторых, достаточно того, что «во-первых».

– Да мне не жалко, вообще-то, – немедленно надулась я. – Не хочешь, не говори.

Я погладила Маню на прощанье, и сердито направилась к выходу из лесу. Больно нужны мне его секреты! Но, сказать честно, мне было обидно. Тоже мне, друг, называется!

Вскоре позади меня раздался топот – меня нагонял металлист.

– Не дуйся, Лиса, – с усилием произнес он.

Я остановилась, глянула на толстокожего наставника хмуро и неприветливо.

– Не сердись! Просто мне порой бывает сложно в себе разобраться, а лишний раз сотрясать воздух я не люблю.

– Ладно, мир, – улыбнулась я.

И мы пошли обратно по тропинке. По пути я, не найдя другой темя для светской беседы, принялась расспрашивать нового наставника об «агентах Смитах» – вдруг ему что-то известно?

Но Илья лишь пожал плечами. И крепко задумался о чем-то своем.

Расстались мы у развилки – он повернул к Слитку, а я направилась к начальству.

– Здравствуй, Лиса! Как прошли занятия? Как Николай Петрович?

– Не знаю. Это садо-мазо меня миновало.

Послышался надрывный кашель.

– Ой, ну нельзя же так с больным человеком, мне смеяться сейчас вредно. Но, однако! Как метко подмечено!

– А что с вами такое? – удивилась я. – Вроде еще вчера вы были здоровы.

– Вот вчера я и был здоров, – проворчал начальник. – Гоша, принеси еще горячительного.

– Одну секунду, – послышался голос домового. – А Лиса тоже будет?

– Глинтвейн будешь?

– Еще бы! Я ззззамерзла. А что же вы за столом сидите, вам в кровать надо…

– Да не, – махнуло рукой начальство. – Ночью в лазарет наведаюсь, с утра буду как новенький. О, спасибо, Гоша. Бери кружку, Лиса. Так что у тебя с наставником-то?

Я пояснила.

– Какой-такой Илья? И где, в таком случае, Николай Петрович?

Я воззрилась на начальство с подозрением: как это, оно, всеведущее, да не в курсе?

– Где Николай Петрович, я не знаю. Одну минуту, – я завозилась, устраиваясь в кресле возле камина. – Сейчас расскажу.

Глинтвейн был выше всяких похвал. Кресло, как всегда, тоже. Доклад получился подробным и гладким.

О том, как мы с друидом сказали пароль, о металлисте-байкере по имени Илья, о лабиринте, лаборатории наставника, куче технических устройств в оной. О моих сногсшибательных способностях к металлу, о совместном походе к Мане, о том, что многоножка не заподозрила в металлисте врага.

– Зато ты заподозрила? – хитро прищурился Борис Иванович.

– Угу, я вообще такая подозрительная во всем, что касается металла, от деда Макса набралась…

– Странно, я никакого Ильи не помню, – задумчиво сказал Борис Иванович. – Но, раз Маня его признала, значит, он, скорее всего, хороший человек. Это все, что ты мне хотела рассказать?

– Да вроде все… – я почесала в затылке. – О! Как же я могла забыть? Самое главное-то я и не рассказала. О туалете!

– А что там с туалетом? – вопросительно уставилось на меня начальство. – В Слитке не хватает сантехников? И тебя прислали ко мне в качестве делегации для выспрашивания помощи неумелым металлистам?

Теперь уже кашляла я – поперхнулась глинтвейном.

– Да нет же! Я заблудилась, и разговор случайно подслушала.

– Стой. Не говори. Просто думай. Понятно. А дальше?

– А дальше они закрыли дверь, и я ничего больше не могла услышать.

– Та-ак, – протянул Борис Иванович. – Надо же, в первый же день ты натолкнулась на что-то подозрительное. Что же, возможно, твоя затея будет иметь какой-то смысл. Так что продолжай посещать занятия.

– А мне плохо там не станет?

– Ты об обмороке? Дай посмотрю… Та-ак… Ну что же, завтра поглядим… И, кстати, приведи мне этого Илью. А то мне интересно, почему это я о таком видном парне, да ничего не знаю… А теперь – марш в Китай! Я в тебе кое-что подправил, пусть на тебя еще мастер Лин поглядит. Глядишь, совместными усилиями мы справимся с твоим неприятием металла.

***

На следующее утро – если утром можно назвать темень непроглядную – меня разбудил стук в окно. Я взглянула на зеркало, в данный момент служившее часами, и некрасиво ругнулась – кого еще нелегкая принесла в такую рань? Полчаса сладкого сна украли!

За дверью оказался новообретенный друг, он же наставник-металлист по совместительству.

– Привет, – чуть смущенно улыбнулся он. – Я боялся опоздать. Слышал, ты спортсменка, комсомолка и забияка. В общем, по утрам бегаешь.

На такого злиться совершенно невозможно.

– Хорошо, я пока оденусь, а ты иди на кухню, чайник поставь, пожалуйста.

– Нет в тебе уважения к наставникам, – покачал головой Илья.

– А в тебе сочувствия к ученикам, – в тон ему ответила я.

И, не слушая возражений, с осознанием собственной правоты скрылась в комнате. Пока я одевалась, раздался новый стук в окно, и в дом вошел друид.

– Вот и хорошо, как раз к чаю, – приветствовал еще одного ученичка Илья.

Да-а… придется Мане сегодня попотеть…

Вредная многоножка, оглядев нашу делегацию, наотрез отказалась слушаться кого бы то ни было, и упилила куда зеленые очи глядят. Остановилась перед избушкой на курьих ножках. Темнота к тому времени отступила, но день еще не настал. В синеватых сумерках домишко выглядел нереально и утрированно-сказочно.

24
{"b":"11546","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
О чем мечтать. Как понять, чего хочешь на самом деле, и как этого добиться
Моя строгая Госпожа
Невеста по приказу
День коронации (сборник)
Уроки мадам Шик. 20 секретов стиля, которые я узнала, пока жила в Париже
Сломленный принц
Кулинарная кругосветка. Любимые рецепты со всего мира
Живи легко!
На самом деле я умная, но живу как дура!